В 1996 году в Ирландии закрылся последний приют Магдалины (эти учреждения также прозвали «прачечными Магдалины»). Это произошло всего 25 лет назад, тогда как сеть этих «воспитательно-исправительных учреждений» просуществовала в стране более 250 лет и оставила за собой множество смертей и травм, затронув тысячи женщин и детей. Эта история вовсе не ушла в прошлое — часть расследований продолжается, а бывшие узницы все еще требуют справедливости.

Изначально миссия приютов Магдалины заключалась в поддержке и реабилитации так называемых падших женщин, однако со временем заведения подобного типа превратились в «религиозные концлагеря» с бесчеловечными порядками. Воспитанницы приютов должны были много и тяжело работать, их буквально отрезали от мира, запрещая свободно общаться друг с другом и заводить друзей, у них забирали личные вещи и облачали в одинаковые грубые одежды, у девушек отбирали детей, а также регулярно подвергали унижениям, избиениям и другим наказаниям.

Долгое время происходящее в приютах не покидало их стен. Страшная правда стала известна широкой общественности лишь в 1990-е годы, когда власти наконец запустили масштабное расследование из-за случайно обнаруженной погрешности с числом смертей воспитанниц.

История возникновения «прачечных Магдалины»

Самое первое учреждение имени Марии Магдалины было основано в 1758 году в Уайтчепеле в Англии, после чего в 1765 году на его основе в Дублине открыли первый женский приют, основательницей которого была филантроп Арабелла Денни.

Первые приюты были созданы по инициативе протестантской церкви, позже они получили одобрение католической церкви. Эти учреждения на протяжении нескольких веков существовали в Великобритании, Австралии, Канаде, Франции и других странах Европы, а также в России. Их наименование отсылало к истории святой Марии Магдалины, которая считается раскаявшейся блудницей и последовательницей Иисуса Христа. Наибольшее распространение приюты получили именно в Ирландии.

Первоначально эти приюты позиционировались как убежища для «падших женщин», где они могут реабилитироваться — искупить грехи честным трудом. Поначалу условия в приютах были вполне приемлемые, они больше напоминали временные убежища — туда прибывали добровольно и не задерживались надолго. Смысл этих учреждений заключался в том, чтобы проститутки и нарушительницы не только получили возможность раскаяться благодаря труду и молитвам, но и научились какому-нибудь делу, чтобы потом не возвращаться к своему прежнему «ремеслу».

«Прачечными Магдалины» они стали называться потому, что в основном девушки занимались стиркой белья для различных учреждений — коммерческих и государственных. Более того, в XX веке правительство Ирландии даже заключало с прачечными контракты на бесплатное обслуживание армии и больниц, но власти не интересовались условиями труда и здоровьем воспитанниц приютов (у этого было и экономическое последствие: например, в 1940-е ряд коммерческих прачечных даже разорились, поскольку армия стала переводить контракты в так называемые институциональные прачечные).

Прачечными Магдалины в Ирландии руководили монашеские ордены и общины: Объединение сестер Пресвятой Девы Марии Милосердия, Сестры милосердия, Религиозные сестры милосердия, Сестры Пресвятой Девы Марии Милосердия Доброго Пастыря.

В Ирландии воспитанницами приютов изначально были исключительно протестантки, но все изменилось в 1922 году, когда Ирландия стала независимой от Великобритании. После этого события руководство над учреждениями Магдалины поручили католической церкви. С этого момента порядок изменился и стал строже.

Кого отправляли в приюты?

Scanned by Eloquence* from Finnegan, F.: Do Penance or Perish. A Study of Magdalen Asylums in Ireland.КРЕДИТ Congrave Press, Ireland, Piltown, Co. Kilkenny (2001). Congrave Press, Ireland, Piltown, Co. Kilkenny

Первое время в приют попадали девушки, которые не сохранили невинность до брака, а также проститутки. Спустя годы в прачечные Магдалины стали отправлять девушек из самых разных слоев общества: матерей-одиночек, неверных жен, жертв изнасилования, женщин с задержками в развитии, преступниц, хулиганок и даже просто невинных девушек, у которых был якобы «слишком соблазнительный вид». Попасть в приют можно было и за самые незначительные проступки, например из-за безбилетного проезда.

Чаще всего их направляли в приюты по требованию членов семьи, священников и врачей. Также есть сведения, что девушек приводили полицейские и соцработники (они также ловили сбежавших). При отсутствии родственника, который бы мог поручиться, воспитанницы могли остаться в приюте на всю жизнь.

Условия жизни в приютах

Исследователи Педагогического колледжа Колумбийского университета описали примерный распорядок дня и условия в приютах, опираясь на рассказы выживших бывших воспитанниц.

В среднем узницы приютов работали в коммерческих прачечных шесть дней в неделю, 52 недели в году. С утра до вечера они были вынуждены трудиться без оплаты и без возможности покинуть это место по своей воле.

«Когда женщины поступали в приюты, им давали новое имя (иногда это было имя святого) или просто номер. Они носили форму, длинные волосы коротко подстригали. День начинался рано, около 6 утра девушки шли на мессу. Во время завтрака кто-то читал вслух Библию, пока другие ели. Когда женщины работали в прачечной, нужно было строго хранить молчание. <…> Рабочий день прерывался молитвой примерно в 12:00, вечером женщины ужинали и ложились спать около 8 часов вечера», — говорится в исследовании.

Согласно итогам расследований, в приютах не нашли подтверждений случаев сексуального насилия, но было установлено, что монахини и священники были жестоки к воспитанницам, применяли силу и психологическое давление, и это было обычным делом в приютах.

«Если девушка ошибалась или отказывалась работать, ее заставляли падать на колени перед монахиней, целовать пол и приносить публичные извинения. Были предусмотрены и другие наказания: изоляция, уменьшение порции еды или требование есть на полу без стула. Многие женщины вспоминали, что монахини носили черный пояс, которым они били женщин, которые разговаривали или отвлекались от работы», — пишут исследователи.

Однако наибольший физический урон девушкам наносила тяжелая работа. В прачечных было «невыносимо жарко» и влажно, кроме того, девушкам приходилось дышать химикатами, занимаясь изнурительным трудом, стирая руки в кровь.

Воспоминания узниц прачечных

A general view of a plaque dedicated to Magdalane Laundry survivors in St Stephens Green in Dublin. (Photo by Niall Carson/PA Images via Getty Images) Niall Carson/PA Images via Getty Images
Мемориальная доска в честь выживших узниц приютов Магдалины парке Сант-Стивенс-Грин в Дублине.

Узницы прачечных Магдалины рассказывают, что условия существования были рабскими, и называют время, проведенное в приютах, «холокостом».

«Я никогда не делала ничего дурного. Я была невинным ребенком, и монахиня [из приюта] сказала мне, что я могу доверить ей свою историю. Оглядываясь назад, я понимаю, какой я была глупой, раз поверила ей. Нас воспитывали в убеждении, что мы можем доверять монахине или священнику, но они сделали много плохого мне и многим людям», — рассказала Би-би-си о жизни в приюте Морин Салливан, которую отправили туда в 12 лет после того, как она подверглась насилию со стороны отчима.

Как вспоминает Салливан, она нередко работала до 9 вечера, а в ее обязанности, помимо работы в прачечной, входило мытье полов, вязание свитеров и изготовление молитвенных четок. «У меня отняли все: мое имя, мои права ребенка, я не могла выходить на улицу и играть с другими детьми, мне вообще нельзя было общаться с другими людьми», — говорит Морин. Два года она провела в приюте в Нью-Россе, затем в Ати и Дублине. Покинуть учреждения Магдалины она смогла в 16 лет.

Другая узница, Марина Гамбольд, наоборот, попала в приют в 16 лет. Ее доставил туда священник, потому что она была сиротой, а ее бабушка уже не могла о ней заботиться.

«Нам приходилось драить коридоры, я плакала от боли в коленях, но целыми днями работала в прачечной, стирала белые халаты и плиссировала вещи», — вспоминает она.

Гамбольд рассказала, как ее наказали, когда однажды она разбила чашку. По ее словам, монахиня на три дня повязала вокруг ее шеи толстую веревку и заставляла девочку есть с пола, а также просить прощения «за то, что подала плохой пример».

Гамбольд также вспомнила, как монахиня в качестве наказания заперла ее на ночь в холоде вместе с другими девушками и она чуть не умерла после этого. Бывшая узница добавила, что когда покинула приют в 19 лет, она уехала из Ирландии в Англию и у нее был нервный срыв. «Я много и горько плакала, особенно когда ощущала одиночество, эта боль так и не ушла», — говорит она.

Газета The Journal приводит воспоминания Фрэнсис. По ее словам, в 9 лет ей приходилось натирать воском пол. Она также рассказала про случай, когда в 15−16 лет она и другая воспитанница приюта бегали по лестнице и включали и выключали свет. Когда монахини застали их за этим занятием, они заставили их дотронуться до электрической панели так, чтобы их ударило током.

Фрэнсис рассказала, что когда девочки писались в постель, монахини хлестали их поясом, клали им на голову испачканную простыню и заставляли молиться.

«Сексуального насилия не было, но были словесные оскорбления, физическое насилие, моральные пытки», — говорит она.

Расследование

A Dublin City Council worker shines a torch over debris on the floor of the corridor in the now derelict Sisters of Our Lady of Charity Magdalene Laundry on Sean McDermott St in Dublin's north inner city on the day of The Irish Government has apologised to the thousands of women locked up in Catholic-run workhouses known as Magdalene laundries between 1922 and 1996. (Photo by Julien Behal/PA Images via Getty Images) Julien Behal/PA Images via Getty Images
Коридор в одной из заброшенных прачечных в северной части Дублина.

Первое крупное расследование было инициировано в 1990-х в Дублине. Как пишет Irish Times, это произошло в 1993 году, когда монашеский орден, руководивший прачечными, решил продать часть своей земли компании по торговле недвижимостью за 1,5 миллиона фунтов стерлингов.

На продаваемой территории располагалось кладбище бывшего приюта. Проблемы возникли, когда во время перезахоронения вместо 133 тел было обнаружено 155. Причем большую часть свидетельств о смерти — 80 — попросту не нашли. Более того, монахини попытались объяснить произошедшее административной ошибкой, после чего быстро кремировали останки.

Кремация не приветствуется в католической Ирландии, и на случай обратили пристальное внимание, разгорелся скандал. Так католические прачечные попали в заголовки газет, журналисты связались с бывшими узницами, которые стали рассказывать о тяжелом опыте и потребовали привлечь к ответственности виновных.

В разгар скандала католическая церковь продолжала хранить молчание, однако ирландское правительство признало факты жестокого обращения с воспитанницами приютов Магдалины.

В 2011 году Комитет ООН против пыток призвал Ирландию провести расследование. По его итогам нашли документы, подтверждающие факт работы в прачечных не менее 14 607 человек. Кроме того, в бумагах зафиксировали 8025 разных причин, из-за которых девушек направляли работать в приютах.

Согласно отчету, труд девушек не оплачивался, однако прачечные при этом получали выгодные государственные контракты. В документе говорилось, что из всех девушек, работавших в прачечных, 10% направили туда семьи, 19% согласились работать там добровольно. Более 2 тысяч женщин оправили в приюты по решению государственных органов.

Половине воспитанниц не было 23 лет, 40% (более 4 тысяч человек) находились в приютах более года, 15% жили там более пяти лет. Кроме того, некоторых отправляли в прачечные больше одного раза. Самой молодой девушке, погибшей в приюте, было 15 лет, а самой пожилой женщине — 95.

Мертвые младенцы

В XX веке в ирландском обществе сурово относились не только к женщинам, у которых были сексуальные связи до или вне брака, но и к незаконнорожденным детям.

Беременные узницы рожали прямо в приютах Магдалины. После этого они возвращались к работе, а младенцев у них забирали. Обычно детей отправляли в государственные или церковные учреждения, где они содержались в ужасных условиях. Ситуация немного улучшилась, когда в 1967 году в стране стало возможным легальное усыновление.

В 2014 году историк Кэтрин Корлис обнаружила на территории бывшего Дома матери и ребенка в Туаме (Туам — город в Ирландии, находится в графстве Голуэй. — Esquire) массовое захоронение младенцев. Выяснилось, что 796 детей умерли в приюте, а похоронили их в камерах бывшего резервуара для сточных вод.

«Многие говорят, что ошибку совершили семьи, бросившие своих дочерей [забеременевших вне брака]. Я согласна с этим. Но не нужно забывать, что эти законы привела в действие церковь, заявив, что секс вне брака — это грех. Причем обвиняли женщин. Не мужчин, которые тоже причастны к этому, а только женщин. Они навязывали эти идеи людям. Они проповедовали это каждое воскресенье, и семьям было стыдно показать на людях беременную дочь. Я обвиняю их в том, что они подвергали женщин немыслимым страданиям и остракизму, когда они беременели вне брака. А потом их дети тоже подвергались остракизму — для меня это преступление», — говорит Корлис.

После пятилетнего расследования правительственная комиссия Ирландии пришла к выводу, что с 1922 по 1998 год в 18 приютах для матерей-одиночек умерло 9 тысяч детей. Это почти каждый шестой ребенок из приютов для матерей-одиночек в Ирландии.

Реакция

A young girl walks past tributes to deceased children at the site of a former Magdalene Laundry on Dublin's Sean McDermott street. Victims of clerical sexual abuse have called on the Pope to deliver a plan of action to tackle child abuse scandals. During his two-day visit to Ireland, Pope Francis begged forgiveness for the crimes of the Church. But campaigners urged him to take that one step further and take concrete action to solve the issue. (Photo by Niall Carson/PA Images via Getty Images) Niall Carson/PA Images via Getty Images
Импровизированный мемориал погибшим детям на месте одной из бывших прачечных в Дублине

Власти Ирландии извинились перед пострадавшими от прачечных Магдалины в 2013 году и открыли компенсационный фонд. При этом компенсации начали выплачивать только в 2018 году, и они до сих пор неполные.

Папа римский принес извинения гражданам Ирландии в 2018 году. «Пусть Господь… даст нам силы, чтобы этого никогда больше не повторилось и чтобы наступила справедливость», — сказал он.

В январе 2021 года премьер-министр Ирландии Микал Мартин лично принес официальные извинения узницам католических прачечных, заявив, что государство их подвело. «Каждая из вас попала в приют из-за чужих ошибок. Никто из вас не сделал ничего плохого и заслуживает лучшего», — сказал он, выступая в палате представителей Ирландии.

На историю приюта Магдалины быстрее отреагировали в культурной среде. В 1997 году вышел документальный фильм «Секс в холодном климате», в котором бывшие невольницы католических прачечных рассказали о психологическом и физическом насилии монахинь и священников.

В 2002 году состоялась примьера художественного фильма Питера Маллана «Сестры Магдалины». Картину хорошо встретили кинокритики, однако создателей драмы также обвиняли в том, что они преуменьшили степень страданий реальных участниц описываемых событий.

В 2003 году был создан проект Justice for Magdalenes, который занимается интересами бывших узниц приютов Магдалины.