T

Дворник из Уфы сфотографировался как модель глянца — и прославился на весь интернет. Как так вышло? Esquire поговорил с автором проекта

16 января фотограф из Уфы Роман Филиппов опубликовал в инстаграме пост, в котором объявил о сборе средств для дворника Юры (Юрия Ветлугина) — инвалида третьей степени, которого мошенники уговорили взять кредиты в банках на сумму более 500 тысяч рублей. Пост он проиллюстрировал фотографиями героя, стилизованными под глянцевую фотосессию. За прошедшие с тех пор пять дней Юрий стал звездой интернета, о нем сняли сюжеты федеральные телеканалы, в комментариях уфимского дворника сравнивают с Мэттью Макконахи, а сочувствующих истории оказалось столько, что удалось не только погасить все его долги, но и собрать деньги на ремонт в квартире. Esquire связался с Романом и узнал, как случился нашумевший фотопроект.

Последние три года я живу в Москве, но из-за локдауна решил на лето вернуться в Уфу — мне надоело сидеть без работы, ну и просто скучно. Приехал в мае — и до сих пор здесь. До переезда в столицу я постоянно выезжал на отдельные съемки в Москву, Питер, Краснодар, Крым и так далее, поэтому толком по соседству с Юрой в сознательном возрасте не жил и общался с ним не так много. Для меня это опыт последних нескольких месяцев.

Я задумывал нашу съемку просто как бытовой проект. Даже не проект: я просто начал фотографировать друга семьи, снимать, как он живет, ездит на работу, завтракает, ходит до остановки, садится в автобус. Никакой большой идеи за этим не было. Но чем дальше я снимал, тем интереснее мне становилось. Так, однажды я в 7 утра поехал на работу с ним и сказал: «Делай то, что ты обычно делаешь». Ходил за ним с фотоаппаратом и снимал все подряд. Уже потом, когда у меня набралась приличная серия простых бытовых фотографий, мне захотелось поставить жирную точку и я предложил Юре сделать красивую студийную фотосессию.

Роман Филиппов

Обычно я снимаю другие вещи. Из отдаленно похожего у меня была документальная съемка о жизни двух вебкам-моделей, с которыми я провел два дня: фотографировал их быт, работу, ездил с ними на озеро. Юру я в общей сложности снимал около пяти дней. Это самая длинная документальная история в моей практике.

Юра сразу согласился на мое предложение — думаю, он просто хотел отвлечься, для него это было приключением. Понимаете, вся его жизнь — это работа и сон. Приставы списывали всю его зарплату и всю пенсию [по инвалидности], поэтому, чтобы хотя бы на что-то жить, он подрабатывал то тут, то там: мыл подъезды, сдавал алюминий, картон — в общем, вертелся как мог. На предложение поучаствовать в студийной фотосъемки Юра отреагировал с еще большим энтузиазмом. Я показал ему фотографии с примерами, ему понравилось. Результат превзошел и его, и мои ожидания: снимки получились настолько лучше, чем я сам себе представлял, что я сам удивился. Ну а результат в плане сбора средств и резонанса — это вообще отдельный разговор.

Кадр со стилизацией под обложку GQ родился из моего недавнего разговора с приятелем: мы обсуждали рейтинги Моргенштерна и его речь на премии «Человек года GQ», которая была копипастом речи Оксимирона, поэтому когда я придумал концепт со стилизацией под обложку глянца, первым в голову мне пришел GQ. Вообще на его месте мог быть любой другой журнал.

Когда я обдумывал съемку в студии, я хотел показать, что... Сейчас попробую объяснить. В общем, я хотел показать, что Юре просто немного не повезло в жизни: он родился не у тех родителей — и они отдали его в детдом, плюс инвалидность, потом его кинули люди с кредитами. А если бы ему повезло чуть-чуть больше, он с его данными, с его лицом вполне мог бы оказаться на обложке Esquire, GQ и других глянцевых журналов. Никто бы не удивился, потому что он выглядит как герой такого журнала. Чем больше я его снимал, в том числе портреты, тем больше видел, что он очень эффектный, фактурный мужчина. А когда я выложил в инстаграм кадр, где он выходит из душа, все и вовсе начали сравнивать его с Мэттью Макконахи, с Кристианом Бейлом в «Машинисте». Он очень хорош собой.



Выносы на обложке («Как выжить? Когда приставы списывают пенсию по инвалидности», «Прожиточный минимум — 11 653 рубля — придумали чиновники, чтобы показать свой мини-ум?», «Максимальное количество подработок при 6-часовом сне — эти и другие советы по выживанию в эксклюзивном интервью нашему журналу». — Esquire) я сделал такими, потому что меня возмутила история с пенсией по инвалидности. Приставы списывали ее целиком. Мне это сразу показалось странным, а после выхода проекта мне в комментариях постоянно пишут, что это вообще незаконно. Причем пенсия и так около 6 тысяч рублей, зарплата плюс-минус получается еще 25 тысяч — и все это забирали приставы.

Идея со сбором средств пришла мне уже в конце проекта. Но я не ожидал, конечно, что мы соберем так много денег. Думал, ну, мои подписчики, может, переведут что-то: на меня были подписаны 25 тысяч человек на тот момент — какая-никакая аудитория, про пользователей Pikaboo тоже думал, но все оказалось намного масштабнее.

Многим со стороны кажется, что я снял какой-то скандальный проект, что я хочу рассказать, как сложно в России живется людям. Но поймите, я снимал конкретного человека. Это не история про всех дворников, это история про моего друга детства и о том, как он живет.

Когда проект вдруг начали обсуждать все, мне лично позвонил мэр Уфы — обещал приехать. Так и не приехал, но направил дальше по нисходящей указы — сегодня уже приходили от управляющей компании, делали замеры: они будут помогать с ремонтом. То есть ЖЭО предоставила работников бесплатно, а мы купим на собранные деньги материалы.

Я видел статьи в СМИ и комментарии, в которых намекают, что я собираю деньги не для Юрия, а для себя и своих родственников. Смотрите, Юра живет в двухкомнатной коммунальной квартире. Свою комнату он получил от государства с помощью моей тети и бабушки: бабушка, которая стала его крестной, лично ходила с ним по всем инстанциям, выбивала эту комнату. То есть до знакомства с ними у него вообще ничего не было, он был как бомж. Была только прописка без права проживания, где его никто не ждал. Как только он комнату получил, он ее два или три раза переписывал на «хороших людей», и моя тетя каждый раз ходила в суд и переписывала ее обратно на Юру. На второй и третий раз они начали с судьей обсуждать, что можно сделать, если Юра [из-за инвалидности] не может контролировать такие вещи и всем отписывает свою собственность. Как сделать так, чтобы у него не было возможности подарить свою комнату? В итоге моя тетя взяла ипотеку на вторую комнату в квартире, а она как бы тоже миллионов не зарабатывает — преподает в колледже, но все равно купила вторую комнату в кредит. И так как теперь тетя — собственник второй комнаты, то и с первой комнатой ничего нельзя сделать без ее согласия.

Что касается суммы: мы действительно собрали больше, чем нужно, в два с лишним раза. Я отдал под это дело одну свою карту Сбербанка, и туда в конечном итоге упало около 900 тысяч. Деньги продолжали поступать даже тогда, когда я написал, что нужная сумма (около 500 тысяч) собрана. Я все выкладываю в инстаграм, скоро Юра пойдет в банки, которые выдали ему кредит, и возьмет справки об отсутствии задолженностей — их мы тоже выложим. Остальные деньги пойдут на ремонт, материалы для которого нам только предстоит закупить, так что мы еще не все посчитали. Только 10 тысяч рублей из всей суммы одна женщина перевела лично мне с отдельным комментарием и благодарностью. Ну и моей бабушке Юра захотел сделать подарок — у нее день рождения 9 февраля (так как это подарок-сюрприз, Роман попросил не указывать в материале, что именно купил Юрий, но предоставил редакции Esquire подтверждение, что стоимость подарка составляет около 13 тысяч рублей. — Esquire).

Кто-то все равно не верит, конечно. Но мне, если честно, не хочется даже на это время тратить. Все подтверждения я выкладываю. Для меня самое важное — что мы собрали для Юры необходимую сумму.

И еще очень надеюсь, что смогу свозить Юру в Москву. Это его мечта — он никогда там не был.

Один из самых необычных выпусков Esquire за всю 15-летнюю историю — номер с Василием Ильиным, пенсионером из деревни Рышково Курской области, которого снял для обложки знаменитый американский фотограф Мартин Шоллер, известный своими гиперреалистичными портретами знаменитостей и политиков — от Джорджа Клуни до Ангелы Меркель. Как простой пенсионер оказался в Нью-Йорке и стал героем кино, а также о том, как создавались правила жизни других никому не известных россиян, рассказывают продюсер Катя Каган, редактор Михаил Казиник и фоторедактор Катя Фурцева.

{"width":1290,"column_width":89,"columns_n":12,"gutter":20,"line":20}
default
true
960
1290
false
false
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}