Спустя полгода после ареста по обвинению в госизмене бывшего корреспондента «Коммерсанта» и «Ведомостей», советника главы «Роскосмоса» Ивана Сафронова никто из следственной группы не разъяснил ему суть предъявленных обвинений. Об этом Сафронов сообщил «Коммерсанту» из СИЗО «Лефортово».

«Говорят, что в 2017 году я совершил преступление, но не говорят, что именно я сделал, — предлагают вспомнить. Я три месяца занимался самокопательством, но никаких преступлений так и не вспомнил. Ну и вишенка на торте: как только я прошу ознакомить меня хоть с какими-то материалами, чтобы понять, о чем идет речь, следователь квалифицирует это как попытку выведать объем собранных ФСБ материалов», — рассказал журналист.

По словам Сафронова, ФСБ считает, что его «завербовал» журналист из Чехии Мартин Лариш, который ранее жил и работал в Москве, а потом вернулся на родину. Сафронов подтверждает, что познакомился с ним в 2010 году и с тех пор поддерживал приятельские отношения. Лариш же ранее отрицал свою связь со спецслужбами.

«О том, что мой приятель — кадровый разведчик, а сам я «нашпионил» в пользу какого-то там управления, я узнал только из постановления о возбуждении уголовного дела», — говорит Сафронов, отмечая, что следователи так и не показывают ему тексты, вокруг которых строится обвинение.

«Что произошло на самом деле? Я писал тексты как журналист, направлял их своему коллеге-журналисту. А теперь мне говорят, что обвинение не связано с журналистской деятельностью», — отмечает он.

Журналист уверен, что его держат в СИЗО с целью психологического давления, чтобы «сломать и получить признательные показания». Тем не менее Сафронов, считая себя оптимистом, верит в лучшее. И не собирается признаваться в том, чего не делал: «Если бы понимал, что сделал что-то плохое, то признался бы сам».

Иван Сафронов находится под стражей по делу о госизмене с 7 июля 2020 года. По версии следствия, он передал чешской разведке секретные сведения, связанные с военно-техническим сотрудничеством России в Африке и действиями российских военных на Ближнем Востоке. Сафронов свою вину не признает и настаивает, что уголовное преследование связано с его журналистской деятельностью.

Вы следите за делом Сафронова?
Да
0%
Нет
0%