Внимание, спойлеры!

Бран Старк - Король Ночи? Отвечает Айзек Хэмпстед-Райт
Далее Бран Старк — Король Ночи? Отвечает Айзек Хэмпстед-Райт
Финальная серия «Игры престолов»: Таргариенов много не бывает
Далее Финальная серия «Игры престолов»: Таргариенов много не бывает

Когда вы заставляете фанатов ждать нового сезона не год, а полтора, то вы просто обязаны начать его с чего-нибудь эдакого. Чтобы разгон с 0 до 100 занимал ну никак не больше 10 секунд. Авторы «Игры престолов» это понимают, поэтому первая сцена первой серии седьмого сезона — это огонь. Арья Старк, как мы помним, завершила шестой сезон, сначала накормив Уолдера Фрея пирогами с мясом его сыновей, а затем — перерезав ему горло. Так она отомстила старому и подлому Уолдеру за Красную свадьбу и смерть своих матери и брата. Но месть ее была бы не полной без мести остальным членам семейства. Собственно с этого сезон и начинается — «зима пришла в дом Фреев».

Остаток серии «Драконий камень» (Dragonstone) уже чуть более медитативный и спокойный, и это логично. Понятно, что многим нетерпеливым поклонникам хочется бесконечной движухи, чтобы драконы летели, рыцари скакали и обнаженные женщины бегали из одного угла экрана в другой. Но в логике сложносочиненного сериала с огромным количеством персонажей начинать сезон после длительного перерыва сразу с экшна было бы неправильно. Нам, зрителям, нужно не только напомнить где, кто и с кем (Серсея и Джейме в Королевской гавани, Джон, Санса и Мизинец — в Винтерфелле, Король ночи и его белые ходоки — по ту сторону стены, а Брэндон Старк — уже по эту, ну и наконец Дейнерис, Тирион, Варис и драконы — они высадились в родном замке королевы, на острове Драконий камень), но и заново вспомнить, за что мы любим или ненавидим всех этих персонажей. Поэтому первую серию мы проводим с ними в относительном спокойствии, выясняя их дальнейшие планы. И это, надо сказать, местами куда более увлекательно, чем масштабные сражения, так как дает нам возможность понять, в какую сторону будут развиваться отношения героев, кто с кем будет воевать и дружить, кто из злодеев покажет человеческую сторону, а кто из положительных персонажей проявит жестокость и коварство.

Взять хотя бы военный совет в Винтерфелле. Джон Сноу — Король Севера, и как признанный лидер он планирует грядущие битвы и раздает указания. Но еще в шестом сезоне было понятно, что Санса Старк не до конца согласна с таким положением дел. Джон в ее глазах — бастард (это мы с вами знаем, что он на самом деле сын Лианы Старк и Рейгара Таргариена, племянник Дейнерис и вполне себе законный претендент не только на трон Севера, но и на Железный престол), а она — дочь лорда Старка. Мизинец, который всегда рядом и всегда плетет интриги, это обстоятельство уже заметил и точно приложит все усилия, чтобы рассорить Сансу и Джона. Первое их публичное столкновение нам уже показали: «ты хочешь, чтобы те, кто поддерживал тебя, остались без награды, а те, кто воевал с тобой — без наказания», - обвиняет Джона Санса. Тут, простите, сложно удержаться и не вспомнить аналогичный эпизод из книжки Михаила Зыгаря «Вся кремлевская рать». Там, если помните, примерно с такими же обвинениями против Путина выступал покойный Березовский. Ну, да речь не об этом. Эта незначительная сцена — предвестник больших потрясений, которые могут нас ждать в будущих сериях. И таких потенциальных конфликтов в сериале сейчас множество. Самый очевидный — у Серсеи и Джейме Старший Ланнистер отнюдь не в восторге от всего, что сделала его сестра в Королевской гавани. Он понимает, что положение семьи крайне шаткое и династии может не получиться, потому что всех скоро убьют. Кстати, когда Серсея перечисляла своих врагов, она забыла упомянуть Железный банк, а ведь оттуда точно скоро приплывут за деньгами — Ланнистеры должны Банку огромную сумму, а рассчитывать на поддержку дома Тирелл теперь, после убийства Маргери, уже никак не приходится. Джейме не понимает и боится сестру, и он, также как и мы, подозревает, что со смертью Томмена Серсея может стать настоящим чудовищем, ведь ее сильные материнские чувства были на протяжении шести сезонов, единственными положительными чертами. А теперь что?

В «Игре престолов» никогда не бывает случайных сцен или случайных персонажей. Собственно в этом одна из причин такой невероятной глобальной популярности сериала: здесь бесконечно много маленьких деталей, на которые надо непременно обращать внимание, потому что они могут в дальнейшем сыграть важную роль в истории. Дэвид Бениофф и Д.Б. Уайсс шесть лет развешивали по стенам ружья — и вот сейчас они начнут стрелять. Наблюдать за этим и подмечать детали — это отдельное удовольствие.

Например, много времени в первой серии уделено, казалось бы, не самым важным сценам с Псом и Арьей. Вот Пес вместе с Бериком Дондаррионом и Торосом едут через зимний Север и ведут философские беседы. А вот Арья встречает группу солдат дома Ланнистеров (камео певца Эда Ширана, которого, я надеюсь, в следующей серии жестоко убьют, иначе зачем это все). Почему нам это важно? Потому, что для Пса и Арьи эти сцены — перевернутое отражение истории из четвертого сезона, когда Пес ограбил фермера и обрек его на голодную смерть (точнее, на убийство и самоубийство). Так вот, в четвертом сезоне Арья была доброй девочкой, преисполненной жалости, а Пес — циничным убийцей с дарвиновской логикой. Прошло два сезона, и вот Арья без малейших угрызений совести разом убивает человек пятьдесят, а Пес — хоронит фермера и его дочку.

В седьмом сезоне будет всего семь серий (в отличие от обычных десяти), и это значит, что в следующем эпизоде событий будет уже значительно больше. Собственно, именно на это намекает последняя сцена серии, когда Дейнерис, стоя за столом Станниса Баратеона, говорит: «Начнем, пожалуй?». Ну да, начнем, конечно. У Дени огромный флот, две армии и три дракона. С таким войском уже правда пора начинать завоевывать Вестерос.