Ежегодный фестиваль «Архстояние 2017» пройдет в деревне Никола-Ленивец Калужской области с 21 по 23 июня. В этом году темой мероприятия стал вопрос «Как жить?», на который художники и архитекторы попытались ответить своими ландшафтными проектами. Если вы решите посмотреть на «Виллу» Бродского, «Кибитку» Муравицкого и «Дом с люстрой» архитектурного бюро «Хвоя», не поленитесь отыскать объекты других лет, до которых большинство посетителей не доходят — все они затеряны в лесу.

Как провести Хэллоуин: рассказывает Хайди Клум
Далее Как провести Хэллоуин: рассказывает Хайди Клум
«Против всех, да не всех!». Иван Ургант спародировал предвыборный ролик Ксении Собчак
Далее «Против всех, да не всех!». Иван Ургант спародировал предвыборный ролик Ксении Собчак

1. Без названия — Александр Бродский (2006 год)

Деревянная кроватка за изгородью стоит на склоне холма над рекой Угрой. От посетителей ее скрывает высокая трава, поэтому найти ее сложнее, чем расположенный неподалеку популярный Маяк. Хотя объект создали почти десять лет назад, во время первого «Архстояния», он сохранился почти в идеальном состоянии — может, как раз потому, что немногим удалось на нем полежать.

Александр Бродский:

«Объект «Без названия» — это деревянная кроватка с оградой и подушкой (тоже из дерева) недалеко от деревенского кладбища. На ней можно лежать и наслаждаться видом. Находят ее не сразу — именно так и было задумано. Я искал место, не бросающееся в глаза, где можно было бы тихо и спокойно созерцать природу. Со временем ограду покрасили в серебристый цвет, хотя изначально и кровать, и ограда должны быть небесно-голубыми. Если бы мог, то перекрасил бы все снова в один цвет».

2. АРХПоляна — Анна Щетинина (2006 год)

Вопреки названию, проект находится не на поляне, а в березовой роще. Анна Щетинина создала площадку для других художественных работ, которая стала самостоятельным арт-объектом. Если посмотреть на нее сверху, то экспозиция похожа на ромашку. На восьми ее «лепестках» представлены лучшие работы студентов-архитекторов, а в центре стоит стол, сквозь который прорастают молодые деверья.

Анна Щетинина:

«Этот объект был создан в 2006 году на первом Архстоянии. Его функционал — принятие людей, идущих по заданному маршруту, поэтому было выбрано это место. По композиции это ромашка. В течение нескольких лет на месте лепестков была сменная экспозиция студенческих художественных работ, которые впоследствии становились объектами Архстояния (Паблик-Арт). Центральная деталь композиции — огромный деревянный стол, предназначенный для неформального общения и заседаний жюри-конкурса. Стол воспринимается не как обычный предмет мебели, а как арт-объект, полноценный коммуникативный инструмент, сближающий людей и организующий их общение. Молодые березки, пронзающие столешницу, символизируют всепобеждающую силу природы».

3. Мостки — Дмитрий Гутов (2010 год)

Если посмотреть на этот протянутый через болото деревянный мост сверху, то можно прочитать выведенное курсивом слово «Тонко». Экспозиция скрывается за высокой порослью и ведет в лес, поэтому добраться до нее получается далеко не у всех. Созданный в дикой природе — среди полчищ комаров и бобровых хаток — проект со временем неизбежно сгниет и рухнет, поэтому желающим увидеть его стоит поторопиться. Сейчас мостки частично разрушены, и ходить по ним небезопасно, но это не мешает любоваться арт-объектом и прилегающей территорией — хотя полностью оценить его можно только с высоты.

Дмитрий Гутов:

«Гуляя по живописным окрестностям Николы-Ленивца я обнаружил болото, разделявшее две большие поляны. Тогда, 2010 году, на обеих планировались всевозможные мероприятия. Мне пришла мысль соединить их мостками, чтобы люди могли передвигаться с одной площадки на другую, не делая огромный крюк.

Тема мостков и движущихся поверхностей мне уже была близка — в 1994 году я сделал инсталляцию «Над черной грязью».

В «Мостках» я решил сделать сильно искривленную тропинку, метров 500 в длину, висящую над болотом, но так, чтобы она точно воспроизводила рукописное слово «тонко». Написание я извлек из карандашных пометок на полях книги Дидро, сделанных моим любимым мыслителем Михаилом Лифшицем.

Конечно, слово читается только с большой высоты. Мне кажется, почерк Лифшица воспроизведено довольно точно».

4. Геомантика и уранография (Как и зачем целовать жабу) — Сергей де Рокамболь, Анна Николаева (2010 год)

Совсем недалеко от «Мостков» находится один из самых таинственных объектов Николы-Ленивца. На большой поляне художники выложили камнями три лабиринта и выжгли шесть кострищ. Экспозиция интерпретирует реально существующую зодиакальную систему и расположена геомантическим знаком conjuctio, что означает «соединение».

Сергей де Рокамболь:

Два одинаковых лабиринта — семивитковые — считаются классическими и символизируют мужское и женское начало. Третий и самый большой лабирит сделан по схеме шартрского — того самого, который украшает пол знаменитого собора (ссылка) и символизирует путь верующего к Богу.

Про лабиринты можно написать целые библиотеки, но лучше по ним прогуливаться, отключив ментальную тарахтелку. И неожиданно могут возникать интуитивные озарения, неожиданные путешествия в неизвестные аспекты мира.

5. Падение в колодец (Вавилонская яма-3) — Группа «Вавилонская яма» (2010 год)

«Вавилонская яма» — пожизненный ленд-арт одноименной художественной группы — уже четвертый по счету в Никола-Ленивце. Здесь художники выкопали неглубокую яму-спираль — человек мог идти по ней, словно спускаясь к недрам земли и переживая «падение в колодец». Раньше на дне лежали лопата и ведро — на случай, если посетитель захочет продолжить копать воронку. Правда, сейчас арт-объект почти сравнялся с землей и его едва можно различить среди деревьев и травы.

Группа «Вавилонская яма»:

«Проект для фестиваля «Архстояние», озаглавленный «Падение в колодец», значительно меньше [других «Вавилонских ям"] и рассчитан для индивидуального посещения. Это медитативное погружение человека не столько в глубь земли, сколько внутрь самого себя, возвращение к себе через шоковую ситуацию неожиданного прерывания пути, «падения в колодец». Подобный опыт внутреннего шока, полного изменения внутреннего самосознания, включает в себя также и смерть, как переход из одного состояния в другое. В символическом плане каждый в своей жизни хоть раз испытывает падение. Можно сказать, что из спирали он выходит уже изменившимся. Он может осознать это не сразу, но ретроспективно, с течением времени. Вавилонская яма продолжает функционировать в его сознании. Таков авторский замысел».