В тексте содержатся спойлеры!

Бран Старк - Король Ночи? Отвечает Айзек Хэмпстед-Райт
Далее Бран Старк — Король Ночи? Отвечает Айзек Хэмпстед-Райт
Финальная серия «Игры престолов»: Таргариенов много не бывает
Далее Финальная серия «Игры престолов»: Таргариенов много не бывает

Многие годы «Игру престолов» ругали за мизогинию. Практически ни один англоязычный текст не обходился без дежурных стенаний автора (или авторки?) на то, что в сериале все время бессмысленно обижают и унижают женщин, что это сплошная эксплуатация и бесконечная обнаженка с непременной объективацией. То есть как к мясу относятся к женским персонажам. Авторы, к чести своей, практически не оправдывались. И правильно делали, потому что сейчас, на седьмом сезоне, можно уверенно сказать, что «Игра престолов» — это самый продвинутый и самый женский (в смысле качественного феминизма) сериал на сегодня.

Женские персонажи в «Игре престолов» развивались строго с сериальной скоростью — через страшные испытания, превращаясь в сложных и сильных героинь. Если перечислить главных персонажей сериала сегодня, то, за исключением Джона Сноу и Короля Ночи, практически все важные люди Вестероса — женщины. Дейнерис, Серсея, Санса, Арья, Королева шипов (Оленна Тирелл), Мелисандра, Яра Грейджой, Бриенна и даже Миссандея (которая в этом сезоне действует уже как совсем самостоятельный персонаж). Если мужчин и пускают к делам, то только под чутким женским руководством — Тирион и Джейме. Для вселенной сериала это на самом деле не новость, еще в прошлом сезоне стало понятно, что мир «Игры престолов» — это в первую очередь мир умных, сильных и хитрых женщин, а не мужиков с мечами. Но лишь сейчас авторы сериала это признали публично: в разговоре Королевы Шипов и Дейнерис, леди Оллена прямо говорит: «Я знала много умных мужчин и я пережила их всех только потому, что игнорировала их советы».

И в ее словах есть резон. Во втором эпизоде Дейнерис следует совету Тириона, и результаты оказываются для нее катастрофическими. Да, Ланнистер придумал очень хитрый и правильный план — брать Королевскую гавань силами местных союзников, а не заморских наемников. Правильность его суждений подтверждает пламенная речь Серсеи, вся выстроенная вокруг тезиса «не пяди родной земли иностранным врагам». Но в результате именно Тирион получается виноватым в том, что в финале Дейнерис лишается флота. Если вы внимательно смотрели на карты Вестероса, которых в сериале сейчас более чем достаточно, то вы понимаете, что, отправив корабли в Дорн, Тирион фактически отдал их на растерзание Эурону Грейджою, чья флотилия как раз выходила из Королевской гавани. Так что, быть может, леди Оллена и была права — правильнее было бы посылать драконов.

Возвращаясь на минутку к теме феминизма. Прогрессивная американская пресса уже похвалила последнюю серию за любовную линию Миссандеи и Серого червя. Например, автор The Verge назвал ее «первой с апреля 2013 сценой романтического секса в «Игре престолов», где секс случается по взаимному согласию». Если задуматься, так ведь чистая правда. В последний раз это было в третьем сезоне — между Джоном Сноу и Игритт. Так же как и Джон Сноу (правда, ему это объяснила Игритт), Серый червь знает, что секс может быть удовольствием не только для мужчины, но и для женщины, и это прогрессивно и правильно. Вообще отношения бесстрашного воина и красавицы Миссандеи уже несколько сезонов являются для нас такой отдушиной с настоящей романтикой и искренними, трогательными человеческими отношениями. С другой стороны, «Игра престолов» не была бы «Игрой престолов» если бы красота этой сцены не уравновешивалась событиями в Цитадели, где Сэм отковыривает гнойные наросты с тела Джораха Мормонта.

Если задуматься, так ведь чистая правда. Именно сцена секса Джона Сноу и Игритт в третьем сезоне и была последним разом, когда любовная сцена в сериале не была изнасилованием, сексом без любви или сексом из корыстного интереса.

Давайте, кстати, поговорим про линию Сэм-Джорах. В ней, кажется, скрывается намек на довольно глобальные события, которых можно ждать в дальнейших сериях. Уже понятно, что в третьей серии Джон Сноу встретится с Дейнерис. И уже сейчас можно предположить, что встреча пройдет совсем не так приятно, как бы нам всем хотелось. Во‑первых, Дейнерис гордая и своенравная. Она велит Тириону написать в письме Джону, что его не просто приглашают на Драконий камень, его приглашают преклонить колени перед законной королевой Вестероса. Как именно у Джона Сноу, короля Севера, обстоят дела с преклонением колен, мы с вами знаем. И дело тут даже не столько в гордости — Сноу учится быть королем, а значит, учитывать интересы своих союзников, за которых во второй серии сказал один из северных лордов: нельзя доверять Таргариену. Это особенно смешно, учитывая, что Джон Сноу как раз Таргариен (просто об этом никто, кроме Брана Старка, пока не знает).

Так вот, если сейчас отношения Джона Сноу и Дейнерис не заладятся, то помочь своим лидерам могут именно Сэм и Джорах. Джон доверяет Сэму, а Дейнерис, при всей обиде на рыцаря печальной френдзоны, все-таки знает его давно и к совету может прислушаться. Кроме всего прочего, такого развития событий требует и внутренняя логика сериала, которая ну никак не может позволить двум настолько сильным героям сразу и легко договориться.

Важно также понимать, почему именно Сэм так рвется помочь несчастному Мормонту. Данное в сериале объяснение (он знал его отца) работает, но только для зрителей, которые точно помнят события всех предыдущих сезонов. Сэм не просто знал отца сэра Джораха — командира ночной стражи Джиора Мормонта. Он любил его. Старший Мормонт хорошо относился к толстому Сэму и, что самое важное, спас ему жизнь во время стычки с белыми ходоками. И поэтому логично, что Сэм готов рискнуть своей жизнью и карьерой, чтобы помочь сыну своего спасителя.

Неожиданно важным персонажем в сериале стал отец Сэма — лорд Рендилл Тарли. Я был искренне уверен, что свою сюжетную роль старший Тарли успешно исполнил в предыдущем сезоне (обязательная часть процесса становления героя — преодолеть страх перед жестоким отцом), ан нет. Рендилла мы увидим в новом сезоне еще не раз. Его разговор с Джейме Ланнистером — один из самых насыщенных и интересных диалогов серии. Не по содержанию даже, а скорее по тому, как много раскрывается в этом разговоре через манеру поведения обоих его участников. Ведь по сути этот разговор для Джейме — страшное унижение. Он умоляет лорда Тарли встать на защиту дома Ланнистеров. Дважды пытается его подкупить — сначала должностью главнокомандующего, а потом обещанием отдать дому Тарли контроль над Югом. Более того, он безропотно сносит завуалированные оскорбления, которыми награждает его Рендилл. То есть главным выводом этой сцены является то, что Джейме понимает: дела Ланнистеров гораздо хуже, чем кажется Серсее. Ну и нельзя не отметить, как точно он выбирает аргументацию. Из прошлого сезона мы знаем, как сильно старший Тарли ненавидит всех «нелюдей», к которым, в его представлении, относятся и одичалые, и дотракийцы и даже Безупречные.

Серсея же во второй серии максимально уверенна в себе. Да, положение сложное, но мы выстоим. Даже драконам есть что противопоставить. Злой гений Квиберн демонстрирует королеве специальный анти-драконий арбалет. Такое средневековое средство ПВО. Королева в восхищении — арбалет, действительно, пробивает драконий череп с легкостью. Только на месте Серсеи я бы подумал о другом обстоятельстве. В дракона ведь еще попасть надо, он же не будет на месте стоять. Из фильма «Хоббит», где аналогичное приспособление использовалось для борьбы со Смаугом, мы знаем, что попасть в летающего дракона совсем не простое занятие.

Неожиданным образом в новой серии очень много отсылок именно к первому сезону. Например разговор Мизинца с Джоном Сноу. Может быть, Джон по рождению и Таргариен, но по характеру он чистый Старк. Такая же сцена с таким же финалом была у Неда Старка в первом сезоне. Он тоже пытался тогда придушить Мизинца, и мы все знаем, чем это для него закончилось. В этом смысле Джон очень зря оставляет Мизинца наедине с Сансой. Ничего хорошего из этого выйти не может.

Вторая значимая отсылка была в самой душераздирающей сцене эпизода: встрече Арьи со своим лютоволком Нимерией. «Это не ты», — говорит Арья отвернувшемуся от нее зверю. Вспоминая тем самым свою сцену разговора с отцом. Тогда Нед пытался убедить ее в том, что надо быть девочкой: платья, мечты о замужестве, вот это все. «Это не я», — ответила ему тогда Арья. Это официальное объяснение, которое дано в разборе эпизода, вышедшем на канале HBO. Но мне кажется, что у этой сцены есть и другое объяснение. Нимерия не узнает в обновленной Арье свою хозяйку. Да, она узнает внешность и запах, но ее Арья не шутила про пирожки с человечиной и не убивала людей. Так что «Это не ты», как мне кажется, это слова Нимерии, вложенные в уста Арьи Старк. И тут с лютоволком особенно и не поспоришь.