Ровно 33 года назад, 15 мая 1988 года, через месяц после подписания так называемых Женевских соглашений о политическом урегулировании вокруг Демократической республики Афганистан, начался вывод Советской армии из этой страны. Соглашения символизировали начало мирного процесса между двумя государствами: с одной стороны Афганистан, с другой — Пакистан. Политическими гарантами мирного процесса выступили Советский Союз (с нашей стороны соглашения подписали генеральный секретарь Михаил Горбачев и министр иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе) и Соединенные Штаты Америки. Главной задачей договора было, впрочем, отнюдь не мирное урегулирование и отношения между афганцами и пакистанцами, а полный вывод Ограниченного контингента советских войск в Афганистане после десяти лет военной кампании.

Официальные причины, побудившие Советский Союз войти в традиционно дружественный Афганистан (достаточно вспомнить, что первыми молодое советское государство на международной арене признали именно афганцы) в декабре 1979 года, сегодня назвали бы откровенно надуманными: советские войска вошли в страну, отвечая на «призыв братского народа для выполнения своего интернационального долга по защите революционных завоеваний молодой афганской республики». За год до этого афганские социалисты из партийных фракций «Хальк» («Народ») и «Парчам» («Знамя») совершили госпереворот, свергнув в целом лояльного СССР премьер-министра Дауда, пришедшего к власти в 1973 году после низложения своего брата — афганского короля Мухаммеда Захир-шаха.

Фактически СССР пришел на афганскую территорию по официальному приглашению нового самопровозглашенного президента Хафизуллы Амина, который в течение 1979 года забрасывал Политбюро СССР алармистскими просьбами о военной и советнической помощи для того, чтобы задушить действующую с 1978 года вооруженную оппозицию, активизировавшуюся на фоне в целом провальных реформ последних пяти лет.

Публично советская медиамашина «продавала» мировому сообществу ввод войск как ответ на намерение американцев разместить в стране ракеты средней дальности с ядерными боеголовками.

Выступление народного артиста РСФСР Иосифа Кобзона в Кабуле, 1980 год РИА Новости
Выступление народного артиста РСФСР Иосифа Кобзона в Кабуле, 1980 год

Но неформально в советском Политбюро рассуждали так: в Афганистане начиналась гражданская война, которая имела все шансы перекинуться на советские среднеазиатские республики, — в начале 1979 года в повышенную боевую готовность были приведены даже советские воздушно-десантные войска с задачами десантироваться при необходимости на афганскую территорию. Тем более что «Главный Противник» (так в советских «специальных» документах того периода обозначали США) уже в 1978 году начинал активно снабжать оружием лоялистов свергнутого пятью годами ранее короля. До поставок тяжелого вооружения еще не дошло, но китайское стрелковое оружие через пакистанских союзников американцы исправно поставляли. Афганская ситуация деградировала настолько стремительно, что даже бескомпромиссный и влиятельный министр иностранных дел СССР Андрей Громыко, до этого называвший Афганистан «южной Финляндией» (намекая на бесконфликтность и спокойствие в этой стране), на заседаниях советского руководства недоуменно вопрошал: «А что нам от этих теперь ждать?»

Для «Главного Противника» ввод советских войск в Афганистан стал хоть и ожидаемым, но приятным подарком. Советник президента Картера, Збигнев Бжезинский признавал в своих поздних интервью, что хотя американцы и не подталкивали СССР к вводу войск, но всячески провоцировали на жесткие действия. Когда передовые советские соединения высадились в Кабуле, Бжезинский направил Картеру меморандум, в преамбуле которого окрестил Афганистан «Советским Вьетнамом» и предложил многократно увеличить финансирование и усилить подготовку афганских антиправительственных отрядов. Что и было сделано. Через десять лет часть моджахедов из так называемой «зоны племен» в районе Линии Дюранда — на границе Афганистана и Пакистана, — обильно профинансированных американцами, составят костяк движения «Талибан» (запрещено в России). А один из «операторов» американской программы военной поддержки афганцев — наследник состоятельной семьи саудовских девелоперов Усама бен Ладен станет «врагом человечества номер 1».

Невольный итог десятилетнего военного пребывания СССР в Афганистане известен: наша военная кампания вкупе с оглушительным международным давлением во главе с США, американскими манипуляциями с ближневосточной нефтью (цены на основной экспортный продукт советской экономики, что тогда, что сегодня, обрушились стремительно, вогнав советский госбюджет в красную зону), нерешительной внешней и внутренней политикой, половинчатыми экономическими реформами второй половины 1980-х, серьезными имиджевыми издержками способствовали краху сначала советской экономики, а спустя некоторое время — и самой страны. А Женевские соглашения между Пакистаном и Афганистаном по мирному урегулированию рухнули еще до того, как на бумаге высохли чернила.

Тем интереснее историческая параллель: Соединенные Штаты объявили, что с 11 мая 2021 года (воистину интереснейшее совпадение) начинают последнюю фазу окончательного вывода своих и союзнических войск с территории Афганистана. На сегодняшний день их там осталось немногим более 5000. Состав союзников известен — это те же, кто активно снабжал афганских моджахедов 40 лет назад вооружением и деньгами для более эффективной войны с советскими войсками. Американцы не стали с помпой обставлять свой уход, созывать международные конференции и подписывать международные соглашения по умиротворению афганского общества. Они просто тихо, один на один договорились со своими бывшими протеже из числа радикальных исламистов на изнурительных переговорах в Катаре. Главный предмет дохийских договоренностей точно такой же, как и женевских, — беспрепятственный вывод союзнических войск и невмешательство внешних сил во внутренние дела. Что случится с самим Афганистаном после того, как эту землю покинет последний солдат американской коалиции, судя по тексту соглашения с «Талибаном», беспокоит мало. Но между строк этого документа отчетливо читается главный вывод: западные войска всухую проиграли эту военную кампанию и, спешно вывозя свое имущество, оставляют афганских союзников на растерзание врагам.

Финал (можно быть уверенным, что промежуточный) афганской драмы уже известен: талибы очень быстро вернут себе власть и контроль над территориями, которые они потеряли после начала американского вторжения в 2001 году. Сделают они это без всякой внешней поддержки, опираясь только на местное, истерзанное 20 годами оккупации население, которое уже 40 лет своей истории не видело ничего, кроме разрухи. Страны-участники неудавшейся военной кампании будут делать вид, что сделали все, что от них зависело, и к вопросу Афганистана уже не вернутся.