T

Ксения Шойгу и Алексей Столяров — о триатлоне как стиле жизни, совместных проектах и личном

Ксения Шойгу занимается банковской деятельностью: работает советником зампреда правления Газпромбанка, управляет венчурным фондом АФК «Система» Sistema SmartTech, который инвестирует в стартапы на ранней стадии, координирует работу по созданию туристического кластера в Кронштадте, в том числе восстанавливая старинные форты Балтики. Недавно избрана на пост президента Федерации триатлона России.

Алексей Столяров — чемпион России по легкой атлетике, кандидат в мастера спорта, самый популярный тренер в сети, бизнесмен, спортивный блогер-миллионник, теле- и радиоведущий. А теперь и начинающий триатлет.

Как остается время на личную жизнь? Об этом power couple Ксения Шойгу и Алексей Столяров рассказали в интервью шеф-редактору Esquire.ru Жанель Куандыковой.


В декабре 2020 года Шойгу возглавила Федерацию триатлона России и взялась за развитие этого вида спорта в стране. Соответствующий бэкграунд у нее есть: Ксения уже несколько лет является лицом и идейным вдохновителем «Лиги героев» — компании, которая занимается организацией массовых спортивных стартов. Своей миссией в Федерации триатлона Ксения Шойгу видит не просто подготовку к Летним играм в Париже в 2024 году, а трансформацию триатлона едва ли не в народный вид спорта.

В этом непростом забеге на длинную дистанцию Ксении помогает Алексей Столяров — в прошлом легкоатлет-спринтер, бодибилдер, а теперь — главный популяризатор триатлона в России.

В интервью Esquire Ксения и Алексей рассказали, как увлечение спортом свело их вместе, как триатлон меняет качество организма и жизненные привычки, а также раскрыли секрет: в семье Шойгу ожидается пополнение.

Расскажите, с чего для вас обоих началось увлечение триатлоном?

Ксения Шойгу: В триатлон я пришла уже достаточно поздно, в возрасте 27 лет (сейчас Ксении 30. — Esquire). Я с детства увлекалась танцами и разными видами спорта, долгое время занималась бегом. А в триатлон меня привел мой давний знакомый Олег Теплов, глава ВЭБ Ventures. Уже начав вплотную им заниматься, я поняла, что это такая каста единомышленников. Это не просто спорт, а еще и нетворкинг.

Алексей Столяров: У меня все было по-другому: в 16-17 лет я понял, что заканчиваю свою профессиональную легкоатлетическую карьеру в беге. Я выиграл Россию, был кандидатом в мастера спорта, съездил на европейские игры. Но в спринте никогда не стать № 1 — афроамериканцы вытворяют немыслимые вещи. В бодибилдинге я тоже достаточно неплохо выступал, занимался жимом лежа, тоже стал кандидатом в мастера спорта — что-то до мастера не дотягиваю все. (Смеется.) Начал тренировать, заниматься блогом, а потом Ксения завербовала меня в триатлон.

Для меня как для спринтера длинная дистанция была вызовом. Плюс я плохо плавал, был далек от велоспорта. В триатлоне мне как раз нравится то, что можно подтянуть свои слабые места и постоянно развиваться. Сейчас я, например, планирую выполнить «олимпийку» (олимпийская дистанция — одна из дистанций триатлона, включающая заплыв на 1,5 километра, велосипедную гонку длиной 40 километров и 10 километров бега. — Esquire). И, конечно, если даст бог — «половинку» (половина Ironman, с заплывом на открытой воде 1,9 км, велоэтапом 90 км и забегом на 21 км. — Esquire).

Чем мне еще нравится триатлон? Это ландшафт. Здесь не как в легкой атлетике, когда ты наворачиваешь круги в одинаковых стадионах.


Какой из видов спорта в триатлоне у вас самый любимый?

Ксения: В триатлоне нельзя отдавать предпочтение какому-то одному виду спорта, иначе ты только на него будешь делать упор, а на остальных у тебя будут плохие результаты. Но больше всего я не люблю плавать, чуть меньше я не люблю гонки на велосипеде и совсем немного я не люблю бегать. Но вообще, триатлон — спорт очень упрямых и терпеливых людей. Это спорт преодоления, это то, что сподвигает тебя на какие-то дальнейшие успехи.


А Ксения упрямый человек?

Алексей: Да! Она очень упрямый и упорно идет к своей цели. Большая молодец!


Алексей, а вы стали терпеливее с триатлоном?

Алексей: 100% да. Если бы раньше мне сказали проплыть 600 метров или пробежать 10 километров за раз, я бы сказал: «Ребят, вы что, с ума сошли?» Только если бы меня заставили, только на соревнованиях. Просто для себя — да никогда в жизни! Серьезно. Только ради чего-то очень важного.

Ксения: Для меня стало большой и очень приятной неожиданностью, когда Леша впервые бежал со мной свой полумарафон — спринтеры ведь не бегают длинные дистанции. Когда спринтер готов пробежать 21 километр — это серьезно!

Алексей: Было очень опрометчиво с моей стороны согласиться на эту авантюру. Я не бегал раньше и, в принципе, не был готов к такой дистанции. Но невероятные ощущения на финише меня вдохновили начать готовиться и к триатлону!

Ксения: Все не зря было, Леша, испытав эти чувства на финише и рассказав в своем ролике о «ЗаБеге», очень помог нам промоутировать проект.

Кстати, буквально через две-три недели он еще раз пробежал полумарафон, но тогда было уже гораздо проще. Организм очень активно адаптируется к разным нагрузкам. Триатлон, наверное, это показывает как никакой вид спорта. Сейчас я с нетерпением жду и первого триатлонного старта Леши, потому что его опыт вновь вдохновит огромное количество людей также попробовать себя.

Через какое время организм начинает адаптироваться к нагрузкам совсем другого характера?

Ксения: Изменения видны почти сразу. Серьезных результатов любители добиваются обычно через 6–12 месяцев. Если говорить про триатлон, изменения видны и в обычной жизни — у тебя резко падает пульс: допустим, раньше был 75, а будет 60–65. Сердце становится чуть больше, так как оно перекачивает чуть больше крови. Расширяются легкие, поэтому ты за меньшее количество ударов сердца можешь больше насытить кислородом себя и головной мозг. Именно поэтому триатлеты сохраняются, как и все циклики, лучше, потому что у них пульс реже и изнашивание организма менее интенсивное. А на тренировках ты обновляешься, гоняешь лимфу.

Я вообще считаю, что триатлон — это спорт красивых людей. С таким уровнем интенсивности — ни старых, ни толстых триатлетов я не видела. (Смеется.)

Алексей: В триатлоне очень много кардио. Если в каких-то видах спорта ты можешь поднабрать там, где не надо, то в триатлоне такого не будет.

Ксения: Кроме того, триатлон — это очень интересно. У тебя постоянно какие-то старты, ты постоянно к чему-то готовишься. На самом деле, это спорт для девочек: носочки для одной погоды, носочки для другой погоды, баф туда, курточка сюда, а еще ветровка от дождя, плащ, который собирается, стартовые костюмы, которые надо шить, а дизайн — согласовать. А для мальчиков увлекательно выбирать велосипед: посадка, колеса, какой каденс, какие тормоза, как за ними ухаживать, как правильно выбрать седло. В этом спорте очень-очень много всего, что ты можешь узнать.

Спорт сделал вас лучше?

Ксения: Конечно, я стала гораздо выносливее. Если необходимо, я могу очень много летать, могу очень долго не спать, хотя предпочитаю этого не делать. (Смеется.) Во-вторых, в триатлоне ты прокачиваешь целеустремленность. Представьте себе, что вы уже 4,5 часа что-то делаете, а вам еще полумарафон бежать. Ты устал до такой степени, что на каждой минуте хочешь остановиться, и у тебя есть все причины, чтобы встать и сказать: нет, я больше никуда вообще не пойду. Но когда ты пересекаешь финишную черту, становится понятно, что мозгом ты не осознаешь, что ты сделал, — следовательно, ты можешь гораздо больше.


А как вы познакомились?

Алексей: Это был апрель 2019 года. Я снимал ролик про «Гонку героев» и брал интервью у Ксении. Вообще сначала я отказался. Дело в том, что мой отец был заместителем начальника пожарной безопасности по Ленинградской области, так что фамилию Шойгу мы знали не понаслышке. Естественно, когда мне предложили взять интервью и скинули фамилию...

Ксения: Я бы сказала «нееет». (Смеется.)

Алексей: Да, сначала я сказал «нет» (смеется), потому что думал, что беседа будет слишком серьезной. Честно, я думал, что Ксения очень строгая девушка и она совершенно не будет выстраивать диалог. Но потом я увидел красивую спортивную девушку, которая излучает позитив, потрясающе общается, совершенно свободная, без какой-либо зажатости и официоза. Мне показалось даже, что диалог идет именно с ее стороны.

Ксения: Я понимала, что будет очень немного времени, поэтому мне хотелось рассказать все про «ЗаБег», про Urban, про все проекты, которые у меня есть.

Алексей: Очень хороший ролик получился.


Ксения, а какие у вас были первые впечатления об Алексее?

Ксения: Я подумала, что ему 35 лет (Алексей Столяров родился в 1990 г. — Esquire) и что у него четверо детей. (Смеется.) Он показался мне человеком из абсолютно другого мира, с которым мы, скорее всего, никогда больше не пересечемся.


Но пересеклись.

Ксения: Да, мы еще пересекались по работе, а потом случился корпоратив «Лиги героев» — Hero Night Out, который мы проводим ежегодно и приглашаем туда наших партнеров, спонсоров, волонтеров, инструкторов и всех, кто работает над проектом. Леша тоже там был. Попросил со мной сфотографироваться.

Алексей: Классная фотка получилась, очень! Красивая девушка, в хорошей форме, интересная. Потом начали переписываться и общаться. Сложно было совместить наши графики, поэтому первая наша встреча вне всяких мероприятий длилась час. Это было забавно, потому что мы постоянно друг друга перебивали, пытались за час выложить друг другу максимум. Я еще не встречал человека, который хотел рассказать мне столько всего. Я сидел и думал: боже ты мой, дай мне сказать!

(Оба смеются.)


Ксения, я заметила, что у вас довольно активный инстаграм. Вы сами его ведете?

Ксения: Да. Мне кажется, что это важно, чтобы люди видели тебя не только со страниц журналов, пресс-релизов или слышали по радио, а видели, что ты открытый и нормальный человек. Иногда бывает очень лень вести, нет настроения или времени. Но я могу себе позволить забыть про инстаграм, я же не блогер.


Алексей не помогает? Он все-таки знает, как делать контент.

Ксения: Алексей мастер фотографии, он меня фотографирует. И с темами постов иногда помогает.

Алексей: Я забочусь о том, чтобы у Ксении были хорошие фотографии из отпуска, чтобы было видно, что она хоть иногда отдыхает. Мне это не сложно, я сам выбираю ракурс, делаю много фотографий. Ну и съемки — часть моей повседневной работы.

Вообще, есть три вещи, о которых ты никогда не должен жалеть: девушка (выбрал сам), машина (тоже выбрал сам), работа (тоже выбрал сам). Это твой выбор, поэтому это должно быть самое лучшее. Иначе зачем?

Ксения: Это мне комплимент такой. (Смеется.)

А как вы познакомились с Сергеем Кужугетовичем?


Алексей: Знакомство состоялось в прошлом году на презентации его книги. Я сел дальше всех, все нормально. Презентация закончилось, Ксения идет к отцу, а потом я в какой-то момент слышу: меня зовут. Я понимаю, что это голос его. Подхожу. Пока я шел, мне казалось, что жизнь пронеслась мимо меня. Экстренно думал, что сказать. Подхожу и говорю: здравствуйте. А он сразу и очень позитивно говорит: «Это молодой человек моей дочери, познакомьтесь». Очень позитивно, с улыбкой все принял. Мне очень это импонировало, очень понравилось.


Не могу не заметить, что вы ожидаете пополнения. Это будущий олимпийский чемпион по триатлону? Как восприняли новость?


Ксения: Как ты воспринял, Леша?

Алексей: Это был совершенно обычный вечер, и вдруг такая новость. Я переспросил, конечно же. Но был абсолютно счастлив. Это огромная мотивация.


Вы не планировали ребенка?

Ксения: Честно, я не знаю, как тут можно планировать. Но все в моей семье, и я сама, были очень рады этой новости.

Алексей: Вообще, когда мы начали рассказывать близким эту новость, меня удивило, сколько счастья у всех было.

У нас будет девочка, поэтому профессиональной спортсменкой становиться ей не обязательно. Но и у Ксении, и у меня уже очень много планов, как мы будем проводить время вместе. Конечно, все наши друзья и близкие очень ждут этого человечка, чтобы срочно начать им заниматься.


Вы семья, но вы и работаете вместе. Ксения — глава Федерации триатлона, Алексей — амбассадор «Лиги героев» и с недавних пор входит в комиссию по популяризации триатлона. Как происходит ваше рабочее взаимодействие?

Алексей: Я пытаюсь помочь Ксении всеми силами. Хожу на все ее спортивные мероприятия и все освещаю. Мне очень нравится, что она делает. Мне нравится, что мы лидеры онлайн-спорта, она — офлайн. Мне кажется, что это отличный тандем для популяризации спорта в России.

Ксения: Леша не только участвует, но и помогает с идеями. Мы в «Лиге героев» часто советуемся с ним по поводу блогеров, работы с социальными сетями. Мы все-таки являемся офлайн-мероприятием, у нас нет такой богатой экспертизы на эту тему.

Один из классных наших совместных проектов — это коллаборация «Лиги героев» и EazyWay, мультибренда одежды, который Леша делает совместно со своими партнерами. Мы очень долго искали партнеров в спортивной части. Это не наш профиль, и мне никогда не хотелось идти в какие-то смежные направления. Это отнимает очень много сил и ресурсов. Здесь, мне кажется, получился отличный опыт. Мы будем продолжать взаимодействие — пока что у EazyWay есть только основная женская коллекция.

Это была ваша совместная идея?

Ксения: Это была Лешина идея. Я с удовольствием поддержала. Коллеги из EazyWay разрабатывали брендинг. С учетом того, что они сами бегали «Гонку» и участвовали в мероприятиях, они понимали характер нашего бренда. Мы приняли дизайн почти без правок. Очень красивая коллекция и, самое главное, очень удобная.


Я слышала, что вы планируете завести триатлон и Федерацию триатлона через Tik-Tok. Нестандартный подход. Это тоже идея Алексея?


Алексей: Это не нестандартный, это правильный подход.

Ксения: Мы планируем развиваться в соцсетях просто потому, что если ты не модный, то ты никогда не будешь популярным видом спорта.

Алексей: Это платформа. Если ты от нее отстаешь, означает, что ты отстал от всех.


Ксения, а как вам предложили возглавить Федерацию триатлона?


Ксения: Все случилось достаточно внезапно. Мне Петр Иванов (предыдущий глава федерации. — Esquire) сказал: «Слушай, твоя кандидатура абсолютно точно пройдет. Времени мало, кандидатов, которые могут пройти, неочевидное количество. Давай!» Для меня это был сигнал, что я все-таки что-то сделала в спорте за это время и что действительно есть люди, которые меня уважают и знают в регионах. Конечно, мне было очень волнительно, потому что для меня это абсолютно новая задача, я никогда не работала на руководящей должности на госслужбе. Я работала в Ростехнадзоре, но там все-таки это было под руководством, а здесь целиком твоя зона ответственности. Я очень долго думала.

Алексей: Когда она мне сказала про это предложение, я сразу ответил, что надо соглашаться. Это же очень круто!

Ксения: Да, Леша меня очень поддержал.


Какие личные KPI ставили, когда вступали в эту должность?


Ксения: У меня есть ряд проектов, которые были стартапами и выросли в компании, поэтому я очень люблю делать что-то на эффекте низкой базы. Так начиналась и «Лига героев», кстати. Поэтому мои личные KPI, когда я приходила в Федерацию триатлона, были: с одной стороны, популяризировать этот спорт как можно больше, потому что если родители занимаются любительским триатлоном, дети обычно начинают заниматься им профессионально. Сейчас вообще проблема всех видов спорта, и триатлона в особенности, такая: у нас мало детей. Невозможно воспитать будущих олимпийских чемпионов, если нет выборки. Поэтому популяризация — это ключевая часть тех задач, которые я перед собой ставила.

Алексей: На самом деле, основная поддержка нужна именно сейчас, когда Ксения уже начала работу в Федерации. Я лично буду во всем поддерживать ее с медийной точки зрения, буду снимать триатлон на свой YouTube-канал, чтобы это шло в массы. Я буду стараться делать все для того, чтобы и триатлон развивался, и все Ксюшины проекты развивались. Если она побеждает в этом, у всех поднимается настроение, а значит, поднимается настроение у нас дома.

Ксения: Предстоит большая работа по развитию основных активов: открытие отделений, детских школ, работа над высшим образованием, потому что такой профессии, как тренер по триатлону, просто нет — она появится только в этом году. Мы открываем отделение, чтобы люди уже поступали в университет и получали профессиональное образование.


Что еще планируете в ближайшее время?

Ксения: Помимо подготовки кадров и спортсменов важнейший аспект — финансовая и рекламная поддержка. Хоть олимпийские виды спорта и поддерживаются Министерством спорта и Олимпийским комитетом, все равно именно спонсорские и рекламные пакеты кратно увеличивают объемы денежного финансирования в Федерацию. С этим я решила поработать гораздо плотнее. Тут могу немного погордиться собой: сейчас мы собрали почти в десять раз больше денег, чем собирал предыдущий состав. Петр Иванов сам об этом сказал.


Сложно ли продвигать триатлон в массы?

Ксения: Очень круто продвигать! У тебя ребенок, который будет и бегать, и плавать, и уметь хорошо ездить на велосипеде. Ты платишь за одну секцию. Помимо этого он еще у тебя получает ОФП, занимается растяжкой, у него действительно есть работа со свободными весами, и это достаточно элитный вид спорта. Он изначально получает какие-то шансы на то, чтобы иметь очень хорошие знакомства.

Я окончила МГИМО, и университет очень много дал мне в плане важных знакомств, комьюнити. С триатлоном приблизительно то же самое. Плюс у него большой любительский потенциал. Это очень прикладной вид спорта, занимаясь им, ты получаешь кучу навыков и можешь всячески разнообразить свой досуг. Триатлон именно этим меня подкупает. Есть замечательные велосипедные туры по Европе. Я мечтаю в них поучаствовать, когда ты от одной деревушки до другой едешь. Мне кажется, что это очень круто. Есть еще тревел-впечатления — например, переплыть Босфор. В общем, с навыками триатлета ты можешь очень интересно отдыхать и делать свою жизнь ярче.

Алексей: Мне кажется, ты могла бы продавать рекламу. (Смеется.)


Если сделать ранкинг видов спорта, на каком месте сейчас триатлон и куда вы стремитесь?

Ксения: Я уверена, что огромная работа проделана до меня, но Федерация молодая — именно развитием я и буду заниматься, рассчитываю, что очень скоро мы увидим результаты и в регионах, и в детском спорте, конечно, не стоит забывать про наших паратриатлетов.

Моя основная задача как руководителя — подготовить сборную к Парижу. Но я бы все-таки формулировала ее по-другому: создать работающий механизм и понятные, функционирующие регламенты и правила, которые позволили бы даже без вмешательства руководства понимать, что тренеры выбираются вот из этого пула, вот такая система отбора юниоров и детей, вот такие тренировочные базы и вот такой объем оборудования, медицинского сопровождения нам необходим, чтобы мы показывали хороший результат. То есть я бы очень рассчитывала на то, что я создам систему, которая будет работать и приносить нашей стране медали, ну и радость всем любителям, потому что это безумно интересное и всегда очень красивое мероприятие.

Дизайн и верстка: Анна Сбитнева

{"width":1290,"column_width":89,"columns_n":12,"gutter":20,"line":20}
default
true
960
1290
false
false
false
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}