YouTube-канал «Редакция» опубликовал интервью с комиком Ираком Мирзализаде, которого 19 августа выпустили из спецприемника после 10 суток ареста за шутку про русских.

В выпуске приняли участие адвокат Мирзализаде Сергей Бадамшин, главный администратор сайта «Двач» Нариман Намазов, автор Telegram-канала «Русский ориенталист» Игорь Дмитриев, а также друзья Идрака — комики Кирилл Селегей, Сергей Орлов, Артур Чапарян, Константин Пушкин и Гарик Оганисян.

Идрак рассказал, как провел эти десять дней. По словам комика, он сначала испугался татуированных полуголых мужчин в камере, но затем с ними подружился. «Полицейские тоже были с юмором — я когда проснулся после первой ночи, нас на завтрак будят и полицейский такой: «Ну как тебе матрас?» — говорит Идрак.

Мирзализаде также признался, что матрас из печально известной шутки реально существовал: «Матрас действительно был — обосранный. Я сказал хозяевам, что заменю матрас, и мы с братом его выкидывать пошли. Человек зашел в подъезд и как-то оценочно посмотрел на нас и медленнее стал подниматься по лестнице. Я из-за этого напрягся внутри и решил, что расскажу об этом. Потому что на сцене ты передаешь свою эмоцию, пытаешься превратить ее в шутку».

Дмитриев рассказал, что внимание на шутку о матрасе обратил националистский канал «Прометей», затем это подхватили другие паблики, а позже и Владимир Соловьев. Дмитриев говорит, что шутка Мирзализаде была обидной, потому что «в современном мире гадости про всех принято ограничивать», а сам комик отбыл достойное наказание — его «чисто символически» наказали, «помахав пальчиком». По мнению Дмитриева, случай с Мирзализаде будет поучителен для блогеров, юмористов, стендаперов и «всех модных ребят».

Шутка комика не понравилась и Нариману Намазову — он считает, что если человек другой национальности грубо шутит, уподобляясь русским, которые оскорбляют «нерусских», то это перестает быть шуткой.

В видео комик поведал и о том, как произошло нападение на Мирзализаде. Вместе с журналисткой «Редакции» Еленой Светиковой он отправился на ту самую остановку, где комика избили два националиста. Как рассказывает Идрак, он вместе с Кириллом Селегеем собирался поехать на день рождения Сергея Орлова, когда на них набросились двое мужчин. Селегей попытался разнять молодых людей, но нападавшие начали кричать: «Извиняйся!». На крики из рядом расположенной «Кофемании» вышел охранник и, вместо того, чтобы вызвать полицию или разнять драку, попросил людей переместиться в скверик, потому что они пугают посетителей кофейни. «Пользуясь случаем, [говорю]: «Пошел этот охранник на***», — комментирует Кирилл Селегей.

Комики также рассказали о другой акции против Мирзализаде — у входа в стендап-клуб, где он выступает, встали несколько взрослых людей в костюмах санитаров психбольницы. На полу лежал матрас с фотографией комика, испачканный фекалиями, а сами «санитары» кричали лозунги против Идрака. Вскоре активистов выгнали. Друзья Мирзализаде заявили, что акция была незаконной, так как пикеты, в которых участвует более одного человека, должны быть санкционированы властями.

Во время суда Идрак не признал свою вину, но раскаялся перед теми, кто оскорбился шуткой, вырезанной из контекста. По словам адвоката комика, шутку обнаружили сотрудники Центра «Э». Дело возбудили даже до дачи показаний и объяснений Идрака. «Судья зашел в комнату для вынесения приговора, возвращается с тремя страницами готового решения через минуту. Понимаешь, в каком абсурде я участвовал, — говорит комик. — Я приехал с вещами, потому что мы понимали, не просто так это раздувается. Это раздувают не активисты, это раздувает… госаппарат пропаганды, я не знаю, как это назвать все».

«Произнеси, например, я эту шутку, я думаю, что такой реакции бы не было», — думает Кирилл Селегей. Мирзализаде заявил, что не считает свою шуткой оскорбительной, если ее не вырезать из контекста, как сделали люди, распространившие фрагмент с рассказом о матрасе: «Если ее вырезать и подавать в определенном контексте, то конечно она грубоватая. Если ее вырезать и писать людям: «Смотрите, что позволяет себе этот хач» — мне кажется, да».

По мнению Идрака, сейчас бояться говорить что-то потенциально оскорбительное будут все — в том числе и журналисты. «Все могут оказаться в такой ситуации. Что угодно можно использовать [против нас]. Сейчас мне придется шутить только про бытовую технику», — заключил Мирзализаде.

А вы слышали о деле Идрака Мирзализаде?
да
0%
нет
0%