1 сентября в пространстве Lexus Dome пройдет концерт SOUND UP creative lab — новый совместный проект фестиваля новой музыки SOUND UP и Lexus. Инициатива объединяет на одной сцене русских и иностранных музыкантов — Антона Севидова (Tesla Boy) и Хогни Эгилссона из GusGus, Гиду Вальтисдоттир (Mum) и Андрея Антонца (OID, Alexandroid), Катю Шилоносову из «ГШ» и скрипача Виктора Ори Арнансона (Hjaltalín), работавшего с пианистом-экспериментатором Нильсом Фрамом. Подробнее об инициативе читайте здесь.

За несколько дней до концерта Esquire попросил участников SOUND UP creative lab задать друг другу по одному вопросу. Мы публикуем результаты.

Антон Севидов

АНТОН СЕВИДОВ (Tesla Boy) -> ХОГНИ ЭГИЛССОН (GusGus)

— Есть такой фильм — «Быть Джоном Малковичем», где разные люди оказываются в голове у Джона Малковича. Если бы было возможно переселиться в тело любого великого композитора или музыканта, — кого бы ты выбрал?

— Александр Скрябин! Он жил захватывающей и насыщенной жизнью. А кроме того, обладал складом ума настоящего новатора.

Хогни Эгилссон

ГИДА ВАЛЬТИСДОТТИР (Mum) -> КАТЯ ШИЛОНОСОВА (ГШ)

— Ты устраиваешь ужин и можешь пригласить на него пятерых человек, живущих или умерших, из любой эпохи. Кто бы это был?

— Это сложный вопрос, потому что для меня эта ситуация сама по себе нонсенс, я никогда не устраиваю ужинов или вечеринок. Но если прикинуть, то я бы позвала Глена Гульда, Корнелиуса Кардью, Софию Губайдулину, Рианну и Канье Уэста, чтобы разрядить обстановочку, потому что он дикий. Или Дэвида Бирна — все мои друзья, кто с ним работал, говорят, что он невероятный милаха.

Гида Вальтисдоттир

ВИКТОР ОРИ АРНАСОН (Hjaltalín) -> АНДРЕЙ АНТОНЕЦ (OID, Alexandroid)

— Как ты описал свою идеальную среду для творчества? Среду, в которой ты максимально креативен и продуктивен?

— Конечно, больше всего мне нравится работать за городом, вдали от шума и суеты. Но я много раз замечал, что креативная среда — внутри. В самолете с ноутбуком может работаться лучше, чем в супер-студии.

Креативная среда — это креативное состояние. Если работается, то на окружающие условия уже не обращаешь внимания. И наоборот — множество раз, сидя в роскошной студии, я понимаю, что внутри у меня какая-то пустота и ее не заполнить кучей навороченного железа. Так что для создания креативной среды, по сути, достаточно розетки.

Катя Шилоносова

КАТЯ ШИЛОНОСОВА -> АНТОН СЕВИДОВ

— Какие у тебя отношения с тишиной?

— К сожалению, я никогда не встречал ее в реальной жизни. Ночью сосед за стеной стучит, днем — машины, ветер и другие сложности. Пожалуй, я встречал ее только в медитации или во сне.

Виктор Ори Арнансон

АНДРЕЙ АНТОНЕЦ -> ВИКТОР ОРИ АРНАСОН

— Помните, что слушали в семь лет?

— Я слушал музыку самых разных направлений: рок, джаз, много классической музыки. Помню, часто слушал Вивальди («Времена года») и Шопена (Ноктюрны).

Андрей Антонец

ХОГНИ ЭГИЛССОН -> ГИДА ВАЛЬТИСДОТТИР

— Что самое запоминающееся ты делала за последнее время?

— В сотрудничестве с визуальным художником Рагнаром Кьяртанссоном мы работали над баром под названием Dope and Corruption. Бар располагался внутри сталелитейного завода в Копенгагене, вместе с остальной командой я помогала привести его в законченный вид: красила, строила, устанавливала декорации. Затем, по задумке Рагнара, я вместе с его женой и своей сестрой двойняшкой исполняли нон-стопом классическую музыку, пока в баре проходили великолепные стриптиз-шоу. Наши друзья подавали просекко, и все вместе мы устроили грандиозную вечеринку.

Затем в баре проходила часть музыкального фестиваля под названием Haven, который курировала группа The Nationals. В одну из ночей, когда бар был закрыт, The Nationals снимали в этом помещении музыкальное видео и вся команда принимала участие в съемках. Все закончилось тем, что охранники выкидывали всех на улицу. К счастью, мы засняли это на пленку!

Билеты на SOUND UP creative lab ищите здесь