Огонь.

5 вещей о бизнесе в России от Дэвида Брауна (Brazzaville)
Далее 5 вещей о бизнесе в России от Дэвида Брауна (Brazzaville)
Что такое орган и почему это модно в XXI веке
Далее Что такое орган и почему это модно в XXI веке

Мне года 22, наверное. Я сижу на свидании, ну, как свидание… Симуляция переговоров и обмена мнениями ради обязательно моего и возможно ее оргазма. Хотя нет, вру, мы не только про секс, у нас отношения проклевываются. Хороший человек. Как убийственно иногда это звучит. Она для меня и я для нее — хорошие люди. Нам есть, о чем болтать, есть, кого показать родителям, мы душевные и порядочные, ладно, ладно… Я еще и беспорядочный, но это побочный эффект. Мы можем быть хорошей парой. Мы даже испытываем друг к другу, забыл слово… Сейчас вспомню. Нежность. Искреннюю, кстати. Садимся в машину. Вставляю кассету. Depeche Mode. In Your Room. Я слушаю текст. Я держу ее за руку. Английский знаем оба. Слова бьют прямо в нейроны. Living on your breath, feeling with your skin… your favorite passion, you favorite darkness. Мы смотрим другу в глаза. Мы оба все понимаем. Она смелее. «Сань, надо или так, или никак. Иначе жить незачем». Выходит и больше не звонит никогда. Лет через десять, а потом и через пятнадцать, когда с меня редко, но регулярно сползала кожа от того, что человека не было рядом хотя бы две минуты, когда я мог ждать часами на улице, лишь бы только просто взять ее за руку, когда я понимал абсолютное свое безволие, полный паралич всего мужского и не мог сделать с этим буквально ничего, когда любая ее эмоция — от адской боли до безумной радости — мгновенно превращалась в мою, а своих у меня просто не оставалось, я был кем-то вроде клона и я был счастлив, СЧАСТЛИВ, как будто в меня залили все известные в этом мире наркотики… Вот тогда, я понял, почему она вышла из машины, и я ей был благодарен.

Да, небольшой P.S. В какой-то момент ты понимаешь, что следующий пожар тебя уже убьет. Ожоги личности и так под 90%. Встаешь, срезаешь с себя все до костей, как с обгорелого шашлыка, забытого на мангале, и тоже выходишь из машины навсегда. Ты ЭТО попробовал. Пережил. Отпустил. Можешь жить спокойно. Просто иногда слушаешь, сидя в кресле качалке, In your room. Зачем? Чтобы не забыть, каково это feeling with your skin. Слушаешь, улыбаешься, успокаиваешься, это игры уже не для тебя, взрослого и сильного. Но где-то внутри аорты ты ждешь. Перемолов кучу сердец, включая свое, ждешь, чтобы вновь стать favorite slave. Ну и становишься, рано или поздно, разумеется.

Воздух.

Первый концерт я ждал, как в детстве велосипед Кама. Велика, кстати, не дождался. «Совок» начал валиться, и всем стало не до меня и Камы. А я так ждал. Ну, бывает. Переключился на Depeche Mode. Дождался. Вот стоишь, слушаешь разогрев. Пока ничего не понимаешь, просто азарт и локальные мурашки, начали играть, поешь, знаешь же наизусть, и вдруг понимаешь: ну, круто, конечно, но думал, что Земля из-под ног уйдет, а ты просто в отличном настроении, даже танцуешь, а ждал-то, как Каму! Думал, заплачешь от волнения. Может, переоценил свой фанатизм, а может, просто черствый? Может, закостенел от позолоченной жизни? И вдруг слышишь аккорды Never Let Me Down, а ты на концерте с одним из тех редких, очень редких настоящих друзей, таким же депешистом придурочным. I am taking a ride with my best friend, I hope, he’ll never let me down again. И внутри начинает что-то кипеть. Это кровь. Она обжигает сосуды изнутри. У тебя грохот в висках, тебе не хватает, но не воздуха, а легких, чтобы его принять в себя весь. Ты знаешь, что должен быть рядом кто-то, кто will never let you down. И этого или этих людей ты должен найти, заслужить, доказать, что стоишь их. Это не безусловная любовь родителей, это не всепоглощающая страсть женщины. Это другое. Это иные люди. Ты не имеешь права прожить свою жизнь без таких людей рядом. И сам должен кому-то стать таким, которому скажут never let me down. Должен. А потом Дейв поднимает ладони и вслед за ним тридцать тысяч человек создают колышущееся поле пшеницы из своих рук. (Они ждут этого момента на каждом концерте уже лет тридцать). Мурашки, говорите… Ну да. Размером с красивые женские соски. Не зареветь бы. Поздняк, ты уже. А Дейв смотрит на это поле, и глаза его тоже слезятся. Ты стоишь близко и видишь это. И да, Земли под ногами нет. Мы все летим, так как мы не можем не лететь, раз так сильно машем руками. Потом, когда набиваешь себе на руке Never Let Me Down Again, гуру Сергей говорит: «Ну да, это, пожалуй, единственное, что я тебе набью». А тот друг сидит и смеется рядом, думаешь, «вот ведь я впечатлительный». Хотя правда, если получится, Славка, never let me down again.

Земля.

Взрослый уже. Тружусь начальником. Набираю иногда граждан в рабский труд. Измываюсь, издеваюсь, вытряхиваю из несчастных душу. Собеседование называется. Вдруг входит Она. Все в ней не так. Даже исключительная молодость и цвет глаз. А еще — какая наглость — слушает в плеере что-то. Пока она убирает наушники, интересуюсь:

— Что слушаем?

— Depeche Mode.

Я моментально сбросил маску спеси, полюбил цвет глаз, вчитался в резюме и вообще принял облик Матери Терезы на исповеди. Надо сказать, что тогда о моей музыкальной страсти особо никто не знал, и каждую родственную душу я встречал с распростертыми объятиями.

— Какой альбом?

— Я как-то старое люблю, то, что до ухода Уайлдера. — Мои чакры звенят. — Так что сейчас Music for the Masses слушаю, а вы любите Депеш?

Люблю ли я Депеш?!! У меня открылись даже запасные чакры, и фонтан вселенской любви залил переговорную. Далее состоялась подробная беседа об обожаемой группе. Я узнал много нового о раннем Горе, о дизайне обложек альбомов, необычных ремиксах и т. д. Только кивать успевал. Затем было короткое, но очень интенсивное интервью. Девушка не то чтобы оказалась сильнее других, но не слабее точно. В общем, нужно было принимать профессиональное решение, но я понимал, что нельзя руководствоваться только музыкальными вкусами.

— Что-нибудь еще хотите сказать?

— Я быстро учусь и у меня хорошая память.

— Есть доказательства?

— Думаю, да. — Еле уловимое движение уголков рта напомнило разбивающуюся чашку из Usual Suspects. — Я была год назад на лекции, на которой вы рассказывали, как нужно вербовать человека, изучать его вкусы, привычки и находить о нем информацию.

Чакры мои начали отчетливо понимать, что хозяина только что раздели и выставили на площадь, а он не заметил толпу, думая, что стоит один у себя в комнате.

— Так вот, еще вчера днем я НИЧЕГО не знала про Depeche Mode. Я нашла в сети одного из ваших приятелей, лайкнула фотку, вытащила на кофе, узнала кое-что про вас, за ночь все выучила. Кстати, неплохая группа. На работу возьмете?

Взял за самое ценное в людях качество. За то, что ничего святого. Такие люди крутят Землю.

Вода.

Берлин. 2017. Наверное, уже пятнадцатый концерт и третий в этом туре. Часто спрашивают, в чем смысл ходить на концерт дважды. Всегда отвечаю: «А вы сексом только один раз в жизни занимались?». Больше вопросов не задают. Но, тем не менее, как и с сексом, все эмоции рано или поздно притупляются. Уже позволяешь себе опоздать на первую песню, осмеливаешься в середине концерта свалить за сосисками. За сосисками! Мартин! Прости нас. Более того, начинаешь вести богомерзкие трансляции в инстаграм. Короче говоря, исполняешь практически супружеский долг. Качественно, уверенно, но без бесконечного упоения. Управляемый, предсказуемый, проверенный оргазм. Но небеса не для того выслали этих парней на Землю, чтобы мы тут лениво ножкой дрыгали. Небеса стали злиться, мрачнеть и даже темнеть. Первые крупные капли. Открытая площадка. Дождевиков, как вы понимаете, мы не захватили. Зачем?! Написано же: «вероятность дождя 95%». Не 100% же! Авось. Но сердобольные немцы взяли все по запасному куску полиэтилена, и нам досталась одна такая «крыша» на троих. Встали под нее, держим руками, вспомнили сказку «Теремок». Вода начинает проникать. Холодно. Мокро. Некоторые сваливают под козырек. Но я не Айседора Дункан ©. Я буду стоять у сцены даже с минимальным уровнем счастья. Первые аккорды Enjoy the Silence. С неба уже просто потоп. И вдруг внутри тебя происходит что-то странное, бросаешь полиэтилен, выходишь под ливень и слышишь, как музыка передается через струи воды. Она льется на тебя ото всюду. Закрываешь глаза, подставляешь лицо потоку. Vows are spoken to be broken, pleasures remain, so does the pain. Неожиданно осознаешь, что вода смыла в итоге и боль, и удовольствие. Тебе вообще ничего не важно, кроме музыки и потока воды. С тебя смываются мысли, чувства, планы, ожидания, волнения, обиды, вкусы и радости. Тебе не то, что наплевать на ливень. Тебе наплевать на время. Его не существует. В принципе, ты понимаешь, что не существует вообще ничего. Потом отпускает. Становится, сука, холодно, завидуешь стоящим под козырьком, скупаешь все куртки и футболки. Пьешь егермейстер из горлышка, лишь бы не заболеть. Жалеешь? Нет. Ты выскочил из времени. Смог один раз, сможешь и второй. Просто enjoy the silence.