Что происходит с образованием в России прямо сейчас?



Россия переживает бум Edtech, большая часть офлайн-образования трансформируется в онлайн, онлайн мобилен, онлайн начинает использовать искусственный интеллект. Образование доступно из любого места, в любое время — найти своего учителя и свою школу теперь просто как никогда, есть пробные уроки, много бесплатных лекций и вебинаров.

Из-за популярности темы в образовании сейчас больше бизнесменов, чем тех, кому образование важно, поэтому хорошо зарабатывающих школ, в которых акцент на маркетинге и хайпе, а не на знаниях, больше, чем хороших школ.



Для звукоориентированных практик это момент расцвета. SA)) были одними из первых, кто запустил подобное нишевое образование в России. Речь идет о курсе «Экспериментальный звук и мультимедиатехнологии», который мы проводим ежегодно с 2014 года в московской саунд-арт-студии SA))_studio. Нам приятно видеть, что в нашей стране запускается все больше инициатив, выходящих за рамки академического знания и популярного продакшена. Сейчас есть возможность изучать звук с разных сторон — например, углубляться в теорию звука и его культурологические аспекты, создавать музыку посредством текстового программирования или разрабатывать интерактивные генеративные инсталляции.

Образование просело, но это не только российская проблема. Технологический прыжок оказался настолько радикальным и стремительным, что возник конфликт между процессом обучения и его целью. Стало непонятно, чему учить и в каком объеме.


Как учится поколение Z?

Наташа Климчук: Люди не сильно изменились за последние тысячи лет. Мы учимся тогда, когда хотим научиться. Знания, полученные из-под палки, не усваиваются. Желание научиться приходит к каждому из своего источника. Кого-то зажигает популярный тикток, пост или твит, кого-то книга, кого-то родители, кого-то горящие глаза тех, кто любит свою работу. В Bang Bang Education преподают такие дизайнеры, вовлекающие через свой опыт, практику, вебинары, при этом, конечно, используя медиа. Дизайн — всегда на пике современности.

Виталина Стрекалова: Не хочется обобщать, однако я бы охарактеризовала это поколение как более честное и смелое, а также способное артикулировать свои желания и идеи. К нам приходят люди разных возрастов. За одной партой могут сидеть вчерашний школьник и успешный профессионал за 40. Хочется верить, что им всем дается импульс к действию. У нас есть несколько примеров людей, которые резко изменили свою жизнь после нашего курса. Например, уехали работать за границу в качестве современного художника.

Владислав Кирпичев: Если мы говорим о школьном образовании, то, судя по результату, который я наблюдаю, не очень хорошо. Мне кажется, они не понимают, зачем им это надо.

AJ_Watt / Getty Images

Будет ли жить классическое университетское образование через -дцать лет?

Наташа Климчук: Классическое университетское образование сейчас претерпевает сильные изменения, главным в нем всегда были структурность и комьюнити. Но все это уже получается делать быстрее. Азы логики и философии можно выучить онлайн. А для того, чтобы найти тех, с кем интересно делать разные проекты или дружить, не обязательно переезжать в кампус, можно познакомиться в комнате в зуме. Верю, что никуда не денутся сильные школы со своей идеологией, своим манифестом и своим комьюнити. Будут ли это классические пять лет? Вряд ли.

Виталина Стрекалова: Будет или нет, зависит от многих факторов. Однако очевидно, что подобный формат образования устарел. Хотя бы потому, что каждый день появляется все больше странных стартапов, которые порождают странные профессии, а университеты — это огромные неповоротливые машины, которые не поспевают за современными преобразованиями.

Владислав Кирпичев: А что мы называем классическим образованием? С 855 года система претерпевала множество изменений, следуя за развитием общества. Преобразуется оно и в этот раз, и еще не раз. Главное, что останется необходимым и неизменным в университетском образовании, — наличие научно-исследовательской работы и экспериментаторства. При их отсутствии образовательному процессу грозит девальвация.


Как учиться в эпоху соцсетей? Может ли YouTube заменить университет?

Наташа Климчук: Сам по себе ютьюб университет не заменит, а образовательная структура, использующая ютьюб и другие соцсети, делающая рекомендательные подборки, может стать или уже быть университетом.

Виталина Стрекалова: Если думать об эпохе соцсетей как об эпохе максимального доступа к информации, то, на мой взгляд, это необходимо учитывать в формировании образовательных программ. Студенты и преподаватели имеют одинаковый доступ к этой информации, однако многолетний преподавательский опыт позволяет грамотно отфильтровать и преподнести эту информацию. Это особенно важно в технологической среде, где, например, часто новые разработки имеют свои корни в 1960-х годах. Преимущество YouTube перед классическим пониманием университета как раз в том, что им легче меняться. Может, у них уже в разработке какой-нибудь YouTube University, с возможностью эмуляции университетской среды.

Владислав Кирпичев: Не YouTube, а сеть в целом — может. Как показал опыт — у меня перед глазами конкретные «истории успеха», — если цель определена ясно, то интернетом можно пользоваться как конструктором, набирая знания под решение определенной задачи. Плюс в том, что обратиться можно к разным источникам и таким образом получить различные профессиональные знания. Это очень «гибкое» обучение.

kovaciclea / Getty Images


Будут ли существовать школьные парты или мы будем сидеть в виртуальных классах?

Наташа Климчук: Офлайн не пропадет, пока у нас есть тела. Мы чаще будем сидеть (и уже сидим) в виртуальных классах. Это будущее наступило, дальше будет интереснее.

Виталина Стрекалова: На мой взгляд, это вопрос распределения всеобщего времени и ресурсов. Идеальны были бы гибридные программы. Из-за пандемии и ограничений нам пришлось подобным образом провести прошлогодний курс. Оказалось, что какие-то лекции студенты лучше воспринимают в комфорте своей комнаты, где легче сконцентрироваться на материале. А какие-то занятия не имеют смысла в онлайне, и необходимы встречи. Так было у нас с изучением электроники и пространственного звука. Здесь важно постараться уловить этот тонкий момент. Но мы работаем в поле экспериментального образования, поэтому мы можем позволить себе подобную гибкость.

Владислав Кирпичев: Будет и то и другое — это неизбежно. Требования к оценке знаний ужесточатся, и произойдет расслоение учащихся по их способностям и желанию учиться. Но шанс, безусловно, должен быть у каждого…