Американская актриса Ума Турман выступила против принятого в Техасе закона, запрещающего проводить аборт после шести недель беременности. В своей колонке для The Washington Post она призналась, что в подростковом возрасте сама была вынуждена сделать его, хотя и не хотела этого.

Срок в шесть недель техасские законодатели объяснили тем, что в это время у плода начинает биться сердце. При этом, по утверждению противников закона, в первые шесть недель женщины зачастую не знают о своей беременности.

Кроме того, американская ассоциация акушеров и гинекологов заявляет, что на этом сроке существует только «комочек ткани, которому еще предстоит развиться в полноценное сердце в процессе роста эмбриона». По оценкам организаций за права женщин, в Техасе до 90% абортов до сих пор делались на сроках больше шести недель.

Ума Турман пишет, что испытывает сожаление, ужас и негодование в связи с принятием закона и решила поделиться своей историей, чтобы отвести скандал в сторону от уязвимых женщин. По словам артистки, начавшей актерскую карьеру в 15 лет, «в позднем подростковом возрасте» она забеременела от мужчины гораздо старше ее.

Турман тогда жила в Европе и пыталась принять правильное решение, хотя она хотела бы сохранить ребенка. Актриса вспоминает, как позвонила за советом родителям и призналась им в том числе в «нежизнеспособности» отношений с тем, от кого забеременела. Отец и мать предупредили ее о том, что ей будет трудно вырастить ребенка в таком возрасте самостоятельно.

«Моя детская фантазия о материнстве была безнадежно развеяна, когда я взвесила ответы на очень справедливые вопросы родителей. Я только начинала карьеру и не имела достаточно средств, чтобы обеспечить даже саму себя. Мы с семьей решили, что я не справлюсь с беременностью, и сошлись на том, что правильным выбором будет прервать ее. Тем не менее мое сердце было разбито», — говорит Турман.

Она с благодарностью вспоминает врача, который проводил ей аборт, но относился к девочке милосердно и человечно. При этом сама Турман испытывала огромный стыд и считала себя заслуживающей боли, которую она чувствовала во время операции. Артистка добавляет, что ее душевная рана все еще не зажила.

«В этой истории много боли. До сих пор это было моей самой мрачной тайной», — рассказывает она. 51-летняя артистка называет аборт самым трудным решением в своей жизни, но это был путь к жизни, полной радости и любви: «Решение не сохранять ту раннюю беременность позволило мне вырасти и стать матерью, которой я хотела и должна была быть».

Турман надеется, что ее признание поможет девочкам и женщинам, которые чувствуют стыд за невозможность защитить себя и решение в пользу аборта. Она подчеркивает, что никто не оказывается на больничной кушетке для прерывания беременности по доброй воле.

«Этот закон — еще один инструмент дискриминации тех женщин в неблагоприятном экономическом положении, а зачастую и против их партнеров. <…> Всем вам — женщинам и девушкам Техаса, боящимся получить траву и оказаться целью преследования хищными охотниками за головами; всем женщинам, возмущенным тем, что государство отбирает у нас права на наши тела; и всем вам, кто стал уязвимым и подвержен стыду из-за того, что у вас есть матка, — я говорю: я вижу вас. Имейте мужество. Вы прекрасны. Вы напоминаете мне моих дочерей», — заключает Ума Турман.

Вы солидарны с Умой Турман?
да
0%
нет
0%