T

Железная канцлерин: как Ангела Меркель стала главным политиком Германии

26 сентября проходят выборы в бундестаг — немецкий парламент, по итогам которых будет сформировано новое правительство, первое с 2005 года, которое не возглавит Ангела Меркель. Она руководила Германией на протяжении более чем пятнадцати лет и стала однозначным лидером Евросоюза, а возможно, и всего западного мира. Как это получилось у тихой женщины из Восточной Германии, которая поздно пришла в политику и в которую изначально никто не верил?

Ангела Меркель / Carsten Koall/Getty Images

Ангела Меркель — не самый яркий мировой лидер. Она говорит негромко, в ее речи не услышишь ярких образов и громких заявлений, единственная примечательная черта во время выступлений — пальцы, сложенные домиком перед животом. Этот характерный жест, «ромб Меркель», хорошо ей подходит: простой, указывающий на симметрию, отражающий стабильность. Именно такой Меркель, занимавшая пост федерального канцлера (в ее случае — «бундесканцлерин», с женским окончанием) без малого шестнадцать лет, запомнится миру. Сквозь все кризисы и бури нулевых и десятых она прошла, не повышая голоса — этакая скучноватая, но компетентная учительница со сцепленными пальцами.

За полтора десятилетия у власти Ангела Меркель стала олицетворением Германии XXI века: уверенная в своих силах, прагматичная, спокойная — воплощение стабильности и взвешенной политики. Во Франции и других странах Европы сменялись президенты и правительства, США метались от республиканцев к демократам, Евросоюз сотрясали катаклизмы — Меркель стояла скалой. Партия ХДС («Христианско-демократический союз») под ее началом достойно выступала на выборах и успешно формировала коалиции, а альтернативной кандидатуры на должность канцлера, пока Меркель оставалась в политике, просто не было. В Германии ее уважительно называют Mutti — «мамочка», а англоязычная пресса придумала прозвище Merkelator («Меркель» + «терминатор»), подчеркивая, какую серьезную силу представляет бундесканцлерин. Политики как внутри ФРГ, так и за ее пределами могли недолюбливать Меркель — но не считаться с ней было невозможно, как нельзя сейчас не считаться с Германией, наиболее крепко стоящей на ногах страной Европы.

Jochen Zick — Pool / Getty Images

Сегодня, когда Меркель готовится покинуть свой пост, политологи уже начинают изучать ее наследие, а граждане Германии пытаются найти нового лидера, хоть сколько-нибудь соответствующего ее масштабу, непросто вспомнить, что когда-то эта женщина была абсолютным аутсайдером немецкой политики. В 1990-е ее называли «девочкой [Гельмута] Коля» и «молочницей», смеялись над неуклюжей походкой и невзрачной внешностью и уж никак не ждали от нее блестящей карьеры. На Меркель лежало тройное клеймо: женщины, осси, то есть выходца из отсталой Восточной Германии, да еще и непрофессионального политика — до 35 лет будущая бундесканцлерин работала ученым-химиком.

Так что же позволило ей обмануть ожидания и надолго заставить скептиков замолчать? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо заглянуть в страну, которой давно нет на карте, в государство, где Меркель провела детство и юность, — в Германскую Демократическую Республику.

Тоталитарная молодость

1954 год. ГДР, бывшая советская оккупационная зона, где заправляет Социалистическая единая партия Германии (СЕПГ), укрепляет позиции самого западного форпоста социализма: усиливает идеологический контроль, закручивает гайки и ужесточает наказания за попытки к бегству из республики. Годом ранее — в 1953-м — ГДР потрясла переросшая чуть ли не в антикоммунистическое восстание рабочая забастовка, которую власти подавили с невероятной жестокостью, и восточные немцы, пока это еще возможно, тысячами бегут от прелестей социализма на Запад. А 28-летний лютеранский пастор Хорст Каснер спокойно совершает переезд в обратном направлении — покидает Федеративную Республику Германию ради службы в ГДР. С ним едут супруга Герлинда и их общий ребенок — новорожденная Ангела Каснер, будущая Ангела Меркель.

До конца не ясно, что побудило Хорста Каснера переехать в Восточную Германию — искреннее желание поддерживать огонь веры на Востоке, симпатии к социализму или карьеристские соображения. В любом случае, благодаря этому решению молодость Ангелы Меркель прошла в стране, печально известной своей идеологизацией и впечатляющим количеством стукачей. В поздние 1980-е на каждые 77 граждан Восточной Германии приходился один сотрудник или информатор Министерства государственной безопасности — Штази.

Марш пионеров в ГДР, май 1950-го / Bettman/Getty Images

О родителях Меркель всегда отзывалась тепло. Отец, Хорст Каснер, был, с одной стороны, истово верующим священником, с другой — человеком с крайне рациональными взглядами. «У нас была нетипичная пасторская семья, — говорила лидер христианских демократов Германии, вспоминая отца. — Возможно, потому, что у отца был очень логический, рациональный подход к вещам». В ГДР Хорст Каснер пользовался рядом привилегий — к примеру, ему разрешалось путешествовать на Запад по церковным делам — и никогда не выступал против режима, но и в сотрудничестве со Штази замечен не был: не бунтарь, но не слуга партии. От него будущая бундесканцлерин унаследовала не только рациональность и сдержанность, но и веру. «Если бы я была атеисткой, выносить ответственность мне было бы куда тяжелее», — замечала Ангела Меркель.

Ее мать, Герлинда, всю жизнь работала учительницей, преподавала английский и латынь. По-видимому, в семье Каснеров она была самым мягким человеком — по крайней мере, по поводу учебы Герлинда высказывалась, что она должна в том числе «быть веселой». С матерью Меркель всегда была очень близка: даже когда дочь управляла Германией и, по сути, Европой, она находила время на звонки матери. Герлинда рассказывала ей о родственниках, знакомых и друзьях, чтобы немного отвлечь от политических дел. Мать Ангелы Меркель умерла в 2019 году, отец — в 2011-м. Безусловно, они повлияли на свою дочь: в Меркель есть и скромная твердость отца-пастора, и терпеливость матери-учительницы.

Могила родителей Ангелы Меркель Хорст и Герлинды Каснер в Уккермарке, Германия / imago/Legion Media

«У меня было хорошее детство, отличные родители и друзья, — говорила Меркель о своих ранних годах, проведенных в городке Темплин неподалеку от Берлина. — Но тогда нам приходилось следить за собой куда больше, чем сейчас». Граждане ГДР с младых ногтей привыкали взвешивать каждое слово и молчать — никто не знал, не окажется ли сосед или приятель информатором Штази. Бундесканцлерин признает, что годы, проведенные в ГДР, сформировали ее личность. Это же отмечают и политологи: сдержанность, скрытность, тщательное обдумывание каждого шага — фирменные черты Меркель. В ГДР ей редко приходилось говорить открыто, а судя по донесению информатора Штази, датированному 1984 годом, никаких иллюзий относительно Восточной Германии она не питала: «Очень критично настроена к нашему государству. Лидерство СССР [в соцлагере] считает диктатурой, навязыванием воли Москвы всем социалистическим странам, хотя при этом восхищается русским языком и культурой Советского Союза».

Трехлетняя Ангела Меркель / Alamy/Legion Media

Ангела Меркель в возрасте одного года

Действительно, в школе Ангела Каснер учила русский язык, а в конце 1960-х даже побывала в Москве — поездку туда ей организовали в качестве награды за выигранную школьную олимпиаду. Она вообще училась блестяще. А вот королевой бала или завсегдатаем молодежных тусовок не была никогда: ее учительница русского вспоминала, что девочка вечно ходила в бесцветных нарядах, с кошмарной прической-горшком на голове. Главным оружием Ангелы уже тогда были не красота и обаяние, а воля и интеллект. Как рассказывала ее подруга по темплинской школе Бригитта Ланге, «мы ценили Кази [прозвище от Каснер] за то, что у нее всегда было свое мнение». По словам Ланге, явным лидером в детских компаниях Ангела никогда не была, но благодаря ее уму и смекалке к ней всегда прислушивались. В старших классах Кази чаще других задавала учителям вопросы, почему жизнь в Восточной Германии устроена именно так. Вопросы были достаточно невинными, чтобы у семьи Каснер начались проблемы, но достаточно смелыми, чтобы отвечать на них было непросто. Это искусство балансировки спустя много лет Кази будет демонстрировать и на политическом олимпе.

Несмотря на тихую нелюбовь к режиму, Ангела Каснер не была диссидентом. Ее жизнь развивалась последовательно и спокойно, в соответствии с избранной научной стезей: после окончания школы с золотой медалью в 1970-е успешно отучилась на физическом факультете Лейпцигского университета, в 1986-м — защитила докторскую по квантовой химии. «В естественных науках, даже в условиях диктатуры, трудно было что-либо запретить... Дважды два всегда было четыре!» — комментировала бундесканцлерин свой выбор карьеры в интервью ТАСС. В конце 1970-х Ангела стала Меркель, взяв фамилию мужа. Брак с Ульрихом Меркелем продлился всего четыре года, но имя осталось. А в 1980-х начались отношения Ангелы Меркель с ученым-химиком Иоахимом Зауэром, который станет постоянным спутником ее жизни.



Пограничный пункт пропуска Хельмштедт-Мариенборн на внутренней немецкой границе, 1950-й год / Schnellbacher/ullstein bild via Getty Images

Как и миллионы восточных немцев, Ангела Меркель жила обычной жизнью: делала свое дело, старалась не привлекать к себе внимания и по возможности игнорировать государство с его идеологемами, прослушками и шпионажем. Казалось, мечты о свободе отложены до лучших времен — но лучшие времена наступили внезапно и быстро.

Рождение политика

9 ноября 1989 года рухнула Берлинская стена. Сонная ГДР пришла в движение и забурлила: Москва ослабила поводья соцлагеря, предоставив восточным немцам самим определять свою судьбу, а без Советов СЕПГ продержалась недолго. Под давлением народных выступлений социалистические бонзы ушли в отставку, из конституции страны убрали пункт о руководящей роли СЕПГ, открылись границы с Западом — пришло время больших перемен.

<blockquote class="twitter-tweet" data-theme="light"><p lang="en" dir="ltr">Angela Merkel’s first meeting with George HW Bush in 1991, when she was minister for women and youth. Merkel will be in the US for Bush’s state funeral. <a href="https://twitter.com/hashtag/Remembering41?src=hash&ref_src=twsrc%5Etfw">#Remembering41</a> <a href="https://twitter.com/hashtag/Bush41?src=hash&ref_src=twsrc%5Etfw">#Bush41</a> <a href="https://t.co/J60SjEWwjN">https://t.co/J60SjEWwjN</a></p>— Thomas Sparrow (@Thomas_Sparrow) <a href="https://twitter.com/Thomas_Sparrow/status/1070230973160267776?ref_src=twsrc%5Etfw">December 5, 2018</a></blockquote> <script async src="https://platform.twitter.com/widgets.js" charset="utf-8"></script>

В декабре 1989 года химик Ангела Меркель уволилась с работы и направилась в офис «Демократического прорыва», небольшой партии, стоявшей на позициях демократизации ГДР. В партийном офисе она поинтересовалась, может ли быть чем-то полезна, и впряглась в работу с таким усердием, что вскоре впечатленный успехами молодой женщины лидер партии Райнер Эппельман, диссидент со стажем, рекомендовал ее на должность официального представителя главы новоизбранного правительства ГДР. Правительство просуществует всего несколько месяцев перед объединением Германии, но Меркель успеет зарекомендовать себя лучшим образом и на этой должности. Пока мужчины-политики, окружавшие ее, надували щеки и толкали речи, Меркель незаметно и быстро делала всю работу, демонстрируя недюжинный организационный талант и трудолюбие.

Как отмечают эксперты, формированию политического стиля Меркель способствовала не только жизнь в ГДР, но и научная карьера: она действует как ученый, аналитически и хладнокровно. Уже на посту канцлера Меркель будет спокойно просчитывать варианты развития событий, взвешивать риски, анализировать действия всех игроков — и после всестороннего рассмотрения проблемы принимать решения, которые уже не изменятся. В русском языке ей должна бы нравиться пословица «семь раз отмерь — один отрежь».

Вспоминая первые шаги Ангелы Меркель в политике, Райнер Эппельман размышляет: «У меня сложилось впечатление, что политикой она интересовалась даже в ГДР, но социалистический режим в Восточной Германии кастрировал эту сферу жизни». Зато, получив возможность влиять на судьбу страны, молодая женщина не упустила своего шанса.

Член правительства Гельмута Коля Ангела Меркель, 1991-й год
AKG Images/Vostock Photo

Сокрушительница гигантов

В объединенной Германии «Демократический прорыв» стал частью Христианского демократического союза (ХДС), традиционно выступавшего на выборах дуэтом с баварским Христианским социальным союзом (блок ХДС/ХСС). Друзья и знакомые Меркель были очень удивлены ее политическим выбором, поскольку будущий канцлер в 1970–1980-е годы придерживалась скорее «зеленых» (т. е. достаточно леворадикальных) взглядов [Ф1]. Консервативный блок был странным местом для женщины осси без серьезного политического опыта: в обеих партиях доминировали маститые политики, как правило, мужчины консервативных взглядов, выходцы с богатого католического юга. Тем не менее канцлер Гельмут Коль, главный политический тяжеловес ХДС, взял Ангелу Меркель под крыло: в начале 1990-х она выиграла свои первые выборы и прошла в бундестаг.



Ходили упорные слухи, что Меркель не более чем витринный кандидат, пешка, которую Коль использует, чтобы продемонстрировать широту взглядов ХДС: мол, даже молодая восточная немка может добиться многого в нашей партии. Именно тогда появилась обидная кличка «девочка Коля». На кадрах видеохроники тех лет Ангела Меркель выглядит неуверенной в себе, скромной женщиной c неловкой улыбкой и странной прической. Ей покровительственно кивают партийные боссы, краснолицые мужчины за пятьдесят в дорогих костюмах. Но вскоре эта женщина доказала, что в ХДС/ХСС нет более умного и расчетливого лидера.

Канцлер ФРГ Гельмут Коль и Ангела Меркель в 1995-м году. Меркель тогда занимала пост министра окружающей среды, охраны природы и безопасности ядерных реакторов / Reuters

В 1991–1998 годах Ангела Меркель работает в правительстве объединенной Германии, возглавляя сначала министерство по делам женщин и молодежи, затем министерство по охране окружающей среды. Канцлером все это время оставался Гельмут Коль — в ту пору он казался вечным. Однако его карьеру подкосили проигранные выборы 1998 года и последующий скандал: вскрылись незаконные схемы финансирования ХДС, осуществлявшиеся с ведома Коля. Ангела Меркель, к тому времени ставшая одной из серьезных фигур партии, более того — ее генеральным секретарем, первой отреклась от Коля, через прессу призвав ХДС ради будущего порвать со «старой гвардией» и в особенности с экс-канцлером. Большинство партийцев поддержали ее позицию, и политические дни Коля были сочтены. «Я пригрел змею на груди», — будет он позже сокрушаться в интервью.

Скандалы, уничтожившие репутацию старых лидеров ХДС, открыли Меркель путь к доминированию — выиграв внутренние выборы, с 2000 года она заняла пост председателя ХДС. В тот период христианские демократы находились в оппозиции — после фиаско Коля 1998 года власть прочно держали в своих руках социал-демократы (СДПГ) и представлявший их канцлер Герхард Шрёдер. Играя вдолгую, Меркель не стала выставлять свою кандидатуру на пост канцлера на очередных выборах 2002 года: вместо нее против Шрёдера выступил классический хадээсовец, баварский консерватор Эдмунд Штойбер — и проиграл. Типичный ход для Меркель: не лезть в драку, когда шансы на победу невелики, предоставив возможность конкуренту внутри партии сесть в лужу. Позже, на досрочных выборах 2005 года блок ХДС/ХСС с небольшим отрывом (1%), но все же победил социал-демократов, и партии сформировали «большую коалицию» (ХДС/ХСС и СДПГ). Пост канцлера по итогам переговоров о формировании правительства отошел Меркель как лидеру победившей партии — с презрением отзывавшийся о ней Шрёдер после проигрыша ушел из политики. Трудолюбие и хладнокровие сработали: когда-то безусловный аутсайдер, Ангела стала немецким политиком номер один. Первой женщиной на этом посту, да еще и самым молодым человеком в должности канцлера за всю историю — ей было всего 51.

Sean Gallup/Getty Images

Swen Pfortner/dpa/AFP via Getty Images

Годы на вершине

Внушительный срок правления Меркель — четыре каденции подряд — вызывает ассоциации с авторитарными лидерами, сосредоточившими в своих руках всю власть в стране. На самом деле ее позиции никогда не были настолько незыблемы. Политическая система Германии надежно застрахована от чьей-либо безраздельной власти: выигравшая на выборах партия неизбежно вынуждена идти на компромиссы и вступать в коалиции. Из четырех сроков Меркель, когда христианские демократы находились у власти, три срока они были вынуждены формировать правительство в рамках «больших коалиций», то есть совместно с социал-демократами. За эпоху Меркель границы между двумя главными партиями ФРГ ощутимо размылись: и левые и правые сдвинулись ближе к центру.



Одно из частых обвинений в адрес Меркель внутри ХДС — она на самом деле не разделяет консервативных идеалов и вообще ХДС для бундесканцлерин не более чем инструмент. В этом есть как минимум доля правды: несмотря на формальную аффилиацию с правоцентристами, Меркель за время своего правления поддержала такие шаги, как отмена обязательной службы в армии (2011 год), отказ от атомной энергетики (2011 год, после аварии на японской АЭС «Фукусима-1»), проведение парламентского голосования по вопросу однополых браков (2017 год) — по каждому из этих вопросов консерваторы придерживались другой точки зрения. А в 2015 году Меркель и вовсе открыла границы для сотен тысяч мигрантов без проведения демократических процедур — референдумов или парламентских дебатов.

Michele Tantussi/Getty Images

Меркель вообще не любит говорить об идеалах и блистать красноречием — это совершенно не в стиле бундесканцлерин. Все годы работы она предпочитала действовать как менеджер, двигаясь шаг за шагом от одной задачи к другой, без провозглашения курсов или громких речей. Этот подход возымел успех, в первую очередь — экономически. ВВП Германии за годы правления Меркель вырос на 34% (на 15 процентных пунктов, более значительный рост, чем у Франции, ближайшего конкурента среди европейских стран). На сентябрь 2021 года Германия — страна с самым высоким ВВП на душу населения из государств «Большой семерки», уровень безработицы — почти самый низкий за последние двадцать лет (хотя и немного вырос в период пандемии), а 70% граждан говорят, что довольны экономическим состоянием страны. Впрочем, не все идеально: критики Меркель пеняют ей на нежелание проводить структурные реформы и напоминают, что во многом тучные годы Германии при Меркель — заслуга правительства Герхарда Шрёдера, который осуществил либерализацию экономики в начале нулевых. И даже в крепкой немецкой экономике есть свои слабые места, как, например, низкая экологичность (больше доля выбросов CO2, чем в среднем по ЕС) сохраняющееся отставание востока Германии (территория бывшей ГДР) от запада и стареющее население.

Sean Gallup/Getty Images

Если возвращаться от экономики к политике, в те редкие моменты, когда Ангела Меркель все же говорит о ценностях, чаще других она упоминает те, что потрясли ее воображение в 1989 году, во время падения Берлинской стены, — свобода и единство. «Сокрушайте стены невежества и ограниченности», — призывала Меркель в своей речи перед студентами Гарварда в 2019 году, подчеркивая, что для современного мира как никогда важны диалог и открытость миру. В Германии и Европе бундесканцлерин старалась проводить политику, основанную именно на этих важных для нее принципах — хотя это не всегда приводило к успеху. В принятии решений для Меркель ее собственное представление о том, что правильно, а что нет, всегда играло как минимум не меньшую — если не большую — роль, чем партийные интересы.

Стабильность и успешность Германии при Меркель, а также ее выигрышная центристская позиция (формально будучи представителем правоконсервативной партии, бундесканцлерин, как мы указывали выше, не стеснялась поддерживать и откровенно левые инициативы, если считала их популярными в народе и правильными) привели к уникальной для ФРГ ситуации: политический вес Меркель превысил вес ее партии. «Многим немцам нравится сначала Меркель, а уже потом ХДС», — отмечает Financial Times. В 2010-е годы скромная женщина во главе ХДС стала локомотивом, который тащит за собой партию. Личная популярность Меркель вкупе с ее искусством договариваться и заключать политические союзы позволила ей оставаться у власти непривычно долго для демократической страны. Даже после выборов 26 сентября какое-то время она еще будет играть важную роль в судьбе Германии: по законодательству канцлер не покидает свой пост, пока не сформировано новое правительство, и нет сомнений, что голос многолетнего лидера будет значить многое в переговорах о формировании коалиции.

Ангела Меркель покидает бундестаг после переговоров о греческом долговом кризисе, Берлин, 2015-й год / Reuters

На последнем сроке Меркель ситуация, впрочем, несколько изменилась: на выборах 2017 года ХДС набрала на 8,6% меньше, чем в 2013-м, формирование коалиционного правительства шло непривычно долго — почти полгода. Именно на этом фоне падения популярности и необходимости обновления Меркель объявила — еще осенью 2018 года, — что не будет претендовать на пост канцлера в 2021 году, более того, вовсе покинет политику. «Как канцлер и лидер ХДС, я несу политическую ответственность за все, как успехи, так и неудачи... Пришло время открыть новую главу», — заявила Меркель и с тех пор не меняла решения.

Канцлер Европы, канцлер беженцев

Все годы на посту канцлера Меркель истово поддерживала европейское единство и боролась за сохранение Европейского Союза — а на ее эпоху пришлось несколько острых кризисов. Один из самых масштабных грянул в 2010 году, когда на волне мирового финансового кризиса некоторые страны ЕС, в первую очередь Греция, Португалия и Ирландия, оказались на грани банкротства, что могло повлечь за собой распад еврозоны как таковой. «Рухнет евро — рухнет и Европа. Нельзя этого допустить», — говорила тогда Ангела Меркель, последовательно отстаивая идею, что Германия должна оказать материальную помощь экономически слабым государствам в обмен на введение мер жесткой экономии для выхода из кризиса. Правительство в итоге пошло на этот шаг, предоставив транши: Меркель это стоило раскола в ХДС и протестов как внутри страны, так и за ее пределами (так, греки были не в восторге от навязанных Германией мер и сжигали чучела ее лидера), но еврозона выстояла, а Германия укрепилась в положении негласного гегемона ЕС.

Мигрант из Сирии с портретом Ангелы Меркель / Sean Gallup/Getty Images

В 2015 году, когда в Европу хлынул поток беженцев, бундесканцлерин снова повела себя решительно. Летом она распорядилась впустить беженцев в Германию — пока другие европейские государства были настроены куда более прохладно. За год в страну въехали более миллиона беженцев. «Мы справимся» (Wir schaffen das), — уверенно заявила тогда Меркель. Последствия противоречивы. С одной стороны, мигранты пополнили рынок труда и частично интегрируются в немецкое общество, а либерально настроенные обозреватели с восхищением заговорили о новой, открытой и дружелюбной Германии, Меркель стала человеком года по версии TIME Magazine. С другой — немецкое общество раскололось надвое: не все были готовы принять такое количество чужестранцев. Впервые за долгое время в Германии подняли голову правые популисты: воспользовавшись «полевением» ХДС и противоречивым шагом Меркель, начала завоевывать позиции «Альтернатива для Германии» — в 2017 году эта партия, выступающая против мигрантов, ислама, ЕС и глобализации, впервые прошла в бундестаг. Единого мнения, стала ли позиция Меркель по вопросу беженцев правильным шагом или ошибкой, нет до сих пор.

Последний большой кризис, с которым пришлось иметь дело Ангеле Меркель, — пандемия коронавируса. Как и все остальные страны, Германия проходит сквозь волны эпидемии с переменным успехом, но на фоне многих европейских соседей уровень заболеваемости и смертности не так высок — хотя пандемия стоила правящей коалиции некоторого падения рейтингов. Вместе с президентом Франции Эммануэлем Макроном Меркель выдвинула проект создания 750-миллиардного (в евро) общего фонда ЕС, который сможет помогать наиболее пострадавшим странам путем субсидий и кредитов, — хотя строго подчеркнула, что это разовая инициатива. Тем не менее это далеко не первый раз, когда Германия при Меркель соглашается не только проявить политическую волю в рамках ЕС, но и принять на себя значительную экономическую ношу ради общего дела.

Строгая дипломатия

В международных вопросах Меркель всегда предпочитала не рубить с плеча и действовать прагматично. Для нее, безусловно, важна дипломатия как способ прийти к компромиссу — когда это возможно. «Никогда не старайтесь переубедить своих партнеров [по переговорам], — говорила она. — Вместо этого найдите почву, где ваши интересы пересекаются, и используйте эту почву. Но, разумеется, если нет возможности для компромисса, не стесняйтесь не соглашаться». Все свое правление она отстаивала единство ЕС и союзнические отношения с США — их не поколебал даже разразившийся в 2013 году скандал с прослушкой американцами ее телефона.

Благодаря прагматичному подходу Меркель удавалось находить общий язык не только с союзниками, но с Россией и Китаем — странами, которые многие западные лидеры считают скорее угрозой, чем партнерами. Бундесканцлерин отделяла нарушения прав человека и политические разногласия от business as usual. Китай стал ключевым экономическим партнером Германии при Меркель, а конец ее четвертого срока увенчался завершением строительства газопровода «Северный поток — 2» (из России в Германию по дну Балтийского моря), несмотря на то что США выступали резко против. В Великобритании и Америке либеральные публицисты критикуют Меркель за недостаток «стратегического видения» и слишком прагматичный подход, но это ее вряд ли волнует.

При необходимости, впрочем, Меркель могла быть довольно жесткой — как, например, с президентом США в 2016–2020 годах Дональдом Трампом. Избрание Трампа с его правыми лозунгами и крайним скепсисом по отношению к евроатлантическому единству, вероятно, стало для Меркель настоящим плевком в душу. Воздерживаясь, как обычно, от открытой конфронтации, бундесканцлерин тем не менее не соглашалась с Трампом и скептически отзывалась о многих его шагах. Хрестоматийной стала фотография с саммита G-7 2018 года в Канаде: Меркель в окружении мировых лидеров, опершись на стол руками, строго нависает над сидящим Трампом, который скрестил руки на груди и смотрит независимо, — бундесканцлерин напоминала учительницу, отчитывающую школьника-бунтаря.

Ангела Меркель, Дональд Трамп и другие мировые лидеры на саммите G7 в Канаде
Jesco Denzel /Bundesregierung via Getty Images

В международных отношениях Меркель выступала именно в роли такой учительницы: взрослой, немного занудной, но надежной и взрослой, всегда готовой к конструктивному диалогу. «Она была тем человеком, который [на переговорах] ходит вокруг стола и договаривается со всеми о компромиссе. Жаль, что она уходит», — сказал в сентябре 2021 года чешский премьер Андрей Бабиш.

Меркель и Путин

Отношения с Россией и ее президентом заслуживают отдельной главы в истории об Ангеле Меркель — в конце концов, это действительно были особые отношения. Владимир Путин — еще более «вечный» лидер, чем Меркель, ни с одним другим политиком канцлер Германии не проводила столько встреч (и 20 раз ездила в Москву — последний визит пришелся на август 2021 года). В свою очередь, для Москвы именно Меркель была главным посредником в диалоге с глобальным Западом, даже в периоды резкой конфронтации.

На встрече Владимира Путина и Ангелы Меркель в Сочи в 2007 году в переговорную забежал пес российского лидера лабрадор Кони. Канцлер заметно нервничала. Иностранные СМИ писали об этом инциденте, что это был намеренный ход Путина, знавшего, что Меркель боится собак после того, как ее укусил пес в 1995 году. / Dmitry Astakhov/AFP via Getty Images

Путин и Меркель могут говорить не то что на одном языке, а на двух: о том, что в ГДР Ангела Меркель учила русский, мы уже упоминали, ну а Путин прекрасно владеет немецким еще со времен дрезденской резидентуры КГБ в конце 1980-х. У двусторонних отношений Москвы и Берлина есть серьезный экономический базис: Германия лидирует среди стран ЕС по объему торгового обмена с Россией, кроме того, для Берлина очень важны поставки энергоресурсов, что было доказано успешным, несмотря на давление, завершением «Северного потока — 2».

Тем не менее на отношениях неизбежно сказываются внешнеполитические кризисы: Меркель, как и большинство лидеров Запада, не признала присоединение Крыма к России в 2014 году и поддержала введение санкций против Москвы. Впрочем, это не помешало ей работать над тем, чтобы положить конец боевым столкновениям между украинской армией и пророссийскими ДНР и ЛНР: Меркель и президент Франции Франсуа Олланд запустили переговорный процесс в рамках «нормандской четверки» (Россия, Украина, Франция и Германия), благодаря которому были подписаны Минские соглашения и заключено хрупкое и неполное, но все же перемирие. Сейчас процесс урегулирования зашел в тупик, но даже Путин отмечал важную роль Меркель в движении к миру: «Она честно пытается урегулировать кризисы, в том числе — на юго-востоке Украины». Ни с одним западным лидером Путин столько не говорил по телефону, сколько с Меркель, — особенно в дни, когда украинский кризис был на пике.

Встреча Путина и Меркель в Германии в 2018 году. / Steffen Kugler/Bundesregierung via Getty Images

Меркель и Путин неизменно демонстрируют взаимное уважение — но это не означает симпатии. Карикатура изображает двух лидеров в момент, когда они пожимают руки и улыбаются друг другу: в облачках «мыслей» над их головами Меркель видит Путина как брутального палача, а он ее — как старую ведьму. Скорее всего, в реальности все не так плохо, учитывая сдержанность обоих политиков, но выражать свое несогласие Путин и Меркель никогда не стеснялись. На последней встрече с Путиным в августе 2021 года бундесканцлерин подчеркнула, что требует освобождения из тюрьмы оппозиционера Алексея Навального и считает неприемлемым его заключение (президент России ответил, что «фигурант» находится в тюрьме из-за криминального правонарушения). И все же сохранять контакт для Меркель всегда было важнее. «Даже если сейчас у нас имеются глубокие разногласия, мы говорим друг с другом, и так должно быть и в будущем, и это должно определять и отличать германо-российские отношения», — подчеркнула она во время того же визита в Москву. Сохранят ли будущие лидеры Германии такую же приверженность диалогу? Сложно сказать.

Лидер у плиты

Как писал в профайле Меркель для New Yorker американский журналист Джордж Пэкер, «те, кто знает Меркель, говорят, что в личном общении она настолько же жива и весела, насколько скучна в публичных выступлениях». В том же материале Пэкер пересказывает истории журналистов о том, что off-record бундесканцлерин с удовольствием шутит, пародирует мировых лидеров — но это не просачивается в публичный образ строгого, компетентного политика. О своей частной жизни Меркель вообще предпочитает не распространяться, если не считать совсем нейтральных вещей: например, она рассказывала, что любит готовить и у нее это хорошо получается, признавалась в любви к опере, хайкингу — пешим походам — и опере. Кроме того, она неравнодушна к футболу, часто посещает матчи сборной Германии и лично поздравляла сборную с победой на чемпионате мира в 2014 году, спустившись к футболистам в раздевалку. Но, как отмечал немецкий политолог Карл-Рудольф Корте, даже когда Меркель говорит о личном, это часть ее публичной персоны: она скупо отмеряет крупицы информации и никогда не раскроется больше, чем это нужно ей.

С первым мужем, Ульрихом Меркелем, будущая бундесканцлерин развелась и, хотя и сохранила его фамилию, вспоминает о первом браке холодно: «Это не была большая любовь. Мы поженились, потому что все женились». Как писало издание Wunderweib, такая реплика бывшей жены задела Ульриха Меркеля. Сам он говорил, что они не сошлись характерами — по его словам, он скорее домашний человек, а Ангела более активная, коммуникабельная и деловая. «Если бы мы все еще были вместе, я был бы не более чем ее водителем или телохранителем», — отмечал бывший муж главной женщины Германии с некоторым сарказмом.

Канцлер Германии и ее первый муж Ульрих Меркель, предположительно 1975-й год / imago/Legion Media

Второй брак Меркель сложился более гармонично: профессор химии Йоахим Зауэр, за которого Ангела вышла замуж в 1998 году — после более чем десяти лет жизни в гражданском браке, — стойко сносил роль спутника бундесканцлерин на официальных приемах и держался в тени, при этом нес это бремя с достоинством. Каково быть мужем самой влиятельной женщины мира, герр Зауэр не рассказывает — он вообще не дает интервью и посещает только те мероприятия, где его присутствие как супруга обязательно по протоколу. Сама Меркель говорила, что муж дает ей прекрасные советы и что без разговоров с ним она почти не может представить свою жизнь: «Он рассказывает мне о своей работе, я — о своей. Никто из нас не домохозяйка». Зауэр разделяет любовь Меркель к опере и долгим пешим прогулкам — и, разумеется, к науке, ведь познакомились они именно как коллеги. Детей у Меркель нет ни от первого, ни от второго брака; почему, она никогда не комментировала и вряд ли собирается — в конце концов, это ее Privatleben, частная жизнь.

Ангела Меркель и ее супруг Йоахим Зауэр, 2013-й год / imago/Legion Media

Конец эпохи

Вопрос «что будет дальше?» — главное, что оставляет за собой Меркель, как и любой многолетний лидер, который успел стать символом страны до грани слияния, а теперь покидает ее. Германия сильна, но не безупречна. Внешняя политика кажется сбалансированной, но получится ли сохранить этот баланс в будущем — тоже неясно. Будет ли успешной интеграция мигрантов в немецкое общество? Что будет с теряющим популярность ХДС? Выстоит ли Европейский союз, где растут разногласия? Выживут ли столь милые сердцу бундесканцлерин идеалы свободы и глобализации или на смену им, под влиянием пандемии и национализма, придет эпоха конфликтов, где каждый сам за себя?

Stefanie Loos/AFP via Getty Images

Так или иначе, на эти вопросы придется отвечать политическим наследникам Меркель. К какой бы партии они ни принадлежали, их еще долго будут преследовать сравнения с предшественницей. А она, после более чем тридцати лет кризисов, интриг, переговоров и ежедневной напряженной работы, сможет наконец отдохнуть. По словам Ангелы Меркель, она «немного выспится, немного погуляет на природе и потом подумает, чем конкретно хочет заниматься». Что бы она ни выбрала, в одном мы можем быть уверенны — к делу она, как всегда, подойдет основательно.

{"width":1290,"column_width":89,"columns_n":12,"gutter":20,"line":20}
default
true
960
1290
false
false
false
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}