Инсталляция Samsung на международной ярмарке Cosmosсow пресс-служба Samsung
Инсталляция Samsung на международной ярмарке Cosmosсow

На вопросы отвечали:

  • Meta Rite, цифровой художник
  • Kirill Rave, цифровой художник
  • Synticate, арт-группа
  • Герберт Шопник, основатель Digital Art Expo, организатор стенда NFT на Cosmoscow 2021
  • Анастасия Перова, искусствовед, основательница 1artchannel

Что происходит с рынком NFT в России прямо сейчас? А в мире? Недавно NFT продавали на Sotheby’s.

С одной стороны, идет стабилизация того NFT-бума, когда коллекционеры скупали все, что движется. Все, кто залетел на хайпе, поняли, что то, что они купили, вряд ли продастся в ближайшее время. Покупки стали менее спонтанны и эмоциональны; если раньше неизвестный художник мог выложить свою работу за необоснованно большие деньги и был шанс, что ее купят, сейчас этот шанс все меньше. Это относится и к России, и к миру вообще. Коллекционеры долго следят за художником, смотрят на его потенциал, на то, как он развивается, и только потом покупают. С другой стороны, к NFT растет интерес со стороны традиционного арт-рынка и традиционных коллекционеров. Такой же интерес начинают проявлять арт-институции и музеи. Появляются NFT-платформы, которые курируют люди из мира традиционного искусства, они видят в блокчейне будущее и хотят внести свой вклад в формирование новых арт-систем.

Рынок NFT — это очень широкое понятие, в которое входит не только искусство, но уже и коллекционные карточки, игровые персонажи, билеты, cелебритис и др. Бурный взлет NFT в России и в мире произошел в марте-апреле этого года, затем пошел на спад и к осени сменился на вторую волну, но уже более осмысленную и понятную как художникам, так и коллекционерам.

NFT — это глобальный рынок и глобальный тренд, поэтому особых отличий России от других стран в этом смысле нет. В России тренд NFT в арт-сообществе поддержал Эрмитаж, выпустив первые NFT и анонсировав выставку в ноябре.

После легендарной продажи Beeple на том самом Sotheby’s мир и Россию, в частности, кажется, охватила NFT-лихорадка — все стараются напасть на криптоклондайк, знаменитости и инфлюенсеры выпускают лимитированные коллекции работ в NFT-формате. На Западе это работы от Snoop Dogg, Эдварда Сноудена, Джека Дорси (основатель твиттера). Появляются одна за другой NFT-платформы, тут руку прикладывают и русские, и зарубежные звезды, как, например, Моргенштерн, запускаются благотворительные фонды на блокчейне, хоккейные и баскетбольные команды выпускают коллекционные карточки и помогают детям.

Если говорить об арт-составляющей в NFT-пространстве, то внимание арт-сообщества привлекла продажа работы Beeple, после которой художники со всего мира решили ворваться в NFT-пространство со своими работами. Начался небольшой хаос, связанный с обилием произведений на различных маркетплейсах. Появилась необходимость в качественной экспертизе, поэтому с весны 2021 года мы (команда искусствоведов информационного портала 1artchannel) совместно с нашими партнерами и экспертами из мира блокчейна — NFT-консалтингом Digital Art Expo — занялись продвижением и исследованием нового сектора на российском арт-рынке.

Кто главные покупатели: криптомиллионеры или ценители искусства?

Сам вход в криптовалюты не так прост, надо завести кошелек, купить эфир, разобраться с площадками и кибербезопасностью. А главное — ответить самому себе на вопрос «как может столько стоить картинка в интернете?». И если у криптосообщества оба этих вопроса решены, то у традиционного коллекционера — нет. Поэтому ответ очевиден: в основном NFT коллекционируют люди из крипты, это их среда, их инструменты и их искусство.

Я приобрел свой первый NFT полтора года назад. Необязательно быть криптомиллионером, чтобы начать собирать такое искусство, но первыми покупателями действительно стали коллекционеры из блокчейн-сообщества, и громкие покупки с аукционов также приобретались криптоколлекционерами. Сегодня известные CryptoPunks продаются по несколько раз в неделю по цене от $50−100 тыс. Это стало уже цифровым антиквариатом и статусным уровнем для их владельцев. Но традиционные коллекционеры современного искусства не могут пройти мимо этого феномена. Значимая коллекция сегодня не будет полной без NFT-арта.

Так или иначе, оба лагеря поддерживают комьюнити, и трудно сказать, где начинаются инвестиции и заканчивается любовь к искусству. Прежде всего потому, что не очень понятно, во что конкретно стоит инвестировать, а в успехе художника не последнюю роль играет идейный резонанс со зрителем. На крупные суммы NFT-искусство покупают в основном криптоинвесторы, люди, которые хорошо разбираются в крипторынке и привыкли к работе с «нематериальными» активами, любители же искусства могут в виде исключения поддержать знакомых художников, но вкладываться предпочитают в материальное.

Учитывая, что крипто-коллекционеры, как и крипто-художники, кардинально отличаются от коллекционеров и художников в классическом понимании, мы наблюдаем рождение «новых звезд» в NFT-сообществе и формирование нового арт-рынка. Мы видим, как многие успешные художники продолжают пытаться соответствовать новым веяниям, но пока не могут нащупать жилу, привлекательную для крипто-коллекционеров.

Какие самые интересные примеры использования новых технологий в искусстве вы увидели в этом году? За какими художниками и проектами советуете следить?

Посоветую я старую добрую классику — Олафура Элиассона и его космические метамодернистские инсталляции. Художник работает со светом и пространством и считает, что «половину его произведений создает зритель». Его работы начинаются со слова yours, это игра слов, одновременно означающая и «твое», и «ваше». Человек, проживающий опыт погружения в работы Элиассона, переживает его коллективно и одновременно уникально, лично. Хотя cтарая добрая классика тоже использует новые технологии — в одном из своих последних проектов Элиассон задействует VR.

Мне очень понравилась авторская лазерная инсталляция Bloom питерской команды Tribe на фестивале медиа-арта «Нур» в Казани. Я люблю минималистичность и эмоциональность тотальных инсталляций, их бесполезно смотреть в интернете. Талантов в этом жанре много, но фаворит для меня один — Редзи Икеда.

Самые успешные цифровые художники на сегодня — Beeple, Pak, Xcopy, Fewocious, Mad Dog Jones и др. В России уже много продаваемых цифровых художников: конечно, арт-группа AES+F, Brickspacer, Артем Ткач, Дмитрий Мельников, Покрас Лампас, Миша Мост и др.

Многие считают, что NFT — это просто выложенная гифка или анимация. К сожалению или к счастью, это далеко не так. Я как искусствовед всегда призываю художников и коллекционеров обращать внимание не только на визуальную составляющую произведения, но и на глубину заложенной художником концепции. Помимо этого NFT — это невероятная возможность для художников вывести творчество на новый уровень, поэкспериментировать не только с техникой и задумкой, но и с технической реализацией мысли, начиная от возможности определения срока жизни произведения, его старения до самоуничтожения.

Как вы думаете, все ли, кто работает с NFT-искусством, точно понимают, что такое блокчейн?

Чтобы прийти в Сбербанк и снять деньги, не обязательно понимать, как Сбербанк устроен. Достаточно знать пароль от карточки, иметь ноги и выучить ряд нехитрых манипуляций с банкоматом. Загрузить свою картинку на OpenSea и назвать ее искусством может любой человек, у которого есть фотошоп, метамаск и немного эфира. В любом деле есть люди, которые глубоко разбираются в теме, а есть те, кто просто пользуется системой, особо не погружаясь в то, как она работает. Но в NFT практически всем приходится разобраться, что такое блокчейн, хотя бы на элементарном уровне. Ведь надо же что-то ответить на вопрос бабушки: «А что это вообще такое, этот ваш НТФ?»

Думаю, что нет, так как сама по себе это достаточно сложная технология. Но в том числе благодаря NFT и удобным маркетплейсам она стала доступной очень многим. Блокчейн — это не только кошельки и криптовалюты, это технология, которая успешно применяется в корпоративном и государственном секторах, включая Россию. У нее большое будущее. Я занимаюсь блокчейном как технологией более четырех лет. В России блокчейн входит в список сквозных технологий программы «Цифровая экономика РФ», и ее применение описано в официальной дорожной карте до 2024 года.

Потребуется ли в будущем виртуального искусства виртуальный куратор? Виртуальная архитектура? Будет ли оно собираться и выставляться как-то принципиально иначе, чем сейчас современное искусство в современном музее?

Будущее уже здесь. Этой весной у нас была виртуальная выставка в метавселенной Cryptovoxels с виртуальным куратором. Все началось спонтанно. Нашему другу Ивану Ващенко дал «попользовать» свои виртуальные земли знакомый. Ваня строил объекты, развешивал свои работы. И тут вклинилась я. Ваня предложил повесить и мои работы тоже. Остальные художники, узнав о такой движухе, тоже захотели вписаться, было решено организовать выставку. Все подробности про кураторов, архитектуру и современное искусство вы узнаете в этом ноябре на выставке «Незримый эфир», которую делает Эрмитаж. Ее откроют в виртуальном здании Биржи, то есть Эрмитажем запланирован полноценный VR-проект.

Если мы говорим про мир искусства — неважно, NFT это или нет, — то, безусловно, куратор требуется для отбора качественного современного арта. «Виртуальный куратор» звучит как «AI-куратор», то есть работающий на базе искусственного интеллекта — хорошая идея. Однако рынок NFT как криптоарта саморегулируется, где коллекционеры приобретают NFT сами по своим соображениям и никто не может это ограничить или запретить.

Цифровое искусство сейчас выставляется на экранах, при помощи проекторов и голограмм. Также набирают популярность и востребованность метавселенные, цифровые двойники музеев и галерей, виртуальная и дополненная реальность. Удобство цифрового арта в том, что его не нужно физически хранить и перемещать, достаточно любого устройства для отображения в любом удобном месте на любом подходящем носителе.

Конечно, новому миру под названием NFT просто необходимы квалифицированное кураторство. Чем больше произведений искусства появляется, тем больше кураторов требуется.

За последний год мир сильно изменился. Какое изменение вы считаете главным?

Для нашей сферы главное — это появление ценности у digital-арта и рост осознания себя художниками среди CG-артистов, занимавшихся прежде в основном выполнением клиентских задач. Пандемия — очевидный фактор, который на нас всех повлиял. В искусстве можем сказать, что изменилось — стало намного больше экспериментов, смелости, свободы, появилось намного больше молодых авторов, которые готовы работать, пробовать новое, искать свой стиль. Это значительно меняет язык идей и развивает искусство в целом. Можно сказать, на наших глазах случилась очередная революция, появился новый жанр, которой имеет громадный творческий потенциал.

В чем будущее искусства?

Искусство будет там, где будет человек. А мы все глубже уходим в цифру. При этом виртуальная реальность меняет наше восприятие настолько, что сама разница между реальным и виртуальным оказывается стерта. Мы можем выходить за рамки физических границ и создавать пространства, которые никогда не существовали. Искусство будет следовать за нами, осваивая все новые и новые инструменты. Сеть — ключевая технология, принесшая нам глобальные перемены, а перемены всегда дают искусству взрыв новых возможностей.

Во-первых, искусство будет выходить из рамочного восприятия, зритель перестанет созерцать предмет искусства снаружи и будет находиться внутри мира художника и являться его частью. Во‑вторых, искусство будет все больше двигаться в интерактив и генеративность, как это происходит в природе и окружающем мире. Приход современных технологий приближает этот переход и стирает границу между зрителем и произведением искусства.