Иллюстратор Даниил Шубин

Если перефразировать Владимира Ильича Ленина, мир — это реальность, данная нам в приложениях. Есть приложения для любви, есть приложения для секса, есть приложения для общения, для просмотра сериалов, измерения пульса и даже в виде огромной, на весь экран, кнопки, которую надо просто нажимать. Приложения созданы для того, чтобы мы тратили на них свое время, расплачиваясь самым дорогим, что у нас есть, — нет, не жизнью (она как раз ничего не стоит), а нашим вниманием. Именно человеческое внимание стало главным ресурсом, за который развернулась беспрецедентная борьба. Не нефть, не деньги, не территории как таковые — а наши драгоценные пять секунд.

За удержание нашего внимания сражаются и медиасервисы (от телевидения до онлайн-платформ), и социальные сети, и даже политика, весь смысл которой свелся к доминированию государства в нашей личной информационной повестке, и отдельные индивиды, хорошо знающие, что человек человеку VOD (video on demand — «видео по запросу») и возможность нехило заработать.

Экономика внимания строится на следующих ключевых принципах. Первый — media ergo sum («я в медиа — следовательно, я существую»). Медийность становится основополагающим навыком и системообразующим талантом современного человека, который, как и его средневековый собрат, живет с ощущением, что за ним постоянно наблюдают. Только если в Средние века за нами следил Бог, то сейчас — миллионы заблудших интернет-душ, рыщущих в поисках, чем бы занять себя. (Хотя, если задуматься, интернет это и есть вездесущий Бог, чья благодать нисходит на нас через невидимые волны вайфая.) А селфи — единственным подтверждением реальности нашего существования, ведь, как известно, сторис пишут победители, и если тебя нет в инстаграме, значит, тебя, увы, в принципе точка.нет.

В связи с медийностью важнейшим из искусств становится искусство самопрезентации — искусство принадлежать народу. И это второй ключевой принцип. Разнообразные способы экспонировать себя достигли размахов голливудской мегаломании и античного монументализма. С одной стороны, социальные сети, и в частности инстаграм, были созданы для того, чтобы воспеть ценность частной жизни с ее маленькими радостями — вкусной едой, увлекательными путешествиями, счастливыми мгновениями и памятными событиями. С другой — человечество быстро смекнуло, что в его руках находится инструмент, который позволяет легко доказать превосходство одних человеческих особей над другими, ведь сравнение образа жизни (а чем, как не этим, мы занимаемся, проводя время в соцсетях?) в конечном итоге приводит к ощущению неравенства — у кого-то еда всегда будет вкуснее, бицепс крепче, тачка круче, а дети талантливее и красивее.

А где неравенство, там и эксплуатация этого неравенства — это мы еще по Марксу знаем (у него не было инстаграма, но его фоточки тоже висели везде). Коммуникативный капитализм так же, как и любой другой, построен на угнетении человека человеком.

Развитие диджитала, цифровых коммуникаций и экономики внимания рождает новую сетевую элиту, чьим инструментом эксплуатации выступает не материальный капитал, а капитал символический, измеряемый в индексах популярности, рейтингах цитирования и показателях вовлеченности аудитории. А предметом эксплуатации — пассивное внимание миллионов подписчиков, которое монетизируется через спонсорские интеграции, взаимовыгодные коллабы, продакт-плейсмент и продажу собственной общественной или политической позиции.

Неслучайно интернет заполонили десятки тысяч самоназванных коучей, обещающих гарантированно «прокачать» личные «скиллы» и превратить амбициозных обладателей интернет-аккаунтов в «персональные бренды». Верифицированных заветной синей галочкой — своеобразным ярлыком на княжение, дающим право вероломно конфисковывать наше внимание, которое мы вполне могли бы потратить на самих себя, а еще лучше на своих родных и близких.

Будущее этой экономики внимания предсказать довольно просто. Оно мало чем отличается от эволюции других экономик. Сперва — первичное накопление (символического) капитала (этот этап практически уже завершился), затем кровавые войны по уничтожению конкурентов, затем скупка и монополизация рынка в руках крупных игроков. В нашем случае еще какой-нибудь госкомитет для порядка.

Впрочем, нам с вами не о чем беспокоиться — мы так и останемся отбывать пожизненное заключение в этой одиночной камере, называемой интернетом, и любоваться из окна на чужую свободу. Главное, не забыть привязать к аккаунту карточку, ну и чтобы на ней никогда не заканчивались деньги… ÷