Ольга Свиблова, директор МАММ, главного ударника по количеству выставок (около 200 показов в год), затеяла не менее амбициозный проект, чем две авторитетные биеннале, которыми она уже занимается: Фотобиеннале и «Мода и стиль в фотографии», приучившие москвичей смотреть на фотографию как на современное искусство. К 25-летию музея он запускает еще одну биеннале: «Искусство будущего / Art for the future», объединяющую художников, которые трудятся в направлении новейших медиа, таких как робототехника, 3D-анимация, виртуальная и дополненная реальность. Ольга Свиблова последние годы много размышляла и спорила со всеми о том, как мыслит и существует новое поколение, с младенчества играющее в смартфоны, да и о том, как технологии меняют жизнь каждого из нас — и окружающее нас искусство.

Первая серия ответов на эти вопросы сложилась в 60 проект с участием 20 отдельных художников и команд-иностранцев: есть среди них и именитый скульптор Энтони Гормли, и уже показанная Свибловой на 6-й Фотобиеннале израильская художница Михаль Ровнер, на видеопроекциях которой бесконечно множатся и перемещаются крошечные человеческие силуэты, экстравагантный Филипп Колберт, называющий себя сам нео-поп-сююреалистом, и другие. Esquire составил свой топ-5 работ, перед которыми стоит задержаться на выставке подольше — и обратить внимание на то, как именно они были сделаны.

teamLab

«Жизнь и увядание в текущий момент вечности II», 2019.

teamLab teamLab, courtesy Pace Gallery
teamLab «Жизнь и увядание в текущий момент вечности II», 2019, цифровое 12-канальное бесконечное произведение

Как это сделано: это генеративное видео, которое создает специальная программа. Интересно, что инсталляция меняется в зависимости от часового пояса, в котором находится город, где демонстрируется проект, а также вместе с временем суток и временем года.

Кто автор: международный арт-коллектив — на данный момент в нем состоит несколько сотен человек, включая математиков и архитекторов, которые вместе создают технологичные инсталляции.

О чем работа: цветы рождаются и умирают. Эта работа, как можно догадаться и без специальной аннотации, — про время и про человека. Способны ли мы в принципе понять, что такое время, что оно непрерывно?

Random International

«Фрагменты», 2016

Как это сделано: кинетическая скульптура из 200 маленьких подвижных зеркал, которые поворачиваются, реагируя на человека, — и скульптура, которую они образуют, оттого постоянно меняется.

Кто автор: еще один большой коллектив, который в 2005 году начался с тандема двух немецких художников, Ханнеса Коха и Флориана Орткрасса, тогда студентов Королевского колледжа искусств в Лондоне. Сегодня с ними работают ученые и художники со всех концов мира. Одна из их самых известных работ — дождь, под которым можно ходить за счет того, что инсталляция считывает очертания человека и выключает потоки воды ровно над ним.

О чем работа: художникам интересно размышлять о том моменте, когда человек сталкивается с искусственным интеллектом. Что за эмоции испытывает он при этом?

Рафаэль Лозано-Хеммер

«Рекуррентный Санчес», 2018

Как это сделано: генеративная инсталляция. Программа постоянно искажает и порождает буквы, которые складываются в текст португальского философа и врача Франциско Санчеса.

Кто автор: первый художник, официально представивший Мексику на Венецианской биеннале в 2007 году. Рафаэль Лозано-Хеммер любит использовать в своих работах технологии, имитирующие и анализирующие жизнь человека: это могут быть как достижения робототехники, так и датчики сердечного ритма.

О чем эта работа: Санчес полагал, что ничто не может быть известно до конца, мы не можем знать причины причин, а также их причины…

Дмитрий Кавка

«Гуглонатюрморты», 2020−2021

Натюрморт с желтым стулом, лососем, веревкой, артишоком, кухонным ножом и небом. 	Бумага, фломастеры, карандаш		2021			Предоставлено автором
Натюрморт с желтым стулом, лососем, веревкой, артишоком, кухонным ножом и небом.
Бумага, фломастеры, карандаш
2021
Предоставлено автором

Как это сделано: графика (бумага, акварель, карандаш, фломастеры), генеративное видео. Конструктивные особенности натюрморта — стол, объекты на столе, драпировка, пейзаж в окне — сохранены, а остальное — сменяющие друг друга случайные изображения сотен тысяч объектов, которые можно найти в гугле.

Кто автор: российский художник, одержимый интернетом, его технологиями и найденными в нем объектами, — он, например, может создавать рисунки на Google maps.

О чем работа: у Дмитрия есть большая серия рисунков, посвященных объектам из базы Google Images (среди последних встречаются бокалы с вином, собаки и многое другое), а в рамках этого проекта за выбор и сочетание объектов отвечают алгоритмы, управляемые музыкальным треком. Сам художник уверен, что искусство в будущем абсолютно точно будет захватываться искусственным интеллектом и прочими генеративными технологиями. «Вопрос в том, что останется за человеком, как он поведет себя, столкнувшись с такой агрессивной экспансией, и как ему не потерять свою индивидуальность под напором бесчисленных изображений, которые будут создаваться автоматически с целью всем нам понравиться», — считает Дмитрий Кавка.

AES+F

«Принцесса Турандот»

AES+F. Турандот 2070. 2020. Одноканальный cтоп-кадр. Предоставлено авторами
AES+F. Турандот 2070. 2020. Одноканальный cтоп-кадр. Предоставлено авторами

Как это сделано: по классическому рецепту коллектива — сочетание съемок реальных существ с компьютерными сущностями. Фотографии актеров анимируются, превращаясь в видео, за счет чего возникает фирменный эффект «сбоя реальности» и безвоздушного пространства, а самих художников больше всего интересует, как цифровое искусство и традиционное взаимодействуют друг с другом.

Кто автор: одни из самых известных и заслуженных российских цифровых художников — коллектив AES+F.

О чем работа: дело происходит в 2070 году в футуристическом Пекине. А наше время — уже прошлое, из которого произрастают травмы людей будущего, в том числе из истории движения #MeToo (как части гендерных отношений и размышления о том, что представляет собой гендер в современной цивилизации). «Если действие в «Турандот 2070» начинается со сцен сексуального насилия, происходящего в наше время, и продолжается потом в будущем в виде сцен мести принцессы Турандот агрессорам-мужчинам, то заканчивается действие утопическими сценами всеобщей любви, где нет гендерных конфликтов, где любят друг друга не только люди, но даже и андроиды. Это такая утопия, которую, возможно, мы достигнем в будущем».