«Как русский рэп оказался в топе?»
Далее «Как русский рэп оказался в топе?»
Стивен Кольбер показал, как провел день с Михаилом Прохоровым
Далее Стивен Кольбер показал, как провел день с Михаилом Прохоровым

АЛЕКСАНДР ЛЮБИМОВ

Если представить себе Советский Союз как бутылку, то передача «Взгляд» была горлышком этой бутылки, через которую люди искренне, иногда наивно, искали выход из того нравственного тупика, в который попала наша страна.

Перезапуск «Взгляда» возможен, вопрос — где его показывать? На федеральном телевидении места нет.

«Взгляд» ушел из эфира только по одной причине — мы не смогли вовремя найти хорошего ведущего. Для такой передачи нельзя взять любого, нужны содержательные люди, которые чувствуют время и увлечены темой.

Из современных журналистов только Юрий Дудь попадает в интонацию «Взгляда». Его выпуск про Бодрова — зрелая журналистика, в ней есть глубина, деликатность и качество. Особенно мне запомнилось его интервью с Сергеем Бодровым — тот плачет, хотя Юра ни разу не задал вопрос, чтобы заставить того плакать.

Сегодня большинство программ на телевидении снимают в жанре пошлости, а их содержание составляют глумление и экскременты. Не умею делать пошлые программы, поэтому и улучшать их не в силах.

Я бы очень хотел высказываться о нынешней общественно-политической ситуации без ущерба для здоровья, поэтому, если бы была возможность, я бы стал ведущим.

В новом «Взгляде» я бы освещал тему муниципальных депутатов, ведь они избрались явно не для карьерного роста. Сделал бы сюжет про избирательную кампанию Алексея Навального, исследовал бы достижения Владимира Путина.

Я бы точно не делал то, чем занимается телеканал «Дождь». Не стал бы кричать о том, что все плохо и будет только хуже и только оппозиция самая умная и хорошая.

Я не скучаю по телевидению. Мне кажется, телевидение скучает без меня.


АНАТОЛИЙ ЛЫСЕНКО

Секрет успеха «Взгляда» заключался в том, что он появился в нужную эпоху и в нужное время.

Значение передачи в том, что она была. Это было доказательством того, что телевидение на что-то способно.

То время кончилось, кончилась и потребность во «Взгляде». Программа умерла, перестраивать ее не нужно. Знаете, как в том анекдоте говорилось: «Доктор сказал: «В морг!», значит — в морг».

Потребности нет, так как люди не хотят особо задумываться и ждут готовых рецептов. Мы же в то время думали, что же делать, и думали вместе со всей страной.

Иногда нам казалось, что мы делаем полный бред. Иногда думали, зачем ругали человека, ведь он все сделал прекрасно. Была масса косяков, в этом, наверное, и была прелесть программы. Мы просто делали все искренне — без галстуков.


ДМИТРИЙ ЗАХАРОВ

«Взгляд» 1987 года — это информационная революция.

За время работы в программе мне постоянно ставили задачи: «пойди туда — не знаю куда, сделай то — не знаю что, желательно вчера, желательно минимальными людскими ресурсами и за минимальные деньги». У меня ни разу не было провала, что-то было лучше, что-то хуже.

Я считаю, что «Взгляд» потерял свою остроту и востребованность еще в 1991 году. Та уникальность и эксклюзивность, которая была в самом начале проекта, исчезла. Поэтому для меня возрождение телепередачи — идея бестолковая. А в нынешних политических условиях — невозможная.

Чтобы снова стать ведущими «Взгляда», нам нужно несколько деградировать. Прошло уже 30 лет, если человек за это время ничего не сделал, значит, он умер при жизни.

Я не вижу сейчас ни одного борца за новое телевидение, более того, я не вижу нового телевидения как такового и его перспектив. С появлением интернета каждый человек стал средством информации.

Интернет обнажил истинный уровень сознания, интеллектуального развития, желаний и потребностей общества. И эта картина мне не очень нравится.

В нынешнем телевидении нет вольницы Дикого Запада, которая была в начале 1990-ых. Оно стало предельно структурированным и клановым. На телевидении успешен тот, кто обслуживает государство, — новостное информационное вещание. Альтернативной точки зрения в обществе нет — обыватель всем доволен.


ЭДУАРД САГАЛАЕВ

Есть телеканал «Дождь», который выполняет свою миссию. Наша телепередача была не дождем, а ливнем — очищающим и освежающим.

Когда мы создавали программу, косяков было немало. Я, например, не разрешил ей с самого начала называться «Взгляд» — вместо этого была «Информационно развлекательная программа для молодежи». Из-за этого мы потеряли время, которое работало бы на бренд.

Еще одного «Взгляда» никогда не будет, он и не нужен. Сегодня, если и будет подобная программа, в ней будут другие ведущие и другие темы.

Я представляю ее возрождение с таким ведущим, как Юрий Дудь.

У меня хороший нюх на людей, я сразу могу определить их потенциал. Многим известным личностям на современном телевидении я дал шанс проявить себя, например, Игорю Шестакову и Диме Киселеву.

Как бы эгоистично не звучало, но больше всего я скучаю по своим телепередачам — «7 дней» и «12 этаж».

Если бы «Взгляд» вернулся в эфир, я бы освещал все темы, которые не освещают на современных телеканалах.


КИРА ПРОШУТИНСКАЯ

«Взгляд» — больше чем передача, это явление. Как сейчас говорят — акция, некий способ перестройки сознания и ментальности наших людей.

Я с командой создавала первые выпуски, мы сделали формат, разработали сюжеты и нашли ведущих. Мы были молоды и хотели, чтобы на телевидении работали свободные европеизированные люди.

Мне кажется, мы очень многое сделали для того, чтобы люди думали и ощущали себя свободными. Мы работали как проклятые и создали нечто оригинальное.

На современном телевидении мне не хватает правды, не хватает таких передач как «Взгляд» и «Пресс-клуб». Понятное дело, сейчас все стало гораздо профессиональнее, создаются прекрасные ток-шоу. Но когда людей натаскивают только на желтизну и на маргинальные истории, кажется, что это этическое предательство журналистской профессии.

Мы не должны делать мир и людей хуже. Наоборот, мы должны помогать им становиться лучше и уверенней в себе.

На телевидении мне бы хотелось говорить о том, почему в стране так трудно живется, почему все дорожает. Хочется объяснить ситуацию людям, чтобы они либо поняли это и приняли, либо делали выводы. Нужно освещать все то, что происходит в нашей стране, — не на Украине и не в США.