T

Тонкое искусство провокации: чем известен Хельмут Ньютон — легендарный фотограф, раздевавший женщин

В музее Эрарта в Санкт-Петербурге до 17 апреля проходит выставка легендарного немецкого фотографа Хельмута Ньютона — одного из ключевых имен в истории модной фотографии и провокатора, который не боялся работать с откровенностью и переосмысливать образ женщины. Именно этой трансформации в творчестве Ньютона в семидесятые и восьмидесятые во многом посвящена выставка — и тем она и уникальна. Рассказываем, что стоит знать о фотографе и как его снимки полуобнаженных женщин повлияли на современный культурный контекст.

Хельмут Ньютон, автопортрет, Монте-Карло, 1993

Helmut Newton Foundation

Хельмут Ньютон — человек сразу нескольких эпох, и в его снимках все они причудливо переплетаются. Он родился в 1920 году в состоятельной еврейской семье Нойштедтер, владевшей крупной пуговичной фабрикой в респектабельном районе Берлина. К семейному делу душа у него не лежала, а вот к творчеству — наоборот: юному Хельмуту удалось убедить родителей позволить ему после школы стажироваться в студии Ивы Симон, которая в тридцатые годы была первопроходцем немецкой модной фотографии.


В 1938 году семье Нойштедтер пришлось оставить все имущество и покинуть Берлин. Молодой фотограф с двумя камерами в чемодане и незначительной суммой денег отправился на теплоходе в Шанхай, но сошел на берег в Сингапуре, чтобы начать самостоятельную жизнь и посвятить ее главной страсти — съемкам. Трудности его не пугали, и хотя в 1940-м пришлось снова срываться с места (колониальное правительство Сингапура, чувствуя угрозу со стороны Японии, приняло решение о депортации немецких беженцев в Австралию), Хельмут быстро освоился в новых условиях: он отслужил в австралийской армии, получил гражданство этой заокеанской страны и смог открыть собственную фотостудию в Мельбурне. Именно тогда Хельмут Нойштедтер превратился в Хельмута Ньютона.



«Они идут I» и «Они идут II», Париж, 1981 

Helmut Newton Foundation

Позже, в пятидесятые, Ньютон с супругой — актрисой театра Джун Брунелл, с которой он познакомился через свою студию и был неразлучен всю жизнь, — начинают большой тур по Европе: контракт с британским Vogue в Лондоне, съемки в Париже для самых разных журналов, рекламные контракты и, наконец, издание первой книги. 


Фотоальбом «Белые женщины» увидел свет в 1976 году — это был прорыв в фотосъемке в жанре ню. Ньютон поменял свой подход к снимкам в 1971-м, после пережитого сердечного приступа, — его работы стали смелее, откровеннее. «Новаторский характер «Белых женщин» заключался в беспрецедентной визуальной эротизации модной фотографии», — говорит доктор Маттиас Хардер, директор Фонда Хельмута Ньютона и куратор выставки в музее Эрарта. Характерный прием Ньютона — диптихи, в которых на одном из снимков модели одеты, а на другом — обнажены, но повторяют или продолжают позы: «Своими корнями этот нестандартный подход уходил в историю европейского искусства: вспомним хотя бы парные горизонтальные картины Франсиско Гойи «Маха одетая» и «Маха обнаженная», написанные около 1800 года и экспонируемые в музее Прадо рядом друг с другом». Так фотографу удается объединить эротику, моду и искусство.


Диптих «Улица Обрио», Париж, 1975

Helmut Newton Foundation

Впоследствии у Ньютона выходят еще две фотокниги: «Бессонные ночи» (1978) и «Большие ню» (1981). В автобиографии Ньютон утверждает, что идея снять на среднеформатный фотоаппарат ростовые портреты обнаженных моделей и распечатать снимки в натуральную величину родилась, когда он рассматривал плакаты немецкой полиции с объявлениями о розыске участников террористической группы «Фракция Красной армии».


При этом женщины на снимках Ньютона — не объект для любования, не услаждение мужского взора, а сильные персонажи. Они наследуют свободный дух Германии начала века, рефлексируют вместе с автором сложности эмиграции и поиска себя в новой обстановке, отражают послевоенные идеалы. Ньютон видит женщину роковой и властной во всей своей сексуальности.


«Без названия (Обнаженные сидящие)» и «Без названия (Одетые сидящие)», Париж, 1981

Helmut Newton Foundation

При этом фотограф сознательно избегал студийной съемки, предпочитая естественные декорации, тем самым превращая наблюдателя в вуайериста. Как подчеркивал сам автор, «вуайеризм в фотографии — это необходимое и профессиональное извращение». Пожалуй, такой взгляд исподволь только добавляет силы тем, кто запечатлен на снимках.


«Эти образы сейчас современны как никогда. То, что мы видим на фотографиях — их внутренняя сила, свобода их духа, — проявляется внешне, — добавляет Маттиас Хардер. — Мы можем проследить это на протяжении всей творческой карьеры Ньютона, и особенно в 1960, 1970, 1980-е годы. Женщина Ньютона по сути своей остается прежней. Интересно, что Хельмут Ньютон получал заказы на коммерческую съемку до самой своей смерти и всегда работал с этими образами».


Слева: «Связанное тело», Раматюель, 1980

Helmut Newton Foundation


Справа: «Без названия», Париж, 1981

Helmut Newton Foundation

At Maximis, Париж, 1978

Helmut Newton Foundation

Съемка для Yves Saint Laurent, Париж, 1977

Helmut Newton Foundation

«Винни на побережье Канн», 1975

Helmut Newton Foundation

«Он проводил много времени в Париже, когда проходило множество студенческих демонстраций, важных для жизни города и общества в то время. Дух свободы буквально витал в воздухе — менялось отношение к жизни, к наготе, например. Ньютон нашел единомышленников, которые позволили ему воплощать свои идеи: его влияние на модную индустрию заметно тем, что он сделал подобный стиль съемки приемлемым и появилось все больше людей, готовых публиковать такие фотографии не только в арт-книгах, но и в глянцевых журналах».


Ньютон провоцировал, но при этом не эпатировал — и за это его любили и аудитория, и критики, и заказчики. Дизайнер Карл Лагерфельд так говорил о его творчестве: «Фотографии Ньютона можно узнать сразу. По-моему, вот в чем его гений. Работы всех великих фотографов можно отличить от тысячи других работ фотографов, занимающихся тем же. Работы Аведона и Бурдена тоже очень характерны, но когда я просматриваю кучу снимков, снимки Хельмута я узнаю мгновенно. Если только это не отменная копия, что встречается крайне редко, повторить Хельмута невозможно. Что бы он ни делал — высшего сорта, потому что это — Ньютон. Тем, кто подражает ему, не хватает вкуса. Черно-белые снимки Ньютона — если их с чем-то и можно сравнивать, то с рисунками Матисса».


«Брешиа, 14:00» и «Брешиа, 15:30», Италия, 1981

Helmut Newton Foundation

Сверху: «Седло I», Париж, 1976

Helmut Newton Foundation


Снизу: «Бергстром над Парижем», 1970

Helmut Newton Foundation

{"width":1290,"column_width":89,"columns_n":12,"gutter":20,"line":20}
default
true
960
1290
false
false
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: EsqDiadema; font-size: 19px; font-weight: 400; line-height: 26px;}"}