Баттл Oxxxymiron (Мирон Федоров) и Дизастера (Башир Ягами) состоялся 15 октября в Лос-Анджелесе. Запись мероприятия с русскими субтитрами появилась на следующий день на Youtube-канале площадки King of the Dot (аналог российского Versus. — Esquire), которая организовала поединок. Кратко пересказываем, о чем читали рэперы.

5 вещей о бизнесе в России от Дэвида Брауна (Brazzaville)
Далее 5 вещей о бизнесе в России от Дэвида Брауна (Brazzaville)
Что такое орган и почему это модно в XXI веке
Далее Что такое орган и почему это модно в XXI веке
Раунд 1.

Дизастер: (кивая на группу поддержки Оксимирона) Я понял, откуда у тебя столько фанатов, я знаю историю. Если посмотреть на устройство Советского союза, то понятно, почему у русского столько «стэнов» (игра слов: под stan подразумеваются бывшие республики СССР (Казахстан, Узбекистан и т. д.), а также «сумасшедший фанат», как в одноименной песне Эминема Stan. — Esquire).

Мне говорили, что русские хитрые, и я проиграю, если выйду против них. Я что, похож на Хиллари Клинтон? Во мне живет дух Линкольна и Кеннеди, и я круче чем Никсон — трясу своим членом и вхожу в Кремль (снова игра слов: Дизастер говорит i’m still a bigger dick than Nixon / I’m swinging my dick as i’m walking into Kremlin — у 37-го президента было прозвище «хитрый Дик» / Tricky Dick).

Я бы хотел дружить с Путиным — ведь если я решу баллотироваться, ему решать, кто победит. Но США по‑прежнему номер один, несмотрся на отсутствие путного лидера. Вы слышите этот звук? Это американцы ждут, пока русские доберутся до Луны! Не важно, баттл или космос, вы всегда будете лажать и подражать нам.

Баттл-рэп в России лишь кажется сильным — это потому что ваша фан-база состоит из малолеток, а концерты Оксимирона походят на школьные выпускные. Ты не можешь состязаться со мной, Окси, мечтай дальше. Не знаю, на каких наркотиках ты сидишь, но со мной ты не расслабишься (Дизастер использует игру слов и отсылает к обезболивающему препарату оксикодон. — Esquire).

Оксимирон: Вот скажи мне, американец, в чем сила? Сейчас будет российский авиаудар по Сирии, а ты всего лишь мирный житель с холостыми патронами и вообще зазнался, как Азалия Бэнкс. Что, думаешь, ты круче? И поэтому ты баттлишь, но не выступаешь с концертами. И ставишь имя Эминема рядом со своим, чтобы быстрее цеплять телок — по ходу, ты дико озабоченный. «Я вдохновляю других» — ты что, принцесса Диана? Все, что ты делаешь, — это баттлишь за сумму меньшую, чем стоимость одного моего шлепанца.

Ты мусульманин и араб. Каково же тебе держать флаг, покрытый кровью твоего народа? Ради просмотров ты плюешь на геноцид собственных предков. Я переварю твой хайп, как фагоцит. Мне не платит Russia Today и я не люблю российское правительство, но это трусливая Америка научила их так себя вести. Так что к черту твою родину и ваше полицейское государство.

Ты скажешь, что ты хороший коп, но ты все равно коп. Вы хотите прогнуть мир по себя, превратить мою страну в Балканы, но в ответ вы получите от нас организованную преступность. Я превращу гору Рашмор в матушку Россию (игра слов: mount Rushmore созвучно mother Russia. Гора Рашмор находится в Южной Дакоте, на ней высечены скульптуры четырех президентов США. — Esquire).


Раунд 2.

Дизастер: Что за долбанный радикал, затирающий за политику. Я родился в Америке, идиот. А если хочешь захватить нас, то тебе следует изучить аналитику. Это тебе не украинская граница, чтобы просто так ворваться. Это штат Калифорния, вашим хакерам придеться постараться.

Я сейчас буду, как ты, говорить с акцентом. Ты думаешь, что хорошо проводишь этот баттл? Я скажу тебе: nyet. Это не лучшая позиция, в которой ты мог бы оказаться (игра слов: Дизастер говорит It is not the best situation to be put in. — Esquire). Вы не хотите войны, вы прячете водородные бомбы где-то в офшорах, ведь все, что мы про вас знаем — это бутылка водки и блондинка-шлюха. Вы пришли из мира, где студентка, сосущая член американцу, сойдет за искусство. Русские сучки рождены сосать, это видно по форме их челюсти.

Вы ждете от него хардкора, когда всем известно, что русские больше по части слабой порнухи. Чувак, у тебя телосложение хилой лесбухи, язык тела говорит, что ты ссыкуха. Я бог рэпа и меня не могут свергнуть 17 лет, а Чернобыль показал, что вы не можете катастрофу (disaster) свести на нет.

Оксимирон: Чтобы быть реально крутым в рэпе, нужен иск-фактор — DMX и Xzibit согласятся. Поэтому в моем имени их три, а в твоем — не найти. В твоем черепе ренгтген покажет пролом, я русский еврей — вот что происходит, когда откладываешь долги на потом.

Я вырос на холоде, капусте и моркови, мы не слушали Ленни Кравица — нашими родителями были Ельцин и Ленин. Ты бесишься, что я уделываю тебя, как Иосиф Сталин (игра слов: Оксимирон говорит you’re mad because i’m [Joseph] stylin' on you — отсылка к известному рэп-баттлу между ENJ и NIKS. — Esquire). Благодаря мне ты звезда в России, не хочешь политического убежища попросить? Долбанный Депардье.

Мы, русские, не знаем, что такое политкорректность. То, что вы говорите на баттлах, для нас — повседневность. Да, мы не очень вежливы, но это у вас узаконен расизм. Ты похож на Туркменбаши, в Ливане ты научился лишь жарить овец и курить кальян с дерьмом, злоупотребляя словом «бисмилла». О, мистер Хезболла, не будь так зол на меня. Лучше сходи на кухню и принеси мне порцию плова, с куриными отбивными и соусом чили.

Я не против мусульман и арабов, Али-Баба и Синдбад — это не всё, что я про вас знаю. Но ты говоришь про свой народ, словно он террорист-ваххабист, и это я не уважаю. Но ты мне ответь, как так вышло, что свинина — харам, а твое жирное лицо — нет? Можешь и дальше быть жалкой пародией, я — баба на арабском языке (baba с арабского — «отец». — Esquire), ты — баба на русском!


Раунд 3.

Дизастер: Баттл со мной для тебя — самоубийство. Надо было пригласить Linkin Park посмотреть, как судьба Честера повторится. Знаете, что рифмуется с russian rapper? «It doesn’t matter». Мне плевать, что ты знаменит, для меня ты лишь скрытый англосаксонский расист. Чувак, ты белый и лысый, кто тебе посоветовал побриться? Ты выглядишь так, буто тебя стошнит, если черная женщина перед тобой обнажится.

Ты читаешь на английском, будто это большое дело. Я могу и на русском: «Я трахал твою маму в библиотеке, пока папа учил физику» (читает на смеси русского и английского). Нет языка, на котором я не смогу тебя убить. Мы знаем, кто платит за электричество, сука, это мой дом.

Оксимирон: Хороший русский, давай я тоже зачитаю (читает куплет на русском языке). Я не хотел, но ты меня заставил: помнишь, как вы смеялись над Брейвиком? Я уничтожу твое шоу, как стрелок из Лас-Вегаса. Ты был верным сторонником Трампа, его маленьким миньоном. Но стоило Эминему высказаться против, ты изменил свое мнение. Подозреваю, что ты все еще его поддерживаешь. Не стесняйся. Если бы ты был Кендриком Ламаром, ты бы зачитал: We gonna be alt-right («мы будем альт-правыми». В оригинале строчка звучит так: we gonna be alright. — Esquire).

У тебя более 300 баттлов и три трека? Да, ты крутой баттл-рэпер, но у тебя творческий кризис вот уже 10 лет. В чем твое оправдание: слишком мягкое перо или чернила высохли? В отличие от тебя, я и баттлю, и попадаю в чарты — это моя личная клятва.

Но я хочу сказать о большем: ты американский араб, я русский еврей — это не звучит, как начало прекрасной дружбы. Но у словесных поединков есть потенциал исцелить умирающие арабо-русско-американо-еврейские отношения. Мы стоим здесь и говорим ужасные вещи, но в Хевроне или Бейруте мы бы друг друга убили. Я предпочитаю, чтобы арабы и евреи поносили чужих матерей, чем друг в друга стреляли. Простите за проповедь, но я хочу, чтобы рэп был больше, чем панчи и рифмы.