5 вещей о бизнесе в России от Дэвида Брауна (Brazzaville)
Далее 5 вещей о бизнесе в России от Дэвида Брауна (Brazzaville)
Что такое орган и почему это модно в XXI веке
Далее Что такое орган и почему это модно в XXI веке

Американская певица Криста Белл и Дэвид Линч познакомились в 1999 году, и в первую же встречу записали совместную песню. «Как только я его увидела, я поняла, что с этим парнем можно иметь дело», — рассказывает она. Режиссер и его муза (да, именно так ее представляют) записали саундтрек к «Внутренней империи», а потом — два совместных альбома. Этой весной Криста Белл появилась в третьем сезоне «Твин Пикс» в образе агента ФБР Тамары Престон. Закрепляя свой успех, в этом году она выпустила свой первый сольный альбом. Esquire поговорил с Криста Белл о том, каково это — творить вместе с Дэвидом Линчем.

Перед интервью мне сообщили, что Криста Белл — ваше полное имя, хотя многие думают, что Белл — это фамилия. Откуда оно взялось?

Криста Белл (смеется): Моя мама еще в старших классах решила, что если у нее будет дочь, то она назовет ее Кристабель — в честь героини поэмы английского поэта Сэмюэла Тэйлора Кольриджа. Разумеется, через какое-то время она об этом забыла, но на пятом месяце беременности — это с ее слов — я напомнила ей об этом, начав шевелиться у нее в животе. Такая легенда. Только мое имя пишется по‑другому: в поэме это одно слово, а мама разбила его на два. Полностью мое имя звучит так: Криста Белл Цухт — у меня австрийская фамилия. Можно язык сломать, поэтому в качестве своего творческого имени я оставила только Криста Белл.

Очень интересно. А как вас называют друзья и родители?

У нас в семье есть нечто вроде традиции — называть друг друга по инициалам. Так что для родных и друзей я — СиБи. Иногда меня называют полным именем или зовут Беллой, Белль или придумывают свои прозвища — меня это нисколько не смущает. Сама я чаще всего представляюсь как СиБи, мне нравится, как это звучит.

Поговорим о вашем творчестве. Вы занимаетесь музыкой почти двадцать лет. Почему вы решили выпустить свой первый самостоятельный альбом — без Дэвида Линча — только сейчас? (пластинка We Dissolve вышла в июне этого года. — Esquire).

У меня много песен, которые так и не увидели свет, — материала хватит на несколько альбомов. И, как бы я ни любила то, что мы делаем вместе с Дэвидом, мне нужно развиваться как самостоятельному артисту. Почему сейчас? Время выпало удачное — Дэвид как раз собирался снимать новый «Твин Пикс», и я знала, что он будет полностью поглощен этим проектом, и мы не будем творить вместе. А я не могу долго без музыки.

Над последним альбомом мне повезло работать с Джоном Пэришем (музыкант, продюсер, соавтор Пи Джей Харви. — Esquire). У него совершенно иной подход к работе и стиль, но, как и Дэвид, он чувствует музыку, он знает, как пробудить мою внутреннюю силу через мелодии. Альбом получился другим по звучанию и настроению, но это все еще я.

Вместе с Линчем вы записали два альбома?. Кого в них больше — вас или его?

Вы знаете, артистическое начало Дэвида настолько сильное и развитое, что оно буквально поглощает тебя. У нас с ним настоящее, гармоничное взаимодействие, но темп задает он. Дэвид определенно капитан корабля, но мы в одной команде, иначе никогда не добрались бы до цели. Мы часто обсуждаем с ним какие-то вещи. Дэвид может сказать: «Криста Белл, если ты считаешь, что нужно делать именно так — хорошо. Но у меня есть ощущение, что это уводит нас в сторону». Потом он объясняет, и я понимаю, что он прав, и соглашаюсь с ним. Я безумно доверяю его интуиции, а он позволяет мне делать то, что я делаю. Наша коллаборация похожа на танец.

А правда, что вы записали песню с Линчем в первый же день знакомства?

Да, это правда. И этот случай прекрасно иллюстрирует, кто такой Дэвид Линч — он творец и организатор искусства. Мы впервые встретились в его звукозаписывающей студии, с нами был его режиссер Дин Херли. Мы немного поговорили, он послушал мои демо-записи и сказал: «Ты знаешь, Криста Белл, у тебя великолепный голос. У меня есть музыка, над которой я работаю. Ты не хочешь послушать?» В этом весь Дэвид: если у него есть все инструменты для творчества, он не станет ждать следующей встречи.

Мы сели вместе в его студии, он дал мне текст, обозначил интонацию и попросил меня просто начать петь. Я начала напевать мелодии, мы поработали еще и еще — и придумали песню. Мы оба понимали, насколько это бесценный момент. Даже для Дэвида — человека-медиума в иcкусстве. Ведь это не происходит само по себе — звезды должны сойтись определенным образом.

А вы волновались перед встречей? О чем думали в тот момент? «О боже, я иду на встречу с Дэвидом Линчем»?

(смеется) С тех пор прошло около 17 лет, но я до сих пор отчетливо помню тот день. Я знала Дэвида как автора «Твин Пикс» и «Шоссе в никуда», но представление о нем у меня, как у многих, было слегка карикатурное. Он встретил меня возгласом «Криста Белл!!», с сигаретой в зубах и со взъерошенными волосами, а потом широко распахнул руки и обнял. Я очень сильно нервничала, но в тот момент подумала: «Так, с этим парнем можно иметь дело». В его жестах было столько доброты, тепла и понимания, что я сразу успокоилась.

Вас часто, особенно после «Твин Пикса», представляют как «музу Дэвида Линча». Не стало ли это немного раздражать?

Меня довольно давно называют «музой Дэвида Линча», но, поскольку многие узнали обо мне только сейчас, для них эта характеристика звучит по‑новому и свежо. Не могу сказать, что это сильно беспокоит меня, но стало немного утомлять. Я протеже, я соавтор, а «муза»… я не считаю, что это как-то принижает меня, но в наших с Дэвидом отношениях больше глубины.

Кроме того, Дэвиду Линчу не нужна муза, он самый креативный человек, которого я знаю. Даже немного глупо думать, что ему нужно от кого-то заряжаться, кем-то вдохновляться. Он просто источает креатив.

Многие открыли вас после «Твин Пикса». Вы рассказывали в интервью, что Линч никогда не обсуждал с вами роль и она стала для вас полной неожиданностью. Как он это преподнес?

Мы работали над альбомом Somewhere in the Nowhere, и я грустила, потому что понимала, что наша музыкальная глава близится к завершению — у Дэвида новый проект, мы не будем больше вместе работать. Я и подумать не могла, что есть другие возможности. И потом он сказал: «Криста Белл, кажется, у меня есть для тебя роль в моем новом проекте». И ничего больше. Я не знала, что это проект, появлюсь ли я там в качестве музыканта или актрисы, большой ли будет роль или эпизодической.

А потом стало ясно, что это «Твин Пикс»…

Да, и я тогда сказала Дэвиду: «Дэвид, но я ведь не актриса. Это же «Твин Пикс», я должна быть великолепна». Он ответил мне: «Не волнуйся. Я буду помогать тебе до тех пор, пока все не получится. Просто доверься мне». Что я и сделала.

Вокруг «Твин Пикса» было много загадок и тайн, новая информация поступала «волнами». Сначала я узнала, что Дайану сыграет Лора Дерн, — и у меня случилась фанатская истерика, я визжала и кричала — а потом Дэвид сообщил, какая роль достанется мне.

А как это было?

Дэвид разыграл со мной смешную шутку. Он сказал: «Ты будешь играть в сценах с Гордоном Коулом» (в сериале его играет сам Дэвид Линч. — Esquire). Дело в том, что я смотрела «Твин Пикс» в глубоком детстве, так что имя Гордона Коула мне ни о чем не говорило. Я ответила: «Хорошо, Дэвид, я пересматриваю сериал, я еще не добралась до него». И вот однажды ночью я смотрю «Твин Пикс», и тут появляется Коул… И я такая: «Твою ж мать! Как же круто ты все повернул!» Ведь Дэвид даже не ухмыльнулся, когда говорил мне об этом! (смеется)

Потом я получила сценарий и подумала, какой же он внушительный, на что Дэвид мне сказал: «Это только твоя часть». Когда я поняла, что у меня большая роль, у меня случилась новая истерика. Ведь я никогда до этого не снималась, а мне предстояло играть с Лорой Дерн, Мигелем Феррером и Дэвидом Линчем! Мне было страшно, но в тоже время я была безумно воодушевлена — мне нравится выходить из зоны комфорта и бросать вызов самой себе.

А что общего между Криста Белл и Тамарой Престон (героиня Криста Белл в «Твин Пиксе». — Esquire)?

Мы обе очень прилежные, готовые делиться тем, что у нас есть, и быть лучшими версиями самих себя. В нас обеих есть сильное желание, чтобы с нами считались и ценили, и дело не столько в эго, сколько в стремлении делать людей более счастливыми. Мы обе хотим делать что-то полезное, но Тэмми все-таки более собранная, чем я (смеется).

А на своих концертах вы играете или это вы настоящая?

Думаю, что это настоящая я — в чистом виде. Я работаю много месяцев подряд ради одного часа на сцене, поэтому выступление для меня — это счастье, катарсис. Так что на сцене абсолютно точно я — только более свободная и чувственная, делающая только то, что ей хочется.


Криста Белл выступит в Москве 11 ноября в Центральном доме архитектора в Гранатном переулке.