Gero Breloe / AP / East News

5 декабря Международный Олимпийский комитет запретил нашим спортсменам выступать под российским флагом и тем самым лишил большого праздника всех тех, кто любит помахать триколором у телевизора. Собственно, ничего плохого в желании присоединиться к празднику нет — для этого Олимпиада и существует. Но отчего-то в последнее время спортивное веселье постоянно выходит боком.

Майкл Фелпс предложил Конору Макгрегору посоревноваться в плавании
Далее Майкл Фелпс предложил Конору Макгрегору посоревноваться в плавании
«Бой века» между Мэйвезером и Макгрегором завершился
Далее «Бой века» между Мэйвезером и Макгрегором завершился

Можно было бы списать это на новый виток холодной войны, но под санкции попали не только члены сборной, но и теннисистка Мария Шарапова, которая ну никак не является государственным проектом, или боксер Александр Поветкин, дважды пойманный на запрещенных препаратах разного свойства меньше, чем за год.

Сегодня репутация российского спорта как Харви Вайнштейн в Голливуде — оправдывайся сколько хочешь, никто не поверит, несмотря на все заслуги.

Почему так вышло?

Каждый спортсмен — это чрезвычайно конкурентная личность. Победа важнее всего прочего, иначе эти люди занимались бы чем-то другим. Они готовы рисковать с шизофреническим упрямством. Они будут использовать допинг, удары ниже пояса и даже стрелять в противников пулями «дум-дум», если есть хоть малейший шанс, что это сойдет им с рук.

Лэнс Армстронг не мог так долго обманывать всех со своими передвижными станциями переливания крови! Ха. Ещё как.

Биатлонист не может быть астматиком! Ха. Ха.

Марион Джонс не могут посадить в тюрьму за применение допинга! Да, разумеется. Марион теряет медали и отправляется в тюрьму.

Объяснение есть всему. Иногда оно может быть и таким: стероиды в анализах бойца UFC Джона Джонса якобы появились оттого, что его дилер разбавил кокаин дешевым креатином из Китая, а в нем уже были следы анаболических стероидов. Наркотик весь из организма выветрился, а прочие примеси в анализах остались. Ничего страшного, только немного безответственности, глупости и слабой воли.

Поэтому нет ничего удивительного в фантастической истории о том, что Григорий Родченков предположительно подсадил на свой коктейль «Дюшес» — анаболические стероиды с алкоголем — часть спортсменов, а затем подменял грязные допинг-пробы на чистые. А потом сбежал в США, продал информацию прессе и WADA, в том числе сдал как соучастника Виталия Мутко. Родченкова было не остановить. Но стоит отдать ему должное — он как герой Брайана Крэнстона из «Во все тяжкие», вдруг сделал химию увлекательной, и с ним даже скучные люди из многочисленных комиссий и комитетов в поисках доказательств теперь выглядят как Малдер и Скалли, несмотря на то, что изучают они преимущественно царапины и концентрацию соли в пробирках с мочой спортсменов, а вовсе не правительственные заговоры и инопланетян.

Хотя, заговор, по их мнению, был правительственным. Основываясь на показаниях Родченкова о том, что все делалось по согласованию с Мутко и его замом Юрием Нагорных, WADA и МОК сделали основной версию о государственной поддержке допинга в России. В так называемых «цивилизованных странах» в таких случаях все закончилось бы уходом в отставку, но Виталий Мутко вину не признал и пошёл на повышение. Давление на спорт после этого только усилилось, Россия стала терять медали и, надо признать, сделать с этим мы ничего не можем.

Рычагов воздействия нет, а стратегия «отрицать все» не работает. В советское время или в остросюжетной книге к Родченкову уже подослали бы идеологически выдержанного человека с ледорубом, но наши СМИ занимаются лишь публикациями о клинических диагнозах самого информатора, его сексуальных девиациях и психических отклонениях. Асимметричный ответ, который направлен на потребителя информации внутри страны, но не более. «Нас убивают, а мы их без штанов показываем?»

Нагнетать истерический фон и говорить о мировом заговоре легко и приятно. В конце концов, это генетическая память, из недавнего прошлого. В это охотно играют обе стороны. Красная угроза, Холодная война, ощущение враждебности, железный занавес, ожесточение в ответ на несправедливость. Прозвучали, кажется, какие-то слова про «месть за Сочи» и первое общекомандное место. «Месть за Крым», послание конкретно в адрес Mr. President Putin, который сделал спорт национальным проектом и чуть ли не главной идеей… Не говоря о том, с России пытаются взыскать $15 миллионов, потраченных на расследования, проверки и перепроверки допинг-проб, за счет которых по меньшей мере около 10 человек сделали себе имя.

Заговор, конечно, есть — но как раз этой небольшой группы людей, которые зарабатывают деньги на этой истории, скорее всего, даже не выполняя какой-то заказ третьих лиц, потому что изначально трудно было предположить, что атака окажется настолько успешной. Казалось, что они горстка сумасшедших, но нет, «никто не ждал святую инквизицию».

Подобное в мире уже случалось. Человек из руководства лаборатории BALCO Виктор Конте сначала снабжал всех допингом, включая упомянутую Марион Джонс, а затем, когда прижали, начал сдавать своих главных клиентов, прославился заявлениями, что «60% участников Олимпиады сидят на допинге, и я вам покажу, как они это делают». И показал — правда, очень выборочно — и, получив новую работу, успокоился. А началось все с внезапной проверки на чемпионате США, по итогам которой попались 20 участников, и все лидеры сборной по легкой атлетике получили дисквалификации.

Возможно, российский спорт не надо спасать, а нужно дать его уничтожить. Агония слишком мучительна, удар по амбициям и чувствам болельщиков беспрецедентный, и, вместо того, чтобы объединяться, люди делятся на тех, кто верит и тех, кто нет. Тех, кто понимает, что нужно ехать, пусть даже без флага, а другие считают это предательством.

Спорт как национальный проект был хорош, но, похоже, изживает себя, потому что трудно придумать что-то еще после Олимпиады и Чемпионата мира по футболу. Проводить свои, альтернативные игры, как когда-то Доброй Воли или Игры условных «Друзей России» — это добровольный уход в изоляцию и сдача всех позиций. Это уже Лига Неудачников.

Спорт уже давно превратился в политику. Мы как-то очень быстро проскочили тот момент, когда ценилось просто участие, когда было меньше надрыва и драмы, а больше чистого веселья. Возможно, без флага спортсменам будет даже лучше — есть шанс вспомнить о том, что они не на параде и не на войне. И зрители тоже смогут увидеть в каждом нашем спортсмене не флаг, а личность.