Режиссер Райан Джонсон и Кэрри Фишер

НИЛ СКАНЛАН, художник спецэффектов

библия «звездных войн», конечно, существует. Она больше похожа на огромный каталог с инопланетянами, фауной и летающими объектами. Придумывая существ, мы не только опираемся на сорокалетнюю историю саги, но и держим в уме будущие фильмы. У меня есть, конечно, творческая свобода и наработанные приемы. Важнее всего в моей работе — форма, силуэт: персонажа «Звездных войн» зритель должен узнавать с первого взгляда. Представьте себе силуэты Йоды или Дарта Вейдера — их ни с кем невозможно перепутать. К созданию узнаваемых героев мы стремимся и в новых фильмах.

я всегда был сторонником классической анимации, вне зависимости от моды. И все же управляемые куклы дорабатываются с помощью компьютерных методов — в результате получается картинка с персонажами, которые выглядят и двигаются так, будто родились в реальном мире.

Йонас Суотамо в костюме Чубаккм и режиссер Райан Джонсон

например, наш хаппабор, гигантский свинобегемот из части «Пробуждение силы» (2015), — инопланетное, фантастическое создание, скроенное из гипертрофированных элементов нашего животного мира. Им полностью управляли кукольные мастера, человек пять одновременно, и в анимации нет ни одного компьютерного кадра. Это был довольно сложный эксперимент. Но ничего, все получилось.

честно говоря, я на съемочной площадке не очень уютно себя чувствую. Мне комфортнее в студии: придумывать, рисовать, фигурки лепить. Но однажды пришлось зайти в кадр. Дело было с аргонианским Ночным Ужасом — это такой большой песчаный червь, который водится на планете Джакку. Мы создали сложную систему электромоторчиков и приводов, а потом она сломалась в самый неподходящий момент, как раз когда режиссер Джей Джей Абрамс сказал: «Мотор!». Мне пришлось бежать за песчаную дюну, брать этого червя в руку и в нужный момент высовывать его наружу.

Один из самых известных персонажей саги, адмирал Акбар, открывает последний съемочный день

для очередной серии саги — «последние джедаи» — я создал новых зверюшек — поргов. Вдохновением послужил тупик — птичка такая. Мы упростили ее до минималистичной геометрической формы: овал, два больших глаза, лапки подняли выше. Когда я утвердил эскиз, мы стали думать о деталях: какого цвета должен быть этот зверь, шерсть у него должна быть или перья, какого размера зрачки — каждый раз получалось не совсем так, как нужно. А потом вдруг бах — и все встало на место. Такие моменты — лучшая часть моей работы. Этот новый порг — вроде домашнего любимца Чубакки. Я не могу сейчас говорить про сюжет фильма, но вы его сразу узнаете, когда увидите.

недавно я подумал, что технологии спецэффектов в кино достигли сейчас идеального баланса: и аниматронику можно делать максимально правдоподобной, и вычислительные мощности достигли такого уровня, и меня вообще ничто не ограничивает — только фантазия. Я даже чувствую себя избалованным технологиями. Я могу утром проснуться с идеей инопланетного существа, а вечером того же дня уже держать в руках его модель, готовую для съемок. В моей карьере раньше никогда такого не было. В удивительное время мы живем, конечно. ≠

Райан Джонсон, Джон Бойега и Оскар Айзек на съемочной площадке

Исполнитель роли Люка Скайуокера — Марк Хэмилл и исполнительница роли Рей — Дейзи Ридли

Дейзи Ридли и Райан Джонсон на съемках в Ирландии

Райан Джонсон на монтаже декораций