• Экшн года:

В «Джоне Уике 2» много изобретательных и зрелищных экшн-сцен: в музее, в метро, да почти везде. Но пробежку Киану Ривза по римским термам Каракаллы, где он умудряется убить несколько десятков человек из заботливо припрятанного заранее оружия, хочется пересматривать регулярно.

  • Конфуз года:

Киногод начался со стыдной путаницы на раздаче «Оскаров» за 2016-й. Вышедшие на сцену Уоррен Битти и Фэй Данауэй прочитали не ту карточку и вызвали на сцену съемочную группу фильма «Ла-Ла Ленд», чтобы вручить ей «Оскар» за лучшую картину года. Через несколько минут выяснилось, что награда досталась драме «Лунный свет»:

  • Смерть года:

«Логан: Росомаха». Сыграв в девяти фильмах (начиная с «Людей Икс» в 2000-м), любимый мутант умер в финале лучшего из них, успев сказать своей дочери Лоре: «Не будь тем, кем они тебя сделали», а она поправила крест на могиле, превратив его в букву «Х».

  • Лучшая и самая недооцененная актерская игра года:

«Сплит». Джеймс Макэвой блестяще сыграл 23 уживающиеся (или не очень) в одном теле личности, и его в конце года не номинируют ни на какие актерские награды. Нужно исправить эту несправедливость, пересмотрев этот фрагмент, где Барри превращается в Денниса на приеме у психоаналитика:

  • Ностальгическое омоложение года:

«Стражи Галактики 2». В самом начале фильма нам показали молодого Курта Расселла в 1980-м. В этом сезоне в Голливуде молодятся все — например, в «Пиратах Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки» можно было любоваться скинувшим лет 25 Джонни Деппом в роли Джека Воробья.

  • Гипноз года:

«Прочь». Надо ли говорить, что мы эту сцену тоже, как и герой Дэниэла Калуи, смотрели словно под гипнозом — настолько она хорошо сделана?

  • Лучший урок игры на флейте:

«Чужой: Завет». Во время просмотра триллера Ридли Скотта зрители лучше всего реагировали не на распоясавшихся тварей, к которым давно привыкли, а к беседе робота Дэвида с роботом Уолтером (обоих играет Майкл Фассбендер), больше похожей на соблазнение самого себя: «Смотри на меня и следи за моими пальцами», — вкрадчиво говорит Дэвид, и зрителям становится неловко.

  • Рай на Земле года:

«Чудо-женщина». Фильм о главной супергероине оказался бы вполне обычным кинокомиксом, если бы не первые полчаса. Действие происходит на скрытом от людских глаз острове Темиссира, где живут похожие на супермоделей амазонки и больше никто. Хочется получше изучить греческие острова:

  • Злодей года

В наше время комиксовые злодеи уступают Джокеру Джека Николсона или Хита Леджера. Но Майклу Китону в роли Стервятника в «Человеке-пауке: Возвращении домой» веришь. Он как будто на последних президентских выборах голосовал за Трампа и зол не столько на весь мир, сколько на демократов, не заботящихся о правах белых трудяг среднего возраста:

  • Феминистское заявление года

«Взрывная блондинка». Оказавшись в машине с двумя врагами, Шарлиз Терон вспомнила, зачем дизайнеры делают красивые красные туфли на высоком тонком каблуке. Они как нельзя кстати, когда под рукой нет другого оружия:

  • Гонка года

«Малыш на драйве». Первая же сцена в фильме, задающая ему тон, показывает, насколько легко дается главному герою в исполнении Энсела Эльгорта его опасная работа — уводить подельников от полицейской погони:

  • Лучший разговор после секса

«Квадрат». В фильме-победителе Каннского кинофестиваля много потрясающих моментов — от первобытного перформанса русского художника на званом приеме до сцены секса главного героя Класа Банга с Элизабет Мосс, во время которого они любовно разглядывают люстры и прикроватные лампы. Но спор из-за только что использованного презерватива — это шедевр:

  • Лучшая метафора отношений

«мама!». Самую страшную сцену года снял Даррен Аронофски, сделавший фильм о том, как внешний мир с его ложными представлениями о добре и зле, политикой, религией и другими отчуждающими людей понятиями врывается в жизнь человека и калечит его отношения с близкими:

  • Секс-сцена года

Полиция Лос-Анджелеса начала расследование о жестоком обращении c создателем Человека-паука Стэном Ли
Далее Полиция Лос-Анджелеса начала расследование о жестоком обращении c создателем Человека-паука Стэном Ли
5 документальных фильмов про политику
Далее 5 документальных фильмов про политику

«Бегущий по лезвию 2049». Лучшая секс-сцена года — о невозможности полноценной близости в мире реплик и суррогатов. Кей (Райан Гослинг) хочет заняться сексом со своей личной голограммой Джой (Ана де Армас), но по-настоящему может это сделать, только наняв проститутку, на которую Джой пробует себя «наложить»:

  • Танец года

«Зови меня своим именем». Возможно, вы скажете, что лучшая сцена в драме Луки Гуаданьино — та, где 17-летний Элио (Тимоти Шаламе) занимается сексом с персиком, но ее пока не выложили на Youtube. Но этот момент, где Арми Хаммер, подняв руки и подпевая, нелепо танцует в 1983-м под The Psychedelic Furs, стал вирусным еще до выхода фильма в прокат. Этот танец напоминает, насколько смешной нам сейчас кажется эпоха слишком коротких шорт и нью-вэйва. И еще о том, что влюбиться в человека, когда он смешно раскрепостился в танце — легче легкого: