Наверное, где-то в высоких кабинетах сейчас кусают локти: Году кино в России нужно было присваивать не шестнадцатый, а счастливый семнадцатый номер. 2017-й год был благосклонен к отечественному кинематографу, как ни один прежний. Российские фильмы собрали четверть всей национальной кассы, побывали почти на всех фестивалях от Берлина до Торонто, вернулись из-за морей с трофеями и вновь замахнулись на «Золотой глобус» и «Оскар». Внутренние киносмотры зафиксировали мощный сейсмический толчок: из недр страны рвутся наружу никому неизвестные, но одаренные и упрямо несущие новую правду дебютанты — из Архангельской области, Кабардино-Балкарии, бескрайней республики Саха и других земель. Названия фильмов отражали происходящее лучше, чем любые наблюдатели со стороны. 2017 год, еще в прошлом декабре крещеный «Викингом», начался с «Притяжения» — и россияне, как всегда в январе, сделали серьезную кассу. К началу лета скопление хороших идей и свежих людей в индустрии привело к «Тесноте" — и в этой тесноте каждый мог пережить что-то свое: кто «Аритмию», а кто «Нелюбовь». В любой момент эти чудеса могли закончиться, как «Костер на ветру» — пронзительный фильм от сельского учителя из Якутии, оказавшегося русским Клинтом Иствудом. Какая-нибудь чиновничья глупость, какой-нибудь репутационный крах очередного патриотического блокбастера — и прощай, наше «Время первых». Но сбоев почти не было, и теперь год завершается «Движением вверх» — обещанием, что дальше будет только лучше. Главное теперь не ждать, что лучше станет сразу и быстро. За ударными годами следуют неурожайные. Так бывает: к примеру, в этом сезоне знаменитые европейские режиссеры предпочитали не работать, а загорать в Каннах. Точно так же и российский кинематограф на некоторое время может остаться под паром. Впрочем, в Берлин уже едет «Довлатов», так что будем жить.

«Движение вверх» — редкий отечественный фильм, который без казенных нотаций учит, как жить достойно. Это кино со спортивным духом, которое берется выполнять свои патриотические задачи не только эффективно, но честно и по возможности красиво. Поэтому вместо утопии в прошедшем времени здесь показывают страну, в которой бывало всякое: и унижения в государственных учреждениях, и радости в общежитиях.

«Ваша деятельность наносит вред развитию российской киноиндустрии»
Далее «Ваша деятельность наносит вред развитию российской киноиндустрии»
Три новых фильма на ближайшие две недели (и альтернативы к ним)
Далее Три новых фильма на ближайшие две недели (и альтернативы к ним)

Вместо программных речей про дружбу народов больше говорят про командный дух и радость общего дела и риска, но оставляют за каждым право выбирать сборную, в которой играть. Вместо карикатурных канадцев из «Легенды №17» на площадку выпускают американцев, про которых можно снять отдельный фильм, и такая проработка характеров условного врага — большая редкость не только в нашем, но и вообще в любом конфликтном кино. А вместо общего подвига в конечном счете славят личные триумфы каждого из советских баскетболистов. В первую очередь тренера Владимира Гаранжина (в жизни — мастер спорта и заслуженный тренер СССР Владимир Кондрашин, ныне покойный), который где-то на середине фильма совершает удивительный поступок. Это подвиг, который у современных зрителей просто не укладывается в голове. Даже у тех, кто помнит, что кодекс строителя коммунизма — библейский спин-офф.

Все эти христианские добродетели «Движения вверх», разумеется, не отменяют его недостатков. Как и в «Легенде №17» и «Экипаже» (предыдущих работах сценариста Николая Куликова и студии «ТриТэ»), героев тянет изъясняться исключительно афоризмами в духе «Защищай, как Родину бы защищал!» и «Вот у нас руки, а у него — крылья!» Как и почти любой голливудский семейный блокбастер, «Движение вверх» любит проговаривать свои базовые ценности в лоб, не оставляя зрителю маневра для мысли — только для чувства. И как и почти в любом российском фильме с широким кругом задач, здесь встречаются чересчур карикатурные образы от любимых востребованных актеров — например, трусливый чиновник в исполнении Марата Башарова. Но фокус в том, что именно так и устроена голливудская драматургия, соответствие которой для нашего массового кино — вопрос выживания. Чем больше будет выверенных картин вроде «Движения вверх», тем крепче будет доверие зрителей к отечественным фильмам.

Поэтому сценарий здесь напоминает схемы баскетбольного матча, которые тренер Гаранжин сосредоточенно рисует во время игры: линии, звенья, передачи, серии пасов. В конце фильма эта стратегия дает убедительный результат. Образы, мелькнувшие в начале, рифмуются и усиливаются. Всякая мелочь обретает смысл, ни один персонаж не пропадает без вести. Персонажи, казавшиеся неинтересными поодиночке, объединяются в пары и показывают результат. Шутки, оставшиеся недосказанными по ходу фильма, доигрывают в заключительном акте и благодаря им слезоточивая драма часто и удачно прерывается на комические разрядки. Исход знаменитого олимпийского матча 1972-го года известен всем, но в кино кроме него есть и полдюжины кульминаций для каждого из персонажей, поэтому «Движение вверх» остается интригующей историей вплоть до финального свистка и еще несколько секунд после него.

Наконец, есть ощущение, что этот фильм мужает и расцветает вместе с его героями — советскими баскетболистами, тренер которых бросил вызов американцам, и которые оказались в заложниках обещанной им победы. Как и эти спортсмены, «Движение вверх» в начале кажется кино скованным и зажатым, но неуклюже душевным — типичным носителем нашего менталитета. Затем начинаются тренировки героев по американской методике — сцены в духе «Рокки», «Тренера Картера» и «Чуда на льду». Да, подражание, но до чего эффективное: чуть ли не впервые в российском спортивном кино собрались актеры, которые выглядят, двигаются и смотрят в камеру, как настоящие атлеты. По американской же методике фильм все время меняет места дислокации: тут и Бразилия, и Грузия, и Чехословакия, и Штаты, и Германия, как и полагается воздушному и легкому на подъем кино. Режиссер Антон Мегердичев, до «Метро» успевший набить руку на документальных фильмах Леонида Парфенова, очень остроумно реконструктирует эпохи: будь лента американской, ей бы досталась пара технических номинаций на «Оскар». А в финале приходит время для отчетного концерта и выясняется, что «Движение вверх» не только копировало чужую стратегию, но и развивало ее. И голливудский монтаж спортивных баталий вдруг уживается с русской сентиментальностью, выверенная драма — с рискованными комическими вставками, признание личных достижений — с одой командной игре, а большие актеры — с симпатичными новичками. «Движение вверх» лучше «Легенды №17», потому что в той экранной сборной не было звезд, кроме Харламова, а здесь важны все игроки.