dpa / picture-alliance

Ронан Фэрроу — единственный кровный сын Вуди Аллена и актрисы Мии Фэрроу. Он же — автор громкого расследования в журнале New Yorker, которое стало триггером движений #MeeToo и #TimesUp и фактически уничтожило карьеру Харви Вайнштейна, Кевина Спейси и, несомненно, затронет и других. Не исключено, что черный список скоро пополнит фамилия его отца Вуди Аллена*, которого еще в 1992 году обвинила в насилии его приемная дочь Дилан Фэрроу. Недавно Ронан, занявший в конфликте сторону сестры, снялся для обложки The Hollywood Reporter и рассказал, что семейная история помогла ему понять жертв насилия. Разбираемся, как «голливудский принц» стал главным героем антихарассмент революции в Голливуде.

Сэтчел Ронан О’Салливан Фэрроу вырос в семье голливудских знаменитостей. Его мать — актриса Миа Фэрроу, отец — Вуди Аллен. Последнее, впрочем, подвергается сомнению: в 2013 году Миа Фэрроу дала большое интервью Vanity Fair, в котором допустила, что биологическим отцом Ронана может быть Фрэнк Синатра. Актриса вышла замуж за 50-летнего музыканта в 1966 году, когда ей был 21 год. Спустя два года они развелись, однако Фэрроу утверждает, что никогда не прерывала связь со своим первым мужем.

Фэрроу действительно близки с семьей Синатры: «Мы счастливы, что Ронан есть в нашей жизни», — говорила Нэнси Синатра в интервью Vanity Fair. На похоронах Фрэнка Синатры она со своей матерью Нэнси Синатрой (в девичестве Барбато. — Esquire), Мией Фэрроу и Ронаном шли рука об руку. «Мы семья и всегда ею будем», — сказала Нэнси.

Сам Ронан лишь отшучивается: «Слушайте, мы все в какой-то степени дети Синатры».

С такой семьей выделиться непросто, но Ронан сделал для этого все возможное. В начальных классах он уже читал Кафку, в 11 лет стал самым юным студентом Бард-колледжа. В возрасте 16 лет Ронана приняли в Йельскую школу права. В 21 год он начал работать в Госдепартаменте у дипломата Ричарда Холбрука, был его спичрайтером, а через пару лет стал советником госсекретаря Хиллари Клинтон по вопросам молодежи. В 24 года Ронан получил престижную стипендию Родса для обучения в Оксфордском университете, а затем вошел в список Forbes «Успешные люди до 30 лет» в категории «Закон и политика».

Как секс-скандалы начали менять киноиндустрию и политику
Далее Как секс-скандалы начали менять киноиндустрию и политику
«Он пригрозил разрушить мою карьеру, если я кому-то скажу»
Далее «Он пригрозил разрушить мою карьеру, если я кому-то скажу»

Несмотря на многообещающую политическую карьеру, настоящее призвание Ронан Фэрроу нашел в журналистике.

SIPA / East News

В 2014 году он начал вести собственное шоу Ronan Farrow Daily на MSNBC, которое, впрочем, особого успеха не имело. «Двум людям, которые смотрели шоу, оно нравилось — обоим зрителям, одним из которых была моя мать», — шутит Ронан. В 2015 году программу закрыли, но Фэрроу остался работать корреспондентом на NBC News и сосредоточился на темах, которые, как он вспоминает, были «занозой в заднице» для корпоративных юристов, — сексуальное насилие, гибель рабочих в хранилище радиоактивных отходов, коррупция.

Сюжет про Вайнштейна появился в 2016 году. Через год Ронан собрал достаточно информации, подверждающей факты сексуального насилия, — Фэрроу добился интервью с Роуз МакГоун, раздобыл аудиозапись разговора Вайнштейна с итальянской моделью Амброй Гутьерес, а также получил признание одной из сотрудниц продюсера.

«Имя Фэрроу имеет вес, благодаря ему он [Ронан] обладает долей известности. Но он отлично поработал. Он великолепный слушатель, это самое важное для репортера. Он не надоедает, не осуждает, он осторожен. Возможно, это в нем от юриста», — рассуждает журналист New Yorker Кен Аулетта.

Когда NBC News отказался давать сюжет в эфир, Ронан Фэрроу ушел с этой историей в The New Yorker. Что было после, всем известно.

Сын и шурин в одном лице

Роман Мии Фэрроу и Вуди Аллена начался в 1979 году. Они никогда не состояли в официальном браке и даже жили по разные стороны Центрального парка в Нью-Йорке. В то время они были одной из самых популярных пар в Америке, а результатом их союза стали 13 фильмов, включая «Зелиг» и «Пурпурная роза Каира».

В 1992 году Фэрроу обнаружила откровенные фотографии своей приемной дочери Сун-и Превен в квартире Аллена и узнала об их романе. За этим последовал громкий разрыв и суд об опеке над детьми — пятилетним Ронаном, семилетней Дилан и Мозесом, которому на тот момент было 14. Аллен процесс проиграл, и Фэрроу забрала детей к себе и уехала в Коннектикут.

Социальная работница вспоминала, что во время встреч с отцом Ронан был угрюм, вытирал с лица следы его поцелуев и спрашивал, «почему ты не даешь маме денег?». Долгое время он вообще не общался с Алленом и на вопросы журналистов отвечал: «Он мой отец, женатый на моей сестре. Получается, для него я одновременно сын и шурин. Вот такое моральное прегрешение».

Ginies / Sipa / East News
Вуди Аллен и Миа Фэрроу с дочерью Дилан

Против отца и на стороне сестры

«Когда мне было семь лет, Вуди Аллен повел меня в мрачный чердак на втором этаже нашего дома. Он велел мне лечь на живот и играть с игрушечной железной дорогой моего брата. Потом он совершил надо мной насилие. Он разговаривал со мной в процессе, шептал, что я хорошая девочка и это наш секрет, обещал взять меня с собой в Париж и сделать звездой своих фильмов. Я пристально смотрела, как поезд едет по кругу. До сегодняшнего дня я не могла спокойно смотреть на игрушечные поезда», — писала Дилан Фэрроу в своем открытом письме, опубликованном в 2014 году в The New York Times.

Она рассказала, что Вуди Аллен часто делал вещи, которые ей не нравились — забирался к ней в постель в одном нижнем белье, засовывал палец ей в рот или клал голову ей на колени. Это был ее первый публичный комментарий о событиях, предположительно имевших место в 1992 году.

Слова Дилан косвенно подтверждают показания двух нянь. Одна из них сообщила полиции, что в тот день, 4 августа, Аллен с приемной дочерью исчезли из поля зрения где-то на 15−20 минут. Другая сообщила, что видела, как Аллен положил голову между коленей девочки. По ее словам, в тот день у Дилан под платьем не было нижнего белья.

Спустя неделю после начала расследования Аллен подал в суд на Мию Фэрроу, требуя полной опеки над их детьми. Он заявил, что она выдумала историю с сексуальным насилием в целях мести (позднее эту же точку зрения выскажет Мозес Фэрроу, приемный сын Мии и Аллена. — Esquire).

Angie Coqueran / REX / Shutterstock
Миа Фэрроу и Вуди Аллен с детьми в Центральном парке.

В целях расследования полиция заказала психологическую экспертизу, которую проводили сотрудники клиники Yale — New Haven в Коннектикуте. Они пришли к заключению, что заявления, сделанные «эмоционально подавленным ребенком», могли быть «внушены ее матерью», однако подтверждать экспертизу в суде они не стали.

В итоге судья Эллиот Уилк решил, что нет оснований считать обвинения против Аллена сфабрикованными. Также в его заключении говорилось, что поведение режиссера в отношении приемной дочери было «чрезвычайно неприемлемым и что необходимо предпринять меры по защите ребенка».

Несмотря на то, что собранных сведений было достаточно для выдвижения официального обвинения, прокурор штата Коннектикут объявил, что не станет заводить уголовное дело, чтобы уберечь Дилан от травмы во время судебного процесса. Через некоторое время расследование прекратил и нью-йоркский департамент социальной защиты.

Через два года после публичного выступления Дилан в The New York Times Ронан Фэррору написал колонку, которая вышла под заголовком «Мой отец, Вуди Аллен, и опасность незаданных вопросов». Он рассказал, как пытался дистанцироваться от скандальной семьи и всячески избегал комментариев по поводу обвинений своей сестры. «Она решила выступить публично в тот период, когда я работал над книгой и был занят своим шоу. Последнее, чего мне хотелось, — быть вовлеченным во все это. Я даже умолял ее избегать общения с журналистами. Мне стыдно за это», — написал он.

По его словам, замалчивать подобные случаи не просто аморально, а даже опасно. «Молчание вынуждает жертв насилия скрываться и дальше. Оно показывает состояние нашего общества: на что мы готовы закрывать глаза и кого мы игнорируем, кто имеет значение, а кто — нет. Мы становимся свидетелями принципиальных изменений в том, что касается обсуждения случаев домогательств и сексуального насилия. Нам предстоит еще многое сделать для того, чтобы к женщинами больше не относились, как к невидимкам».

* В декабре 2017 года Дилан Фэрроу опубликовала второе открытое письмо в The Los Angeles Times, где напомнила о своих обвинениях и призвала голливудских актрис ответить, почему они продолжают работать с Вуди Алленом. После этого Мира Сорвино, Грета Гервиг, Эллен Пейдж заявили, что сожалеют о сотрудничестве с режиссером и больше не будут сниматься в его фильмах.