Что смотреть на «Золотой маске» философам, математикам и тем, кто не верит в любовь.

Национальная премия и фестиваль «Золотая маска» для театралов — вечный повод: поговорить, поспорить, поругаться о том, что кого-то оставили без награды или номинации. Но, так или иначе, другого фестиваля и возможности с помощью театра почувствовать степень широты страны нет. Esquire выбрал из конкурсной и внеконкурсной программы 15 спектаклей на все случаи жизни.

«Золушка»

Балетная драма хореографа Алексея Мирошниченко на музыку Сергея Прокофьева

6 февраля, Музыкальный театр им Станиславского и Немировича-Данченко

Театр оперы и балета имени Чайковского, Пермь, 7 номинаций на «Золотую маску»

Антон Завьялов/Фестиваль «Золотая Маска»

Хореограф Алексей Мирошниченко пытается отрефлексировать советский проект. Его «Золушка» — это пятидесятые, это оттепель, это Фестиваль молодежи и студентов. Это Москва и Большой театр, где принц — этуаль Парижской оперы, Золушка — лучшая из молодых балерин в театре, а Мачеха — признанная прима.

Для тех, кто готов поверить, что у чудес есть свои ресурсы в самые разные времена.

«Сantos»

Опера Алексея Сюмака в постановке Семена Александровского

Театр оперы и балета имени Чайковского, Пермь, 6 номинаций на «Золотую маску»

10 и 11 февраля, Дворец на Яузе

Не включить оперу по поэзии Паунда, который поставил петербуржский режиссер Семен Александровский в соавторстве с художницей Ксенией Перетрухиной в Пермской опере, в рейтинг невозможно, а включать — безжалостно. Попасть на масочные спектакли уже практически невозможно, но спланировать ради этой оперы поездку в Пермь ­— самое оно.

«Сantos» американский поэт-модернист Паунд писал как эпос, который сможет объединить Восток и Запад. Те, кто видел премьерные показы в Перми, рассказывают, что если бы можно было номинировать дирижера Курентзиса и скрипачку Ксению Гамарис за лучшие мужские и женские роли в опере соответственно ­­— оба действуют в спектакле Александровского как перформеры.

Для эстетов и философов, готовых увидеть в катастрофах — красоту.

«В гостях. Европа»

Иммерсивный спектакль-квест от немцев «Rimini Protokoll» в московских квартирах

Компания «Rimini Protokoll» и фестиваль-школа современного искусства «Территория», номинация «Эксперимент»

23 февраля

На сайте «Золотой маски» рядом с названием копродукции самого нетеатрального театра, у которого вместо репетиционных залов — офис в Берлине, и фестиваля «Территория» пометка — место проведения спектакля будет объявлено дополнительно. Но продвинутые театралы давно в курсе: это настольная игра в квартире такого же зрителя, во время которой можно делить пирог, считать наличные деньги (впрочем, карманы выворачивать никто не заставит) и двигать границы Европы. И, конечно, в очередной раз искать ответ на вопрос «почему это театр»?

Для тех, кто готов делить стол и спор с незнакомцами (последнее не гарантировано).

«Ахматова. Поэма без героя»

Возможность услышать, как Демидова читает Ахматову

«Гоголь-центр», две номинации на «Золотую маску»

27, 28 февраля «Гоголь-центр»

Ира Полярная/Фестиваль «Золотая маска»

Во-первых, сразу стоит отметить, что в масочную программу вернулись Кирилл Серебренников и Константин Богомолов, отказавшиеся участвовать в конкурсе в прошлом сезоне. Это важно: не признать, что без имен этих режиссеров фестиваль не вполне отражал театральные реалии, ­- невозможно.

Во-вторых, «Ахматова. Поэма без героя» — один из спектаклей цикла «Звезда», посвященного поэтам Серебряного века (в программе «Золотой маски» есть и еще один спектакль цикла — «Кузмин. Форель разбивает лед» Владислава Наставшева). Спектакль, в котором поэзия Ахматовой ощущается античной трагедией: голос Демидовой становится голосом эпохи, а тело, кажется, должно распасться на атомы от произносимых слов. Кстати, Алла Демидова номинирована не только за лучшую женскую роль, но и за режиссуру вместе с Кириллом Серебренниковым.

Для тех, кто знает, что слово может оглушать.

«Индивиды и атомарные предложения»

Математическая формула на сцене

Творческая лаборатория «Угол» (Казань) — Маска Плюс

28 февраля, Центр им. Вс. Мейерхольда

Руслан Яковлев /Фестиваль «Золотая маска»

Если бы «Золотая маска» была кинофестивалем, то «Маску Плюс» назвали бы ее параллельной программой. Эту часть афиши часто представляют как лучший повод увидеть театр из нестоличных городов. Впрочем, казанский «Угол» — площадка, на премьерах которой вероятность встретить театралов и критиков из Москвы и Петербурга весьма и весьма велика. Пьесу-математическую формулу написал математик, а поставил один из самых радикальных экспериментаторов театра — Всеволод Лисовский. Да, это он называет себя комиссаром, и это он поставил «Акын-оперу» с мигрантами, принесшую Театру. doc «Золотую маску» несколько лет назад

Для тех, кто засыпает в театре, но умеет считать.

«Злачные пажити»

Будущее по тексту одного из главных сочинителей российских хорроров

Театр «Старый дом» (Новосибирск) и фестиваль «Точка доступа» (Санкт-Петербург)

2 марта, Центр им. Мейерхольда

«Злачные пажити» Юлии Ауг по рассказам Анны Старобинец также привозит в Москву «Маска Плюс».

Первая постановка прозы Анны Старобинец, одного из главных русскоязычных специалистов по ужасам. Спектакль — про мир победившего трансгуманизма, в котором почему-то все равно возможна близость двоих. Несмотря на все новые технологии.

Для тех, кто считает «Мы» Замятина историей любви.

«Вернувшиеся»

Пока что самый настоящий из всех иммерсивных московских спектаклей

Театральная компания YBW (Москва), номинация «Эксперимент»

10, 11 марта, Дашков переулок, 5

Хоть слово «иммерсивный» уже кажется чем-то ругательным, спектакль по мотивам «Приведений» Ибсена ближе всех к этому определению и не разочарует тех, кто был на постановках основоположников и законодателей мод в этом жанре, компании «PunchDrank». Жаль, что номинации «Лучший особняк» пока нет в списке — тут дом в Дашковом переулке, по которому есть смысл бродить не один раз, «сделал» бы конкурентов вчистую.

Для выносливых эстетов-мистиков.

«Галилео. Опера для скрипки и ученого»

Дуэт доктора наук и скрипачки на фоне инквизиции

Электротеатр «Станиславский» и Политехнический музей (Москва), три номинации на «Золотую маску»

13 марта, Центр им. Мейерхольда

Считать номинации на «Маску» оперы, премьеру которой сыграли в театральном дворе (прямо как в Авиньоне) - дело неблагодарное. То ли их три (эксперимент, работа композитора, работа дирижера), то ли семь, потому что композиторов в этой пятичастной опере — пять. И все — цвет современной академической музыки (Кирилл Чернегин, Сергей Невский, Павел Карманов, Дмитрий Курляндский и Кузьма Бодров). Знаменитый математик и физик Григорий Амосов в роли ученого, оркестр — в колпаках инквизиции и скрипачка Елена Ревич — в роли музыки, какой может быть знание. Кстати, говорят, что на «родные» площадки под крышей Электротеатра «Галилео» просто не помещается — поэтому летний спектакль сыграют ранней весной в другом пространстве.

Для тех, кто проверяет арифметику гармонией.

«Музей инопланетного вторжения»

Театрально-художественное доказательство существования инопланетян

Театр взаимных действий, Москва, номинация «Эксперимент»

15 марта, Боярские палаты

Спектакль без режиссера, но с тремя художниками, продюсером и драматургом по мотивам романа Герберта Уэллса «Война миров» реконструирует инопланетное вторжение, случившееся в Томской области в конце восьмидесятых так, что сомнений в том, что инопланетяне существуют, не остается. Мокьюментари в музее советского прошлого подходит для похода с детьми (спектакль представлен и в программе «Детский Weekend). И про инопланетян, и про природу страха и ксенофобии.

Для тех, кто знает, что в космосе явно кто-то есть.

«Лесосибирск Лойс»

Спектакль-чат из района Крайнего Севера, номинация «Эксперимент»

17 марта, Центр им. Мейерхольда

Лесосибирск — город в Красноярском крае (4 часа до Красноярска). Драматурги из Екатеринбурга, Ирина Васьковская и Дарья Уткина написали свою историю о подростках специально для Лесосибирска. Тут и молодой учитель литературы, и смайлики, и чат, к которому смогут присоединиться зрители

Для тех, кто помнит, как сочинял свое письмо Татьяны.

«Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-стрит»

Кроваво-кулинарный мюзикл от режиссера Алексея Франдетти

22 марта, Театр на Таганке, Москва, 4 номинации на «Золотую маску»

Юрий Богомаз/Фестиваль «Золотая маска»

Драматические актеры Таганки прямо перед носом у посетителей кафе, в которое превращен зал театра, пропевают историю мюзиклового Гамлета. И сразу вспоминаются золотые годы театра, где занимались постдрамой до того, как ее стали так называть.

Для тех, кто хочет пригласить на небанальное свидание в театре.

«Дыхание»

Балет повседневности о том, что любовь сильнее смерти

26, 27 марта, Театр Наций, Москва, 3 номинации на «Золотую Маску»

В холодных скандинавских интерьерах пара двигает мебель, расставляет посуду, ссорится, рассуждает об экологии и о том, может ли позволить себе ребенка. Впервые пьесу Дункана Макмиллана «Дыхание» показали в Москве в постановке Кэти Митчелл на фестивале NET — там актеры крутили педали велосипедов, вырабатывая электричество для постановки. Спектакль Марата Гацалова же напротив исследует, на что мы тратим свое внутреннее электричество.

Для тех, кто хочет ощутить, что любовь может двигать стены.

«Я Басё»

Трехстишья японского поэта в исполнении хулиганов

«Упсала-циру», Санкт -Петербург, номинация «Эксперимент»

1, 2 апреля, Центр им. Мейерхольда

«Упсалу-цирк» называют единственным в мире цирком для хулиганов, где через цирк ищут ключ к беспризорным детям и подросткам.

«Я Басё» — это новый цирк, социальный театр и физический театр от режиссера Яны Туминой. Артист Александр Балсанов вместе с труппой «Упсалы-цирка» превращают в театр серию лирических зарисовок по мотивам трехстиший японского поэта Мацуо Басе.

Для тех, кто верит, что искусство спасет мир.

«Розенкранц и Гильденстерн»

Спектакль-шахматная партия советского застоя

1, 2 апреля, ТЮЗ им. Брянцева, Санкт-Петербург, 1 номинация на «Золотую маску»

Главный минималист и изысканный формалист российского театра раскладывает эпоху застоя на языковые формулы-молекулы с помощью истории про матч-рекордсмен по количеству партий между Анатолием Карповым и Гарри Каспаровым. Кстати, в спектакле с главным героем — утекающем временем, режиссер Дмитрий Волкострелов работает и как драматург, и как художник, и как художник по свету.

Для тех, кто ждет перемен.

«Чаадский»

«Карету мне, карету» от режиссера Кирилла Серебренникова и композитора Александра Маноцкова

14 апреля, «Геликон-опера», Москва, 5 номинаций на «Золотую маску»

По странной иронии судьбы Чаадского Кирилл Серебренников выпустил немного до начала своего домашнего ареста.

В «Чаадском» господа в прямом смысле существуют на плечах у народа: поющих солистов на помостах носит и держит массовка, а в либретто использовалось не только «Горе от ума» и тексты Чаадаева, но и последний монолог из «Записок сумасшедшего» Гоголя, и персидская поэзия.

Для тех, кому прислуживаться по‑прежнему тошно.