В Париж нужно было ехать, причем, увы, на машине. Задание редакции про завалившую снегом Францию нужно было выполнять. Я прекрасно отдавал себе отчет в том, что скоростной «Талис», обычно преодолевающий путь из Брюсселя до северного вокзала за час двадцать, на этот раз однозначно встанет в чистом поле надолго и без всяких компенсаций. Уже наученный горьким опытом стандартного диалога со служащими французских железных дорог: «Месье, ну снег же, вы что не видите: вся страна завалена, это же настоящее стихийное бедствие, а вы еще что-то хотите», я окончательно утвердился в мысли, что ехать нужно на своих. «Ну, не такие там адские заносы, не Сибирь все-таки, и даже не Москва или Хельсинки», — думал я, прослушав прогноз погоды. Как же я заблуждался!

В Бельгии светило яркое солнце, трасса была сухой и плохо асфальтированной. Но ничего не предвещало беды. И лишь приближаясь к французской границе, я почуял недоброе. Электронные табло сначала меня пугали короткими фразами «Внимание! Зимние метеоусловия». Затем появились на первый взгляд ободряющие слоганы «Будьте осторожны! На дорогах снегоуборочная техника, солевые машины». Но все это оказалось дешевым пиаром, неуклюжей попыткой ввести меня и еще сотни автолюбителей в бодроподъемную снегоуборочную эйфорию. Эйфория прошла мгновенно, когда я увидел многокилометровую пробку на бельгийско-французской границе. Неужели французские полицейские устроили очередной выборочный антитеррористический контроль? Все оказалось прозаичнее. Полицейские, жандармы и примкнувшие к ним таможенники расчищали снег. Лопатами! И сгребали его здесь же. Снега было мало, таможенников много. Пробка только увеличивалась.

«А где снегоуборочная техника?» — наивно спросила у полицейского милая дама на миникупере. «Не доехала, — парировал жандарм и добавил — а вам бы, мадам, зимняя резина не помешала».

Про зимнюю резину, к слову сказать, владелица миникупера, как, впрочем, и большинство автомобилистов вообще слышали впервые. Не Норвегия же! А вполне себе южная страна. А как же Альпы с Пиренеями, логично спросите вы? Это в какой-то другой жизни: исключительно на каникулах вкупе с шале и горячим вином. Я уже пятый час ехал в Париж при обычных трех, и конца этой дороге не было видно. Радио мне рассказывало про 800 километров пробок, про 2000 автомобилей, заблокированных снегом, и просто брошенных своими владельцами посреди одной из автотрасс, до лучших времен.

Планета обезьянник: таймлайн давления государства на рейвы с 1990-х и до наших дней
Далее Планета обезьянник: таймлайн давления государства на рейвы с 1990-х и до наших дней
Вместо догадок о мотивах Владислава Рослякова: публикуем речь матери одного из организаторов «Колумбайна»
Далее Вместо догадок о мотивах Владислава Рослякова: публикуем речь матери одного из организаторов «Колумбайна»

Getty Images

Про остановившиеся в чистых снежных полях поезда, про закрытые аэропорты и школы. Добравшись на седьмой час своего путешествия до Парижа, я ехал по абсолютно заснеженному городу. Проезжал мимо слепленных снеговиков перед Эйфелевой башней в то время, как радио радостно рассказывало про скоростные спуски на санях и лыжах с Монмартского холма. Оно же предавало анафеме мерзких канадцев, которые вместо слов сочувствия, осмелились потешаться над французами, резонно замечая: «Боже мой! Всего каких-то 12 сантиметров снега, а страна парализована на несколько дней!»

Обычная зимняя история. Действительно, не в июле же снег обрушился на Францию. В результате 20 департаментов оказались под снегом, всего 2500 пожарных и спасателей на всю страну для расчистки дорог. Дворников с лопатами вы и вовсе здесь не встретите, не для того они существуют. Власти призывали по возможности вообще не выходить из домов и уж точно не садиться за руль.

Мэрия Парижа пыталась организовать целый штаб по ведению спасательных работ, но не смогла. Выяснилось, что на весь многомиллионный город здесь всего 34 снегоуборочные машины. Потому что дорого и нерентабельно. На всю здоровую критику мэрия Парижа твердила одну заученную годами фразу:

«С 2010 года у нас всего третий раз выпадает много снега, зачем нам специальная снегоуборочная техника. Если снега будет больше, обратимся за помощью к соседям. Успокойтесь, утепляйтесь и ждите, когда температура повысится, и снег просто растает».

В принципе все достаточно логично: за зимой придет весна, а там и лето не за горами. Проблема в другом. В бюджете города не предусмотрены не только реагенты (ладно, снег в Париже действительно редкость). Удивительно другое. Эти самые, вечно недовольные парижане, в снежные дни постоянно смотрели и слушали новости. В этом, конечно, ничего удивительного нет. Просто новости им показывали из по-настоящему заснеженной Москвы, которую реально убирали, при уровне снега в разы превышающего скромные 12 парижских сантиметров. Вот уж когда размер действительно имеет значение. Французы с интересом смотрели на снегоуборочную технику на московских улицах, на дворников, которые могут, когда нужно сменить метлу на лопату, и повторяли как мантру: «Да просто у нас в Париже городской инфраструктурой не занимались десятилетиями».

AFP / East News

И действительно, порой кажется, что еще со времен барона Османа, который придал Парижу его современный вид во второй половине 19 века. А что в итоге снег? Он действительно растаял — от солнца. Оно — уж точно — лучший дворник. Без реагентов, снегоуборочной техники и без всякого вмешательства городских властей. Слава богу, что циклон накрыл Францию всего на 4 дня.

Повезло!