Eric Gaillard / Reuters

После завершения олимпийских женских соревнований на USA Today вышел провокационный материал с заголовком: «Не та россиянка выиграла олимпийское золото». И, наверняка, очень многие готовы под этим подписаться. Интернет в тот же день наводнили слова поддержки в адрес Евгении Медведевой. А болельщики Алины Загитовой обижались — словно у 15-летней девочки пытаются отнять заслуженную победу.

Главное, что нужно знать про эту драматичную историю: она не могла закончиться хэппи-эндом, который бы устроил всех. Не было ни единого шанса, и это единственный неоспоримый факт. В фигурном катании, за исключением одного крайне спорного исторического прецедента, не вручают две золотые медали. Даже если общая сумма баллов у Медведевой и Загитовой сошлась бы до сотых, считали бы по дополнительным показателям. И, к сожалению, фигурное катание — не биатлон, где гонок много и каждому симпатичному фавориту при удачном раскладе может достаться по золоту. В Пхенчхане кто-то из двух блистательных россиянок должен был проиграть.

Такой исход был во многом предсказуем. То, что именно Загитова, а не кто-то еще, подходит к этой Олимпиаде фаворитом, стало окончательно понятно еще в январе, когда она выиграла у Евгении Медведевой чемпионат Европы. Еще раньше, в декабре, 15-летняя фигуристка выиграла финал Гран-при — самый важный из международных стартов первой половины сезона. Но обращал на себя внимание не столько результат, сколько некоторые технические детали. Например, тот факт, что судьи очевидно благоволят Загитовой, что редко случается с дебютантами на взрослых соревнованиях. Уже тогда, в декабре, в оценках за компоненты (артистизм, владение коньком, построение программы и т. д.) у вчерашней юниорки стали появляться «девятки» с хвостиком. Чтобы дебютанты получали такие баллы в первый же взрослый сезон — такого в фигурном катании почти не бывает. Чаще всего их «маринуют» в очереди годик, а то и два. Еще одна часть оценки, за которую тоже отвечают судьи — это надбавки за качество исполнения элементов. Финал Гран-при показал, что арбитры уже в декабре охотно выставляют Загитовой максимально возможные надбавки — «плюс 3».

Damir Sagolj / Reuters

До чемпионата Европы был вопрос: что будет, когда Загитова окажется на одном льду с Медведевой? Женя — во многом из-за травмы ноги — заведомо уступала своей младшей подруге по команде в технической части, но совсем немного. До этого турнира все предполагали, что двукратная чемпионка мира будет получать заметно более высокие оценки за компоненты и более высокие плюсы за качество исполнения элементов — и это позволит компенсировать отставание в технике. В фигурном катании обычно происходит именно так. Но на чемпионате Европы оказалось, что по‑настоящему большой разницы между ними в компонентах уже нет. А на Олимпиаде эта разница стала еще меньше. А значит, при безошибочном катании фаворитом заведомо становилась Алина.

Льюис Хэмилтон: «Чтобы стать победителем, нужны всего две вещи: видение и драйв»
Далее Льюис Хэмилтон: «Чтобы стать победителем, нужны всего две вещи: видение и драйв»
Хабиб против Конора: как «бой века» продолжается за пределами ринга (и будет ли реванш)
Далее Хабиб против Конора: как «бой века» продолжается за пределами ринга (и будет ли реванш)

Просто в это до последнего не верили. Даже букмекеры, судя по коэффициентам, перед Олимпиадой привычно отдавали приоритет Жене, несмотря на ее травму. Медведева провела вне льда около полутора месяцев, но вернулась так уверенно, что про ее ногу сразу стали говорить в прошедшем времени. А ведь речь шла о стрессовом переломе, который вряд ли можно полностью залечить за такой короткий срок. Для сравнения: японка Сатоко Мияхара после аналогичной травмы восстанавливалась около полугода, а потом, вернувшись, тут же получила новую и пропустила еще почти столько же. То, что Медведева вообще смогла кататься в Пхенчхане, — по‑своему чудо. Осенью о ее травме в кулуарах говорили такое, что шансы пропустить Игры казались более чем реальными.

Но на фоне этой свежей драмы легко забыть, что путь Загитовой к этой Олимпиаде тоже не был похож на прогулку по полю с ромашками. Несколько лет назад с ее карьерой чуть было не покончил тяжелый перелом ноги, а потом тренер Этери Тутберидзе выгнала ее из группы. Сама Алина сейчас часто вспоминает ту историю и говорит, что без этих проблем не было бы в ее жизни и этой Олимпиады. Она считает, что выгнали ее по делу — за то, что недорабатывала на том уровне, как требуют у Тутберидзе. Всем ли нам в 15 лет доставало бы ума публично признать подобные вещи? Каков конкретно уровень этих требований, легко понять по вышедшему незадолго до Олимпиады документальному фильму Russia Today «Из льда и пламени». Местами это очень жесткое зрелище, и обе девушки в кадре нередко плачут.

Уже приехав в Пхенчхан, россиянки тренировались как проклятые. Все остальные предпочитали экономить силы, и в последнюю неделю Алина и Женя часто оказывались единственными, кто выходил на лед тренировочного катка. Это была не только практическая необходимость, но и демонстрация силы, напоминание, что они на две головы сильнее всех остальных, и сравнивать их можно только между собой. Перед произвольной программой интернет облетел ролик, где Алина Загитова делает фантастический каскад из пяти тройных прыжков подряд. На соревнованиях таких элементы запрещены. Похожими вещами уже два года славится Женя Медведева.

View this post on Instagram

So this happened.

A post shared by Rocker Skating (@rockerskating) on

Та дискуссия, которая сейчас развернулась вокруг победы Загитовой — на самом деле, всего лишь продолжение давнего спора о том, каким должно быть фигурное катание. Каждый раз, когда выигрывает более молодая девушка с более сложными прыжками, он начинается заново. Самой знаменитой героиней подобной истории стала 15-летняя Тара Липински: в Нагано в 1998 года она обыграла всеобщую любимицу Мишель Кван, которой было 17. И очень многие люди говорили, что это как-то неправильно. Именно эту историю сразу вспомнили в Америке после победы Загитовой, и нетрудно угадать, с кем именно ее сравнили.

Надо признать, этот спор не закончится никогда. Новые правила, благодаря которым стало возможным выигрывать с помощью технически сложных элементов, появились не просто так. Их ввели из-за требований сделать фигурное катание более объективным. Потому что математически посчитать, кто артистичнее, довольно проблематично.

Загитова, как и многие до нее, просто использовала имеющуюся возможность. Так делают все амбициозные новички — если, конечно, могут. Справедливости ради нужно помнить: все те претензии, который сейчас адресуют Алине, называя ее очередным техничным «попрыгунчиком» и не более, слышала в свой адрес и Женя Медведева. И было это не так давно.

Другое дело, что от рядовых амбициозных новичков Загитову отличают два выдающихся таланта. Первый — это умение соревноваться, очень редкая на самом деле вещь. Одна финская газета обозвала Алину «машиной для прыжков», и это, конечно, слишком. Можно почитать ее интервью, где Алина по‑детски трогательно рассказывает про потеющие перед соревнованиями ладошки и трясущиеся ножки. С машинами такого не бывает. Можно пересмотреть записи ее олимпийских выступлений, где это заметно невооруженным взглядом, особенно в короткой программе. Все как у обычных людей, только Загитова каким-то невероятным образом умеет собраться и сделать свои фантастические прыжки. Ее произвольная программа — самая сложная в мире, и за весь сезон она ни разу там не упала, даже не оступилась. Если бы она каталась как все, ее вряд ли поставили бы на один уровень с Медведевой в этом сезоне.

Второй талант во многом объясняет невероятные для дебютантки цифры в оценке за компоненты. Фигурное катание смотрят в основном по телевизору, но есть вещи, которые телекартинка или видео передают с большим трудом. В случае с Загитовой через экран не всегда пробивает фантастическая энергетика ее прокатов. Как бы скептически ты ни был настроен, сколько бы недотянутых ног ни усмотрел, к концу программы бороться с этими волнами нечеловеческой энергии становится совершенно невозможно — говорю как человек, видевший ее катание вживую. Программы Алины выстроены так, что усиливают и направляют этот природный драйв исполнительницы как линза. На этом фоне, пусть ненадолго, но меркнут и отходят на второй план даже программы таких выдающихся спортсменок как Медведева или, к примеру, Каролина Костнер.

Phil Noble / Reuters

Не замечать этого качества Загитовой — значит не принимать очевидное. Судьи тоже люди и вряд ли могут этого не ощущать. Они сидят там, на арене, ближе всех ко льду, и принимают решение в считанные секунды после проката. И даже если потом жалеют о нем (что не факт), это уже ничего не значит. Именно это, судя по всему, произошло в Пхенчхане в короткой программе, где Загитовой выписали фантастические 82 балла с хвостиком — новый мировой рекорд. Катайся россиянки в другом порядке, вполне возможно, и результат был бы другим. Но тут Медведевой просто не очень повезло: по жребию ей выпало выступать первой, а соперница следом выдала прокат всей жизни.

В чем Алина изначально проигрывала Жене, и ощутимо — так это в градусе народной любви. Во многом потому, что ее просто знают гораздо хуже. Фил Найт, один из самых успешных бизнесменов в области спорта, однажды прекрасно объяснил этот феномен: когда люди следят за спортсменом не один год, пусть даже краем глаза, то начинают воспринимать его как хорошего знакомого, а иногда даже как члена семьи. И эта эмоциональная связь — мощнейший козырь. У Жени он есть.

Будь Медведева просто очередной хорошей одиночницей, широкая публика тоже рассмотрела бы ее только ближе к Олимпиаде. Но она — безусловно неординарная спортсменка и пробила эту стену раньше. Люди успели влюбиться заранее, а после травмы ей начали по‑настоящему сострадать.

Сейчас про Алину часто говорят «подкараулила», «отсиделась за спиной», имея ввиду Женю. Во всех подобных эпитетах ощущается что-то нехорошее, не совсем порядочное. Безусловно, Загитова научилась у Медведевой тому, как надо работать, чтобы быть на два корпуса впереди, но никого она не караулила — как раз, наоборот, как только возраст позволил, поперла к заветной медали как танк.

На этой Олимпиаде случилось много запоминающихся историй, способных пронять самых толстокожих. Но для России и многих людей за ее пределами не было драмы сильнее, чем этот женский турнир. Десять минут, которые по‑настоящему разрывают сердце — это произвольная программа Медведевой и те мгновения после него, когда все, включая кажется ее саму и ее тренеров, поверили: Женя выиграла. Никто никогда не видел ее плачущей на соревнованиях — а тут увидели. Это был действительно выдающийся прокат, который едва не совершил чудо.

А чудо было возможно. Раньше казалось, обыграть Загитову в произвольной программе нереально, но прокат у нее получился не таким ярким, как обычно. Судьи решили, что «Анна Каренина» у Медведевой получилась более проникновенной, чем «Дон Кихот» — и поставили Жене самые высокие среди всех участниц баллы за компоненты. Но для общей победы этого оказалось недостаточно. Вряд ли можно достоверно сосчитать количество разбитых сердец, когда на экране напротив ее фамилии загорелась цифра «2».

Обе россиянки были достойны выиграть эту Олимпиаду. Обе положили ради этих медалей немало здоровья, сил и времени. Обе рискнули личными интересами, потому что в самом начале Игр им пришлось вывозить на себе командный турнир. И обе объективно катались за команду лучше, чем сами за себя. Они обе не упали на этих Играх ни разу. Обе сделали, что могли и даже чуточку больше. Судьям пришлось делать неочевидный выбор, и она выбрали Загитову.

David J. Phillip / AP / East News

Но разве мы будем меньше любить Медведеву от того, что у нее пока нет олимпийского золота? Его, в конце концов, нет у многих выдающихся спортсменов. Как у многих выдающихся актеров нет премии «Оскар», у писателей — Нобелевской премии, список можно продолжать долго. Это поражение не сможет отменить всего того, что Женя уже сделала для своего вида спорта — и хочется верить, еще сделает. Ей не нужно олимпийское золото, чтобы быть признанной, она и без него — выдающаяся. Да и золото это у нее еще может быть — если Медведева решит остаться в спорте и вылечит до конца травмированную ногу. Мир знает немало случаев, когда спортивные карьеры продолжались гораздо дольше просто потому, что с первого раза у человека не получилось исполнить мечту. А некоторые карьеры оказывались разочаровывающе коротки потому, что человек выигрывал сразу — и потом не находил в себе сил продолжать.

Американские коллеги не правы: здесь нет правильных и неправильных чемпионок. У судей были основания выбрать Алину, и дело не только в ее прыжках. Просто сам этот выбор из категории «кого ты больше любишь, папу или маму?». Сама ситуация исключала возможность, что все получат то, что хотят. Это не делает Загитову коварной злодейкой, которая забрала чужое не по праву. Точно такой же выбор судьям пришлось делать на этой Олимпиаде в танцах на льду, и едва не пришлось — в мужском одиночном катании. Если бы японец Шома Уно не упал с одного из своих четверных прыжков он, судя по оценкам, скорее всего обыграл бы великого соотечественника Юдзуру Ханю, который, как и Медведева, к этой Олимпиаде только-только восстановился после серьезной травмы. И это решение точно не все посчитали бы справедливым.

Если бы выиграла Медведева, по‑человечески это было бы понятно и справедливо — ради таких историй и смотрят Олимпиады. Татьяна Тарасова, выдающийся тренер и дочь выдающегося тренера, комментируя женские соревнования в телетрансляции, сказала жестокую, но правдивую вещь: «В спорте нет справедливости. И в жизни нет, не стоит ее искать». Безусловно, судьи в женском турнире могли бы сделать другой выбор. Но и он для кого-то был бы неоднозначным. Просто большой спорт — не про человечность. Он, как фильм «Горец» — про то, что на самой высокой ступеньке должен остаться кто-то один. И не всегда это тот, за кого болеешь лично ты.