Казавшаяся поначалу бледной тенью голливудских скандалов о харассменте история с депутатом Леонидом Слуцким к концу всех гендерных праздников набрала обороты и теперь едва ли затормозит.

И Олдман такой молодой
Далее И Олдман такой молодой
«Ломай его полностью!»: как устроен рестлинг в России
Далее «Ломай его полностью!»: как устроен рестлинг в России

Обвинения в домогательствах депутата Госдумы от ЛДПР, главы комитета по международным делам Леонида Слуцкого взорвали общественность прямо перед 23 февраля, за несколько недель до выборов. Журналистка «Дождя» Елизавета Антонова в прямом эфире телеканала спросила кандидата в президенты Владимира Жириновского, знает ли он о поведении своего депутата в Думе, а затем телеканал выпустил материал, где говорилось, что Слуцкий домогался минимум трех девушек — двух журналисток парламентского пула и продюсера, их имена не разглашались.

Все обвинения депутат назвал бредом, а в своем Facebook практически сразу начал высмеивать их и «делить» журналисток с однопартийцами, не переставая скабрезно шутить. Сначала Слуцкий отшучивался даже в официальных комментариях, которые он раздавал прессе: например, одной из журналисток сказал, что пока еще не приставал к ней, сравнивал cебя с голливудским продюсером Харви Вайнштейном (кого обвинили в неподобающем поведении вслед за продюсером — в проекте Esquire), обвиненным в домогательствах со стороны десятка актрис, и даже выразил мнение, что история с обвинениями «вместо того, чтобы отобрать авторитет, наверное, авторитета добавила». В общем, въехал в ситуацию на коне.

Кстати, первое, что сделал уважаемый Слуцким Вайнштейн, — принес официальные извинения. Но у нашего харассмент-скандала свой путь. Первым делом у Слуцкого нашлись защитники: женщины-депутаты выпустили заявление, из которого следовало, что Слуцкий — кристально чистый парламентарий. Поддержали его и коллеги-мужчины: защитники удивлялись столь долгому молчанию и анонимности девушек, напирали на близость выборов и возможные провокации, наконец, предлагали лишить «Дождь» думской аккредитации.

«Хотела бы сказать, что эти девочки-журналистки ходили бы поприличнее, одевались бы, ведь это государственное учреждение, а не ходили с голыми пупками», — уместнее такое высказывание было бы услушать где-нибудь во дворе, на лавочке, однако эта цитата принадлежит председателю думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Тамаре Плетневой.

В поддержку журналисток выступила лишь депутат Оксана Пушкина: она пообещала ввести понятие «харассмента» в законодательство. Сейчас такой статьи нет — есть уголовная статья за принуждение к сексу, по которой, впрочем, практически не заводятся дела — доказать что-либо сложно, практики нет.

Парламентский пул, в который входят несколько десятков женщин, с интересом наблюдал за развитием ситуации в кулуарах: ходил к пресс-службе Госдумы с просьбой разъяснений, писал возмущенные колонки и ждал комментариев от спикера Вячеслава Володина. Володин не торопился и осторожно высказался по ситуации лишь через неделю: выводы сделаны, нужно разбираться в рамках правового поля. Известно, что у него к председателю комитета по международным делам свои вопросы — при формировании нового состава Думы единороссы двигали на пост, доставшийся Слуцкому, Вячеслава Никонова, но Слуцкий был назначен самим президентом в рамках партийнго раздела постов по итогам думских выборов. Ситуация, в которую попал Слуцкий теперь, могла бы при другом стечении обстоятельств (например, отсутствии выборов) быть использована с максимальной политической выгодой, но в Госдуме заняли позицию «своих не сдаем».

Журналисткам на разный лад рекомендовали писать заявления в комиссию по этике или, в случае наличия доказательств, идти в полицию. Пресс-секретарь президента Владимира Путина Дмитрий Песков заявил, что за ситуацией в Кремле не следят. Очевидно, что в Думе понадеялись отложить все разбирательства до выборов и вообще, забыть все как страшный сон.

Но тут жертвы Слуцкого стали называть свои имена: по очереди о домогательствах заявили Дарья Жук (продюсер «Дождя», по ее словам, Слуцкий домогался ее во время подготовки эфира в 2014 году), Екатерина Котрикадзе (ведущая RTVI рассказала об инциденте 2011 года) и Фарида Рустамова (корреспондент «Русской службы Би-би-си» пришла за комментарием к Слуцкому в 2017 году).

«Би-би-си» опубликовала расшифровку разговора Рустамовой с депутатом, которую любому нормальному человеку странно толковать иначе чем домогательство: «Зайчутка, может, тебе бросить на […] это «Би-би-си»? Я тебя возьму куда-нибудь» … «Будешь его жена, а моя любовница» … «Я руки не распускаю, ну так если, чуть-чуть». Журналистки обратились в думскую комиссию по этике, некоторые из них подали жалобы в прокуратуру. «Мне никто не звонил и не угрожал, но, предавая эту историю огласке, я боюсь за свою безопасность», — написала Рустамова в Facebook после выхода материала о себе на «Би-би-си», упомянув влиятельных друзей депутата.

Поздравляя журналисток с 8 марта, неосторожно высказался Володин: «Вам опасно работать в Думе? Тогда меняйте работу». Громкой цитатой спикер отвел удар на себя, невольно еще сильнее приковав внимание к проблеме: интернет захлестнула волна негодования. Утром 8 марта журналисты, правозащитники и даже кандидат в президенты Ксения Собчак уже пикетировали Думу с плакатами «Слуцкий, выходи, я тебя чуть-чуть потрогаю».

Ксения Собчак Алексей Абанин
Ксения Собчак

Скандал с харассментом стремительно стал чуть ли не интереснее выборов, подключилась даже официальный представитель МИДа Мария Захарова. В интервью НТВ Захарова рассказала, что Слуцкий и в ее обществе позволил себе неприятные вещи, однако она сразу с ним поговорила, и больше подобного не повторялось.

К третьей неделе у Слуцкого, видимо, наконец включился инстинкт самосохранения: в том же Facebook, где он издевательски шутил и отмахивался от обвинений, он вдруг неожиданно и как бы между делом извинился: «Пользуясь случаем, хотел бы попросить прощения у тех из вас, кому когда-либо вольно или невольно причинил любые переживания. Поверьте, не по злому умыслу».

Но извинения депутата уже никому не нужны. Политика — жестокая игра, и если твоей слабостью не воспользовался один противник, непременно воспользуется другой. Вполне возможно, что история обернется против Слуцкого позднее — у нас любят отложенные наказания, нельзя же давать понять обществу, что ты в чем-то с ним согласен.

Комиссия по этике — не суд, максимум на что она способна — предложить Слуцкому принести публичные извинения, распространить в СМИ информацию о факте нарушения депутатской этики или лишить депутата права выступать на заседании, однако решение уже будет не главным в этой истории — молва все сделает за депутатов.

В «Википедии» навсегда останется вкладка «сексуальные домогательства», журналисты до конца карьеры Слуцкого будут задавать ему вопросы о харассменте.

Пускай парламентарии все еще наперебой заявляют, что американская «мода жаловаться на харассмент» не приживется в России и отмахиваются от новой реальности с упорством той самой бабушки на лавочке, от них уже мало что зависит. Нет нужды убеждать наших депутатов в том, что мир уже начал жить по‑другому — они чувствуют это на себе прямо сейчас, и им придется рано или поздно начать жить по‑другим законам ровно с этого момента. Как написал в своем Twitter писатель Эдуард Лимонов:

«Девки вырвались из спален и творят черти что!»