Я нахожусь под домашним арестом уже 8 месяцев. Следствие лишило меня возможности работать, вести свой обычный образ жизни, мотивируя необходимость изоляции от общества тем, что я могу скрыться, помешать расследованию, оказывать воздействие на свидетелей. Все аргументы следствия для меня были абсурдны с самого начала этого дела. А вот сегодня мы еще узнали, что никакого преследования сестер Масляевых не было! (на допросе дочери бывшего главбуха «Седьмой студии» Нины Масляевой заявили, что за ними ведется слежка. — Esquire) А ведь нас из-за этого оставляли под арестом и в тюрьме! Как же так?

И Олдман такой молодой
Далее И Олдман такой молодой
«Ломай его полностью!»: как устроен рестлинг в России
Далее «Ломай его полностью!»: как устроен рестлинг в России

Я не скрывался и не собираюсь скрываться, так как не совершал никакого преступления. Я не мешал и не мог помешать расследованию. Более того, с самого начала следствия я с ним активно сотрудничал и рассказывал, что и как было устроено на проекте «Платформа» в силу своей осведомленности. Я был художественным руководителем проекта и для меня, как и для всех участников и зрителей, очевидно, что проект состоялся и имел успех. Я не оказывал и не мог оказывать никакого воздействия на свидетелей, тем более, что свидетелей якобы совершенного преступления нет, а вот свидетелей проекта «Платформа» более чем достаточно — по самым скромным подсчетам на проекте участвовало более 650 человек — артистов, художников, технического и административного персонала. Мероприятия проекта посетили более 80 тысяч человек в течение 3 лет и 3 месяцев. Ничего из этих фактов следствие в течение 8 месяцев не интересовало.

В конце марта мы приступили с изучению материалов дела и у нас нет никаких сомнений в том, что и самому следствию понятно, что никакого преступления я не совершал, нет никакой преступной группы, а вот «Платформа» была. У следователей в деле есть отчеты, подписанные «Седьмой Студией» и нашим арендодателем, Центром современного искусства «Винзавод», о том, сколько билетов на мероприятия «Платформы» было продано. У следователей есть представленный «Винзаводом» перечень всех проведенных мероприятий с датами. Так вот, «Платформа» продала 30 845 билетов на общую сумму 10 607 232 рублей. Это не наши расчеты, эта информация предоставлена следователям МВК «Эстейт» — компанией, которая продавала билеты. А еще более 50 тысяч человек пришли на бесплатные мероприятия проекта «Платформа».

Министерство культуры признано потерпевшим и подало иск на 133 миллиона рублей. Однако Министерство не объяснило, какой же ущерб ему был причинен, чего не хватило Министерству с точки зрения развития современного искусства. Мало более 80 тысяч зрителей за три года? Мало более 650 участников? Мало огромного количества рецензий и отзывов на проект? Мало номинаций на различные театральные премии? Мало двух национальных премий «Золотая Маска»? Чего не хватило Министерству и следователям в 2011—2014 годах, чего они ждали, чтобы в 2017 возбудить уголовное дело и в течение 8 месяцев содержать меня под домашним арестом? Я настаиваю, чтобы Министерство, гласно и открыто, заявило о своих претензиях ко мне, как к художественному руководителю проекта «Платформа» и к проекту в целом.

Я восьмой месяц живу в зазеркалье. Только что закончились гастроли «Гоголь-центра» в Берлине, где мы показали два спектакля с огромным успехом. Только что кинокартина «Лето» была приглашена в основной конкурс фестиваля в Каннах. У нас с «Гоголь-центром» впереди много новой и интересной работы. Но все это, абсолютно необоснованно, проходит в мое отсутствие. Я прошу суд отказать в удовлетворении ходатайства в целом. Я прошу суд, если он все-таки согласится с просьбой следователей, разрешить мне вернуться к своей нормальной жизни, которая связана с работой в театре, а не с фантомными страхами следствия о моем побеге, воздействии на свидетелей.

Я хочу поблагодарить всех людей, их очень, очень, очень, много по всему миру, которые все эти месяцы выражают солидарность с нами. Я очень признателен людям театра, моим коллегам, которые на церемонии «Золотой Маски» в своих речах выразили поддержку в нашей борьбе за справедливость, в борьбе с преследованием меня и моих товарищей по несчастью. Я очень горд за свой коллектив — за театр «Гоголь-центр», за «Седьмую Студию», которые блистательно провели гастроли в Берлине, такой успех у зрителей и критики — это важное достижение всего русского театра. Я невероятно благодарен моей киногруппе, которая в этих невероятных условиях смогла помочь мне закончить работу над фильмом «Лето», который теперь будет представлять Россию в Каннах. Я от всего сердца благодарю моих близких друзей за участие в моей судьбе, я вас очень люблю…

Но главные слова я хочу сказать моему 84-летнему отцу: папа, я горжусь тобой, твоим мужеством! Дождись меня, пожалуйста!