Лето 2018 года для 50-летнего Джоша Бролина определенно задалось: сначала он появился в роли Таноса в «Мстителях: Война бесконечности», потом — в роли Кейбла в «Дедпуле-2», а 28 июня в прокат вышел фильм «Убийца 2. Против всех».

В кино на этой неделе: басня о Человеке-муравье, кровавая сказка и новелла Мураками
Далее В кино на этой неделе: басня о Человеке-муравье, кровавая сказка и новелла Мураками
«Убийца 2» — редкий сиквел, оказавшийся лучше оригинала
Далее «Убийца 2» — редкий сиквел, оказавшийся лучше оригинала

Esquire встретился с актером и обсудили его роль, каково работалось с «Беней» — Бенисио дель Торо — футбол и его отношения с успехом.

Как ваши дела? Следите за футбол?

Да, еще как! Как раз сейчас смотрел во время обеденного перерыва!

А за какую команду обычно болеете?

За «Реал», не так давно видел их игру в Германии; еще мне очень понравился Дэвид Бэкхем, недавно познакомился с ним на шоу The Graham Norton Show, он оказался таким смешным, хотя по Instagram о нем создается совсем другое представление — там такое тело!

Вы играли Таноса у четырех разных режиссеров, каково это было?

Странно. Я очень нервничал, потому что только к концу фильма мы поняли, часто мы, актеры, пытаемся сами во всем разобраться! Помню, мы посмотрели с Беней друг на друга впервые и подумали: неужели это все? Ты уверен?

Беня?

Бенисио. Это как с Робертом, мы зовем его Бобом. Вот вы пойдете на интервью с Бенисио дель Торо и назовете его Беней, и он подумает: какого черта?! Ладно, о чем там был вопрос? Словом, процесс такой: я помню, как работал с Роджером Дикенсом (известный кинематографист, получил более 12 номинации на кинопремию «Оскар», получил долгожданную награду в прошлом году за «Дюнкерк», выступил директором по фотографии первого «Убийцы» — Esquire), который сказал мне сделать то и то, и хотя я очень сомневался, он оказался во всем прав ˆи результат превзошел все ожидания!

Дени Вильнев, режиссер первого «Убийцы», даже не сомневался в проекте, все потому, что история, на которой основан фильм, была настолько хороша. Но я переживал, будет ли продолжение, ведь не всем планам суждено стать реальностью? А потом на горизонте появился итальянский режиссер Стефано Солимма, которого я знал по фильму «Гоммора», мы вместе пошли на ужин, и мне он понравился как человек. Да, это был, конечно, риск, и ты всегда надеешься на лучшее, и я думаю, что в итоге нам повезло — мне нравится наблюдать за интуитивной реакцией зрителей на «Убийцу 2. Против всех» и мне очень нравится то, что я вижу!

Мой персонаж Мэтт может быть ранимым, он не велик, каким-то образом он больше не представляет собой воплощение американского высокомерия, он снова человечен. Будем надеяться, что это послужит примером того, что может случиться, если вы будете слишком высокомерным, когда вы решите, что вы неприкасаемы и почувствуете себя неуязвивыми! Хочется верить, что мой персонаж вернется к себе, вспомнит о сострадании и человечности, которой не было видно раньше и вот отсюда можно начинать точку отсчета!

А когда вы поняли, что одним фильмом дело не обойдется?


С самого начала, если память мне не изменяет, у сценариста Тейлора Шеридана в голове было три фильма, но вот засада — он до этого никогда сценарии не писал, но как и любой актер, который стал сценаристом, он тут же сказал, что не хочет писать один фильм, когда можно сделать сразу три. Ну какая тут может быть реакция?! Да такого быть не может, кто же это будет финансировать? Ты?! Бенисо и я давно уже в этом бизнесе, так что мы старались не углубляться слишком в последующие истории, мы решили сконцентрироваться для начала на одной единственной и сделать ее как можно лучше.

Вы упомянули, что давно в этом деле и, конечно, лето 2018 года — это лето Джоша Бролина, это как-то повлияло на то, какие сценарии вы сейчас получаете?

Сумасшедший дом, да? Слушай, это очень интересно с психологической точки зрения, мы только что обсуждали это с женой, я рассказал ей о том, как работал с легендарным серфером Лейродом Гамильтоном, он мне сказал одну очень важную вещь: успех часто рождает отсутствие сострадания. А это смерть для актера! Понимаете о чем я? Мне сейчас все, кому не лень, говорят, что я должен быть так счастлив, что вот он, наконец, наступил, мой звездный час! А я не понимаю, о чем они. Это же как было с Бенисио дель Торо, когда он снялся в «Траффике», и все вдруг о нем узнали, хотя он работал 15 лет до этого в кино. Так что я думаю, все мы сейчас в хорошем месте, но в то же время хорошо, что все мы прошли через периоды, когда у нас не были ни копейки и всем было глубоко плевать на нас.

Честно говоря, я даже рад, что я немного параноик — эта реакция на происходящее кажется мне здоровей, хотя порой я все же даю себе возможность насладиться моментом — к примеру в воскресенье после премьеры «Мстителей: Война бесконечности» я позволил себе расслабиться и разрешил себе порадоваться, потому что это был особенный момент и он не происходит со многими людьми, мне так понравилось, что люди так реагировали на героя, который практически целиков выполнен в CGI.

Так что же позволяет вам не зазвездиться?

Не знаю, честно говоря, я не люблю это слово, мне кажется оно такое претенциозное, Знаете, как это звучит? Я успешный актер и стараюсь быть поближе к земле, понимаете? Я думаю, что важно помнить, зачем ты все это делаешь. Я считаю, что мне очень повезло, я помню, как выбивал себе роль в эпизоде «C.S.I.: Место преступления», потому что мне надо платить по счетам и у меня были дети.

Ты знаешь, я так отчетливо это помню, как будто это было вчера. Я стараюсь не зацикливаться на этом, но если ты уже довольно долго в этом бизнесе, ты начинаешь понимать, что есть вероятность, что этот момент долго может не продлиться — никто не дает гарантий, будем надеться получится растянуть его. Надеюсь, что удастся получить как можно больше хороших и интересных ролей и работать со студиями и получать финансирование на интересные проекты, которые без этого вряд ли бы получили деньги. А я так люблю сниматься в кино! Вот, к примеру, взять фильм «Дело Храбрых», мало кто видел его в кино, но после того, как картину выпустили на DVD, люди стали смотреть его и начали происходить совершенно необычные вещи — ко мне подошел парень в продуктовом, весь в татуировках и со слезами на глазах, сказал, что он пожарник и обнял меня. И знаете, такая реакция для меня бесценна, потому что она очень редкая, так что когда я снимаюсь в кино, для меня очень важно не потерять в процессе самое главное — возможность рассказывать истории.

А вы получаете такое же удовольствие, когда работаете над персонажами, которые выполнены в CGI?

Абсолютно! Мне может и стыдно в этом признаваться, но мне очень понравилось сниматься в «Мстителях», может быть потому что у меня были очень низкие ожидания, мне понравилась сама концепция Таноса, помню, как пытался разобраться, как же работать с этим костюмом, и наткнулся в YouTube на видео, где Бенедикт Камбербэтч работал в подобной «пижаме» для Хоббита, у меня крышу сорвало и я подумал, что вот это и есть актерское мастерство, вот, что я делал в свои 20 лет в Нью-Йорке, может быть я бы не хотел это делать снова, но братья Руссо мне сорвали крышу своими референсами, потому что в своей работе они умудряются ссылаться на «Крестного отца» и на «Собачий полдень», которые мне, конечно, понятны и очевидны. Но мне правда понравилось работать над этим, потому что порой мне это напоминало экспериментальный театра в Нижнем Ист-Сайде Нью-Йорка, в процессе съемок ты не понимаешь, насколько эпичную картину снимаешь.


Я видела, как вы уезжали с мероприятий по «Мстителям» и сами вели свой грузовик и к вам подходили фанаты, дети!

Да! Я до сих пор вожу свой грузовик, мне тут недавно написал мой знакомый фотограф, говорит: чувак, я видел тебя за рулем черного Феррари, на что я ему сказал, да ты, б***, шутишь?

Вас такие вещи не привлекают?

Привлекают, но я бы не стал это афишировать, к примеру, я мог бы полететь в Амстердам и там арендовать такую машину, но не более, мне не нравится, что за этим стоит и что это собой представляют!

«Убийца-2» получился очень интересным, в какой-то мере политическим фильмом, особенно учитывая то, что мы говорим с вами в Калифорнии, всего в паре часов езды от Мексики. Что вы об этом думаете? И каково было самому сыграть федерального агента, когда в прошлом у вас у самого были проблемы с полицией? Не хотелось отмстить им своим персонажем?

Нет-нет-нет! Слушайте, мои стычки с законом были так давно, я был самым обычным сорванцом, гонял с бандой — многие из этих парней больше не с нами, мы часто попадали в переделки, а с полицией встречались дважды на дню, но такова была моя жизнь в те времена, кто-то из нее вышел, кто-то нет? Не мне судить. Но если говорить о политическом климате, мне нравится, когда люди открыто говорят о том, что происходят, а не заметают под ковер правду, и я не стесняюсь называть чепухой то, что людей клеймят белым или черным, я не делаю этого просто для того, чтобы поспорить и не потому что я актер, а потому что я гражданин. Я человек, у меня есть платформа, взять тот же Instagram, где по идее надо и селфи разместить, и прорекламировать «Убийцу 2» и не забыть маленького Таноса разместить тут и там, но нет, я буду делать только то, что считаю нужным — захочу стихотворение, захочу — расскажу о своей жене, неважно, нравится вам это или нет. Это обо мне, а не о том, сколько фоллоуверов мне это принесет, я не хочу, чтобы меня контролировали комментарии, я в принципе не хочу, чтобы мной управляла сама идея о том, как и что должно происходить, именно поэтому я люблю сниматься в тех фильмах, которые выбираю. Многие мне говорят, вот ты снялся в двух студийных фильмах и в одном для «себя», знаете что? Они все для меня, в том числе и «Мстители». Или возьмем, к примеру, «Убийцу 2» и моего персонажа Мэтта, который представляет собой американское высокомерие или высокомерие государства, сломайте его и дайте ему возможность увидеть свет человечества и посмотрим, что произойдет, не хочу слишком раскрывать сюжет…

А вам не кажется, что это опасно? Смешивать терроризм и иммиграцию?

Нет? Потому что правда, как мне кажется, заключается в том, что террористы не могли проникнуть через стандартные границы, и потому они нашли более легкий путь, но я не думаю, что в этом фильме терроризм — это диверсия, я не думаю, что это ведет к нашей истории, разве что создает путаницу в понимании того, кто плохой, а кто настоящее зло. Теперь в головах всех терроризм ассоциируется с картелями, потому что так сказало государство, правила меняются, и меня это поражает. Словом, мы должны снять третий фильм!

Целиком и полностью согласна!

Расшифровка: Julia Catacutan