Кого мы потеряли в 2014 году

Из множества выдающихся людей, чья смерть в 2014 году осталась незамеченной,
Esquire выбрал девять — и попросил журналистов и публицистов
почтить их память

26 мая 2014 года в возрасте 48 лет скончался Мануэль Урибе, человек, который некоторое время держал мировой рекорд по ожирению: в 2002 году мужчина весил 597 кг. Сердечная аритмия, отказ печени и прочих органов — можно долго перечислять причины; но вот самая главная, которая заставляет думать, что на самом деле он умер за нас всех: Мануэль Урибе был просто человеком.

Сегодня, когда люди перестали умирать от войн и эпидемий, самый опасный элемент окружающей среды — это пустые калории, которые естественный отбор научил наших предков откладывать любой ценой на черный день. Человек хорошо приспособлен к голоду, но даже небольшое ожирение (BMI выше 25 — то есть так, что живот чуть вывешивается за линию пояса) повышает риск инфаркта, инсульта и диабета в шесть раз.

Дешевые калории — результат индустриальной революции; и задачи индустрии во всем мире — пичкать нас, как гусей для фуа-гра. Глобальная эпидемия ожирения касается каждого (индекс ожирения москвичей такой же, как средний по США), и не стоит думать, что страдают от него только жители богатых стран; наоборот. В 2006 году мировая индустрия стала производить столько еды, что при равном распределении ее должно быть достаточно для всех жителей планеты. И тут же ожирение и его последствия стали главным бичом голодного миллиарда, жителей Индии, Китая и Африки. Президент Бразилии Луис Инасиу да Силва, избираясь в 2003 году, обещал победить голод. Победил, пичкая бедняков сверхкалорийной пищей: год спустя в стране стало в десять раз больше людей с ожирением, чем людей с недоеданием.

Мексиканский нелегал из Далласа Мануэль Урибе исходно был в группе риска. Потомки индейцев, при этом подверженные всем опасностям цивилизации, мексиканцы — одна из самых вовлеченных в эпидемию ожирения наций; бедные мексиканцы в США — вдвойне.

Собственно, рекорд мира принадлежит индейцам пима (70% взрослых подвержены опасной степени ожирения, у 36% — диабет); эти жители пустынь в своей эволюции заработали самый эффективный метаболизм. Каждую непотраченную калорию — пока она есть — они умеют откладывать за пояс. Есть исследование с выразительным результатом. Пима живут в Аризоне; в конце XIX века правительство перекрыло им воду — местную речку отвели для полей белых поселенцев; после сорока лет голода индейцев начало кормить государство. А есть вольные пима, скотоводы — недалеко, в горах Мексики. Так вот, у вольных уровень ожирения «всего» 6%, то есть в шесть раз ниже, чем у тех, которые подвергаются казенному гаважу, — сказывается разница в еде и образе жизни.

Мануэль Урибе был просто толстым, пока жил в Мексике и ел тортилью, но пошел на рекорд, когда переехал в США, нелегалом. Он весь день сидел, то за рулем, то за конторкой на работе, ел еду, которую мозг любого двуногого считает неотразимо привлекательной — сладкую, жирную и соленую, местный общепит. Если посмотреть на дело со стороны — рекорд по весу человека на этой планете был поставлен просто потому, что организм с заданными свойствами попал в заданные условия.

Но есть в этой грустной картине и благая весть. У Мануэля Урибе есть второй рекорд: по самой большой потере веса. Сев на диету, он смог потерять почти половину, 230 килограммов. Этого оказалось мало, но важен прецедент. Другой пример, не менее красноречивый: в 2014 году учитель биологии из Айовы по имени Джон Чизна смог потерять 17 кг, три месяца питаясь только в «Макдоналдс»: он просто старался есть не очень много, выбирать наименее вредное и начал ходить пешком по сорок минут в день. Это такой ответ автору фильма «Двойная порция» Моргану Сперлоку, который набрал 16 кг за месяц, питаясь там же, и каждый раз отвечая «да» на вопрос продавца, хочет ли он увеличенную порцию за небольшую доплату. Со времени «Двойной порции» прошло десять лет — и мы многому научились, живя в опасном окружении пустых калорий.

Наградив нас запасливыми генами метаболизма и слепым жадным мозгом, природа дала и шанс на спасение: такие мозговые механизмы, как волю и разум. Наука нашла технологии дешевой еды, наука же ищет технологии правильного ее употребления. Есть и генетически перепрограммировать человеческие жировые клетки (чтобы сжигали, а не откладывали) — и недавно появились первые результаты. Но пока мы ждем волшебного «генного укола», стоит взять на вооружение простые идеи, выведенные из научных исследований последних лет. Ограничивать порции размером тарелки, не потреблять жидкие калории в сладкой воде и заводских соках, больше готовить дома, высыпаться и каждый день ходить хотя бы 20 минут подряд. И когда вам будет трудно удержаться от эклера или лень идти лишние двести метров от дальней парковки — вспомните про Мануэля Урибе, который сбросил 230 кг усилием воли и продлил себе жизнь на несколько лет.