Rolling Stone, 1988 VS Rolling Stone, ноябрь 2018

Когда в 1988-м снималась обложка «горячего номер» Rolling Stone, Лиза Боне, скорее всего, уже была беременна своей старшей дочерью Зои (она родилась первого декабря того же года). Тем символичнее решение Кравиц сделать на маму «косплей». Причем «косплеит» Зои не обложку (на ней Лиза в рубашке, хоть и довольно откровенной), а другой снимок — тот, что внутри журнала. И это тоже по‑своему любопытно: Боне очень хотела, чтобы на обложку поставили именно кадр топлес, даже встречалась по этому поводу с основателем журнала Янном Веннером, но так и не смогла добиться своего (похоже, у редакции все-таки были опасения по поводу чрезмерного эротизма фотографии). Ну а теперь справедливость восстанавливает ее дочь.

Esquire, март 1965 VS Esquire, май 2008

Арт-директор Джордж Луи (именно при нем Esquire создал все свои самые известные обложки) придумал картинку под стать одной из тем номера — про маскулинизацию американок. И не встретил одобрения ни у рекламного отдела («Они беспокоились, что потеряют клиентов»), ни у потенциальных cover girls: ни Мэрилин Монро, ни Джейн Мэнсфилд сниматься не согласились, а менеджер актрисы Ким Новак и вовсе повесил трубку. К счастью, в Штатах на съемках пребывала итальянская актриса Вирна Лизи — и идея ей так приглянулась, что портрет сделали чуть ли не в тот же день. Для «сиквела» с Джессикой Симпсон пришлось открыть на eBay охоту на тот самый станок Gillette Super Speed — с прилавков-то он давно исчез.

Esquire, декабрь 2000 VS Esquire, ноябрь 2008

Прощаясь с президентством (в январе в Белый дом уже должен был въехать Джордж Буш-младший), Клинтон согласился позировать Esquire. Говорят, на съемках было весело: фотограф Платон (кстати, это он же в 2007-м году снял Путина для Time) то и дело бросал просьбы вроде «show me the love, Mr. President» — и мистер президент, явно смущаясь, подчинялся. Хэлли Берри — «Самая сексуальная женщина"-2008, по версии журнала, — позировала явно более умело. Фотограф Клифф Уоттс, близкий друг актрисы и крестный ее старшей дочери, сперва сомневался, стоит ли дублировать снимок Клинтона, но, поговорив с самой Хэлли, согласился: «Она сильная женщина, он сильный мужчина».

Numero, апрель 2002 VS Elle, октябрь 2017

Стоило Рианне появиться с фиолетовым сердечком на лице в Elle, как всех тут же охватило дежавю: где-то мы такое уже видели. Оригинал нашелся очень быстро: с тем же сердечком пятнадцатью годами ранее снимали Наталью Водянову для французского Numero. Только вот плагиатом случившееся не назвать: фотограф-то тот же самый, норвежец Сёльве Суннсбё, который, похоже, просто решил поностальгировать, а певица, промоутировавшая свою бьюти-марку (Рианну разрисовывали стиком FENTY BEAUTY by Rihanna в оттенке «единорог»), и не возражала.

Медуза-гейт: активистка Лиза Лазерсон объясняет, почему всех так задел скандал с сексуальными домогательствами в «Медузе»
Далее Медуза-гейт: активистка Лиза Лазерсон объясняет, почему всех так задел скандал с сексуальными домогательствами в «Медузе»
Главреда «Медузы» отстранили за домогательства, а потом простили: мнения журналистов
Далее Главреда «Медузы» отстранили за домогательства, а потом простили: мнения журналистов

Vanity Fair, сентябрь 2007 VS Tatler, февраль 2011

Никаких официальных подтверждений «родства» двух обложек нет, но поверить в то, что обложка Tatler снята без оглядки на обложку Vanity Fair (за кадром — опальный ныне Марио Тестино), непросто. Машина (Жизель выходит из Rolls-Royce Phantom, да и у Ирины Шейк авто не хуже), поза, флер утопичного гламура нулевых. Разве что наша соотечественница выглядит чуть мягче за счет улыбки; ну а Бюндхен просто «дает фэшн» — в конце концов, это сентябрьский номер, посвященный моде и включающий список самых стильных знаменитостей.

Vanity Fair, август 1991 VS Vanity Fair, август 2017

Беременная второй дочерью Деми Мур, позирующая без одежды и аккуратно прикрывающая рукой грудь, — вероятно, самая известная обложка в истории не только Vanity Fair, но и глянца в целом. И уж точно одна из самых скандальных: журнал тут же обвинили в объективации женщин в положении, а сам номер в некоторых киосках продавали в непрозрачном пакете, словно порно. Тем не менее, на культовом статусе это не сказалось — может быть, даже «подогрело» его; и вот уже без малого тридцать лет жанр «голые и беременные» шагает по обложкам: так снимались и Бритни Спирс, и Синди Кроуфорд, и Мэрайя Кэри, и Блэк Чайна. Но сам американский Vanity Fair позволил себе «повтор» только один раз — с Сереной Уильямс, которую, как и Мур, сфотографировала Энни Лейбовиц.

W Magazine, июль 2008 VS Vanity Fair, май 2012

В июле 2008-го года журнал W уложил в постель Дарью Вербову, Кейт Мосс и Лару Стоун: именно так, по мнению редакции, то ли выглядит, то ли должен выглядеть летний лагерь. Спустя каких-то четыре года по тому же пути пошел Vanity Fair, только на сей раз в кровати оказались не три топ-модели, а четыре актрисы. Сериальные, как и сам номер: Джулианна Маргулис (из тогда еще живой «Хорошей жены»), Клэр Дэйнс («Родина»), София Вергара («Американская семейка») и Мишель Докери (на пике славы как раз было «Аббатство Даунтон»). И это был уже никакой не летний лагерь, о чем красноречиво свидетельствовало количество бриллиантов на шеях и запястьях.

Harper’s Bazaar, декабрь 1992 VS Harper’s Bazaar, декабрь 2013

В 1992-м году 18-летняя Кейт Мосс позировала Патрику Демаршелье для новогоднего номера Harper’s Bazaar, держа в руках снежный шар с крошечной копией себя. А в 2013-м Николь Кидман приняла участие в австралийском «ремейке». Впереди как раз была премьера «Принцессы Монако» — поэтому сказочный образ пришелся ко двору. Разве что обложка в итоге превзошла пресный фильм.

Esquire, апрель 1968 VS Esquire, август 2008

В 1967-м году Мохаммед Али по религиозным убеждениям отказался принимать присягу и ехать воевать во Вьетнам, за что был лишен боксерской лицензии и титула абсолютного чемпиона мира. Началось затяжное судебное разбирательство, и Али, похоже, мало верил в благополучный исход дела: в интервью он сказал, что уходит из спорта. Гениальный Джордж Луи углядел в этой печальной истории аналогию с мучениками — и священник «Нации ислама» Мохаммед стал христианским святым Себастьяном, хоть и пронзенным стрелами, но не убитым (оцените мистическую иронию: через три года Али вернулся на ринг). 2008-м году, когда Esquire по случаю своего 75-летия «реанимировал» лучшие обложки, роль Али досталась комику и телеведущему Стивену Кольберту — как «единственному человеку, которому хватило смелости противостоять критической проблеме нашего времени — виктимизации белого американского мужчины». Отвечая на вопрос, почему он выглядит «менее пострадавшим» от стрел, чем Али или сам святой Себастьян с картины Франческо Боттичини, Кольберт отшутился: «Либо я жестче Али, либо святее Себастьяна, либо слишком тупой, чтобы чувствовать боль». В целом, обложку переснимали не раз — ее повторили, например, уже через год после юбилейной — с другим комиком, Рики Джервейсом.

People, 4 марта 1974 VS People, 20 октября 2014

Это сегодня People выглядит как любой другой таблоид — с заваленной завлекающими выносами и многочисленными фотографиями обложкой. Но в 1974-м году, когда еженедельное издание (тогда оно было известно как People Weekly) запускалось, оно вполне могло конкурировать и с глянцем: для обложки дебютного номера позировала Миа Фэрроу, причем в образе Дейзи Бьюкенен — «Великий Гэтсби» Джека Клэйтона как раз готовился к выходу на большие экраны. По случаю 40-летнего юбилея издания в 2014-м году портрет пересняли — уже с Тейлор Свифт (певица промоутировала свой альбом «1989») в главной роли.

Harper’s Bazaar, апрель 1965 VS Allure, август 2013, а также индийский Harper’s Bazaar, 2016, и Harper’s Bazaar, июнь-июль 2017

Образец эталонной коллаборации между кукольной красоты англичанкой Джин Шримптон и легендой фотографии Ричардом Аведоном, явно спровоцированный космической гонкой шестидесятых (человек уже полетел и даже вышел в открытый космос, но покорение Луны было впереди), даже спустя полвека остается источником вдохновения для глянца. Среди самых очевидных «подражателей» — обложки российского Allure с Энико Михалик. Эффектная вариация на тему — у самого американского Harper’s Bazaar, где Джиджи Хадид вместо розового шлема позирует в головном уборе попушистее. Но самой масштабной (и по количеству кадров, и по значению) была аллюзия индийского Harper’s Bazaar, который осенью 2016 года выпустил сразу 9 вариантов обложек, для двух из которых снялись две трансгедерные модели, Трейси Африка Норман и Джина Росеро, — впервые в истории индийской глянцевой прессы.

Vanity Fair 2018 VS GQ 2018

Только ленивый в этом году не пытался сосчитать конечности героинь традиционного «голливудского» номера Vanity Fair. Сперва интернет-пользователям показалось, что у Риз Уизерспун три ноги (виной всему тень — от платья). Потом третья рука обнаружилась у Опры; благо, все-таки не на самой обложке, а на явно по невнимательности выложенном редакцией на сайт кадре. Сами актриса и телеведущая перевели все в шутку: «Я принимаю твою третью ногу. Потому что знаю, что ты принимаешь мою третью руку», — написала Уинфри «блондинке в законе». Но на этом история не закончилась. Спустя пару месяцев GQ выступил с пародией на обложке своего комедийного выпуска. И, как поговаривают, тем самым развязал чуть ли не войну с журналом-побратимом: главред Vanity Fair Радика Джонс страшно оскорбилась, что коллеги не только высмеяли ее прокол, но и не удосужились заверить шутку, прежде чем отправить выпуск в печать.

Vogue, 4 ноября 1939 VS Vanity Fair, июль 2010

Из-за финансовых трудностей, подкинутых Великой депрессией, в середине 1930-х годов Condé Nast принял решение объединить Vanity Fair и Vogue под именем последнего. Для одного из гибридных номеров фотограф Хорст П. Хорст запечатлел моделей Хелен Беннетт, Беттину Дэвис и Мюриэл Максвелл лежащими на полу «при параде». Спустя семьдесят лет портретист Норман Джин Рой повторил трюк с актрисами из «Сумерек» — Эшли Грин, Дакотой Фэннинг и Брайс Даллас Ховард.