Courtesy of Galerie Susanne Zander / Delmes&Zander, Berlin / Cologne

Подпись на обратной стороне фотографии:

Суббота, 25 июля 1970-го
Бад Мюриц ам Штайн
Маргрет
Вечером в баре «У Тони"
Гранада 8:00 — 1:00

Календарь строительной фирмы
с отмеченными датами.

Гюнтер тщательно документирует, где и как они с Маргрет занимались сексом. Указано точное время, а также запомнившиеся детали и ощущения.

12 августа — начало месячных
18 августа — желтое кресло перед аквариумом (в позе сидя)
2 сентября — первый раз горячо
5 сентября — комната №7 в Маастрихте,
под прекрасную музыку
6 сентября — в кровати Маргрет в Нильсе (второй раз горячо)
8 сентября — лежа на спине
(Рената спустилась с кока-колой вниз.)

Также на странице записаны даты двух поездок:
с 1 по 10 августа и с 21 по 31 августа.

4 проездных билета по округу Майнц-Бинген.



22 августа

Гюнтер пишет, что утром муж Маргрет Лотар случайно сбил велосипедиста, 70-летний мужчина из Кельн-Мерхайма погиб. Несмотря на происшествие они с Маргрет остались в Бад-Эмсе.

Инструкция по игре в рулетку
из казино Висбадена.

Пустая упаковка противозачаточных таблеток,
которые начала принимать Маргрет.


Прядь волос Маргрет из парикмахерской в Кельне.

Гюнтер рассказывает о ссоре Маргрет с его женой Лени.



7 сентября. Во время обеденного перерыва Лени сказала Маргрет: «Госпожа С., у вас несносный характер, вы расстраиваете хороший брак».

8 сентября. Маргрет заявила: «Ты позволишь твоей жене меня оскорблять? С сексом покончено. Запрыгивай на свою жену, делай с ней что хочешь, но от меня ты больше секса не дождешься». В обеденный перерыв Лени пришлось извиниться перед Маргрет, и уже вечером они с Гюнтером снова занимались любовью, а после поехали в ресторан Alt Koln.

9 сентября. Маргрет рассказала, что накануне утром занималась сексом с мужем. А в пять утра в среду у нее начались месячные (слово набрано прописными буквами). Вечером ужинали в отеле «Курфюрст»: «Все снова в порядке».

Две записки о событиях 11 октября

Первая карточка: «Очень теплая, безветренная, летняя погода. В 12.30 встретились у Цини (прим.: кличка Маргрет) и поехали обедать в Шалленберг в Хольвайде. Было сделано несколько снимков — она в желтом свитере, зеленой кожаной юбке и зеленой кожаной куртке. После этого поехали на Хардефустштрассе, припарковали машину. Я сделал фотографию на фоне входной двери. Потом поднялись к нам (на лестнице нас видели Рената и Барбара, поэтому мы пошли в бюро. И только потом наверх). Пили коку, слушали пластинки, а затем в 15.00 легли в постель… Лежа на спине, потом в специальной позе, я рано кончил, но она все равно продолжала до тех пор, пока я уже больше не мог. После этого играл рукой с ее клитором, пока она не кончила. Только потом сделал несколько фотографий. (До этого несколько снимков за кухонной стойкой.) После снимал в комнате, еще несколько фотографий на кухне, она наносит на ногти лак и т. д. Далее поехали в кафе Kranzer, и оттуда отвез Цини домой».

Вторая карточка: «В 19.00 я рассказал Лотару, что обедал сегодня с Цини, потом отвез ее к тетушке А. и сам поехал в бюро. Лотар пытался положить руки на ее бедра, но она сказала: «Оставь это, позже». В 19.30 он сказал: «Потанцевали и хватит — пора домой». Маргрет была не очень-то нежна с Лотаром, еще бы, ведь в 15.00 она еще лежала со мной в постели».

25 октября

Гюнтер подробно описывает, как провел день с Маргрет.

Из красной надписи вверху страницы следует, что к письму был приложен ее лобковый волос.
Отрывки из текста:

«После обеда — примерно в 1.15 поехали на Айфельштрассе. (Лени в зеленом платье шла после обеда к автомату с сигаретами.) Мы подождали на Лотрингерштрассе, пока не наступило затишье. Только потом пошли наверх. На Маргрет было светло-голубое платье с белым верхом и коричневой юбкой, высокие белые сапоги, персидская куртка с меховым воротником». «В районе трех часов поехали на улицу Пастора Вольфа, где я высадил ее около гаража. Она спросила: «Я скажу Лотару, что ты сегодня позвонил и спросил, будем ли мы вечером в Трумме, ведь ты придешь?» Я ответил «да». В прошлое воскресенье Лотар и его мама обсуждали, что что-то не так с этим Гюнтером — почему они так много времени проводят вместе».

4 ноября

Гюнтер рассказывает, как ходил на свидание с Ингрид Клаасен (она три года в разводе, каждые 14 дней ее навещает дочь). «Эта женщина показалась мне хорошей, но у нее есть какой-то друг из Дуйсберга».В ресторане они случайно встретились с Лотаром и Маргрет. Она устроила сцену ревности, пообещав, что с сексом будет покончено. Но затем успокоилась и согласилась встретиться с Гюнтером пятого ноября в пять часов вечера.

10 ноября

Гюнтер сообщает, что Маргрет пришла в офис в 12 часов и рассказала, что беременна. Утром она была у гинеколога, доктор Грауденц назначил еще один осмотр на 11 ноября и тогда же обещал выдать удосто­верение будущей матери. «Я позвоню одной женщине по имени Марта (она живет недалеко от Эбертплатц), она домохозяйка и знает кого-то, кто может избавить меня от ребенка», — сказала Маргрет и попросила Гюнтера заплатить за аборт, так как муж ничего не должен знать о ее беременности. «Оставлять ребенка она точно не собирается, так как сама не знает, кто его отец — Лотар или я. Маргрет была очень нежна со мной во вторник, 10.11.70, ведь она знала, что я оплачу аборт, буду ей помогать и даже, возможно, женюсь на ней».

На карточке записан адрес Марты и стоимость услуги: некто Франц возьмет за аборт 500 немецких марок.

Гюнтер рассказывает, что для Маргрет это уже третий аборт: первый был в 17 лет, когда она еще жила с родителями, второй — в 19, на шестом месяце беременности, прошел с осложнениями. Третий сделали 12 ноября около девяти утра.

Путеводитель по Эксерским камням.

18−19 ноября

Гюнтер описывает, как они с Маргрет ездили к Эксерским камням. Он фотографировал ее в темно-коричневом платье, которое сам подарил. Останавливались в отеле «Штерн» в Бад-Майнберге. Поужинали в Дортмунде. На следующий день Маргрет пожаловалась на сильные боли в почках, врач нашел камни и сделал укол обезболивающего. Вечером ужинали в Хаммерсбахе, затем Гюнтер отвез ее в больницу проведать бабушку. После, сославшись на плохое самочувствие, Маргрет попросила отвезти ее домой.

3 декабря

Гюнтер рассказывает, что ходил на свидание с 21-летней Урсулой Шмидт: «Она высокая, стройная, очень красивая. На ней были белые сапоги, красивое зеленое платье. Черные волосы». После встречи он отвез ее домой и забрал Маргрет, чтобы поужинать в ресторане. В дороге Гюнтер рассказал о свидании и сообщил, что хочет пригласить девушку в отпуск на Рождество. Маргрет в гневе выскочила из машины на углу Суббелратерштрасе и Кантштрассе. Тогда Гюнтер вернулся к Урсуле и пригласил в ресторан ее.

«В эту же ночь Маргрет устроила террор своему мужу и пригрозила ему разводом».

Надпись на карточке:

«Ноготь М. с левой руки».

7 декабря

В девять утра Маргрет позвонила Гюнтеру и сообщила, что задержится, так как должна пойти к док­тору Бюльтелю. Кроме того, она попросила больше не звонить ей на до­машний номер в Нильсе. «Это меня очень озадачило. Что-то должно было случиться. Возможно, Лотар обо всем догадался».

17 декабря

«Судьба на стороне Маргрет. Ингрид Кюхенмайстер так и не ответила мне, хотя я отправил ей три открытки. В 17 часов Маргрет поднялась ко мне наверх. Фотографий нет. Красная юбка, белый свитер. Вначале выкурили несколько сигарет, потом в 17.30 легли в кровать. Она не снимала свитер и бюстгальтер. М. была очень нежна со мной. Сперва мы долго обнимались, и только потом я снял белые брюки. Я ласкал ее клитор, потом она запрокинула свою правую ногу так, что вагина была открыта, кончила. У меня долго ничего не получалось, видимо, из-за волнения в связи со сменой любовниц и неясностью с поездкой на Рождество. Маргрет была очень ласкова, не говорила обидных слов. С 18.00 до 18.30 мы спали, повернувшись к стене, и до 19 часов оставались в кровати».