2018 год для российских медиа — знаковый. Внимательному наблюдателю стало ясно: цикл жизни одной локальной новости сократился до 5 минут, а федеральной — до одного дня. На совсем уж резонансных темах российские медиа ездят в лучшем случае три дня. Международная новость обсасывается максимум две недели.

Виноватым в этом решено назначить Telegram, который еще два года назад считался новой забавной игрушкой от гениального и закрытого Павла Дурова, а в 2017 году неожиданно обрел черты медиаплатформы нового поколения. C 2018-го новости сами по себе оказались никому не интересны. Важнее стала быстрая интерпретация, частное резонансное мнение. Причем не признанных «говорящих голов», а мало кому известных «Методички», «Русского будущего», «Незыгаря», «Закулиски» и «культового телеграм-канала» «Беспощадный пиарщик». Почему так получилось?

Традиционные медиа старательно доказывали, что умеют играть и в кликбейт, и в трафик, но для быстрой интерпретации они не подходят— связаны по рукам и ногам интересами акционеров, менеджмента, рекламодателей. Да и невозможно найти на сайтах этих самых медиа­ресурсов интересующий материал в два счета.

Медиапространство Telegram не связано ни с чем и ни с кем. Даже с совестью. Теперь достаточно вынуть смартфон из кармана.

Чем же примечателен уходящий год, мы поймем, если рассмотрим быструю и бурную реакцию телеграм-каналов?

1

Гражданин Маккейн
Далее Гражданин Маккейн
В Центральной Африке убили российских журналистов: главное
Далее В Центральной Африке убили российских журналистов: главное

В первую очередь это выборы Владимира Путина, бессменного президента Российской Федерации. Мероприятие, надо признать, приняло уже какой-то парадоксально формальный характер и прошло бы в сонной атмосфере скуки, если бы не редкие звучные шлепки мухобойки политтехнологов. Да и те, надо сказать, двигались не слишком активно — словно коты, объевшиеся сметаны, ленились и жмурились на солнце, а креативно мыслить начинали только после пинка хозяев. На скорую руку был слеплен спойлер в лице усатого представительного мужчины, девелопера и крепкого «клубничного» хозяйственника Павла Грудинина. Яркой оказалась только инициатива из Челябинска, где начали выводить (в том числе в инфопространство) новый сорт томатов, которые по какому-то недоразумению назвали «Путин». Наряду с публичным сбриванием усов кандидатом Грудининым это, пожалуй, все, чем действительно запомнились самые важные для России выборы.

2

Неожиданно тогда же, в марте, в российской информационной повестке всплыл вопрос харассмента, о котором после церемонии «Золотого глобуса» «во всем черном мире» уже стали забывать. Как черт из табакерки выпрыгнула мощная фигура депутата Леонида Слуцкого, которого журналистки «Дождя», BBC и RTVI обвинили в сексуальных домогательствах и который, как выяснилось, называл одну из своих жертв «зайчуткой». Депутаты пошли на журналисток войной, заявив, что ничего не было, а если и было — то в рамках антироссийской, госдеповской пропаганды. Кресло свое Слуцкий сохранил, но бумерангом тема вернулась в октябре, когда внезапно в том же самом был обвинен главный редактор «Медузы» Иван Колпаков. На момент написания текста вопрос о том, на самом ли деле Колпаков «харассил» кого-то на вечеринке «Медузы» и чем закончилось внутреннее редакционное расследование, оставался без ответа (в ноябре Колпаков покинул свою должность, но признавать обвинения в харассменте отказался. — Esquire).

3

5 марта произошло событие, которое определило доминирующую в российской повестке тему как минимум до сентября. Начиналось все не то чтобы буднично — с пуш-уведомления «Би-би-си» о человеке, отравленном неизвестным веществом в Солсбери. Речь шла о бывшем «русском шпионе» Сергее Скрипале. Экс-офицер ГРУ, обменянный на офицеров российской разведки, захваченных в 2010 году американцами, Скрипаль жил в Лондоне вот уже несколько лет и вел вполне себе тихую жизнь. Тема эта стала основой не только для одной из самых разнузданных и разудалых информационных кампаний в зарубежной прессе, но и для нового витка зарубежных санкций. Так, россияне узнали о существовании тайной лаборатории в Портон-Дауне, боевом отравляющем веществе «Новичок» и знаменитейшем солсберецком соборе со 123-метровым шпилем. Кроме того, многие стали экспертами по вопросам разведки и званиям в ГРУ. Интервью двух предполагаемых отравителей Маргарите Симоньян вообще можно считать произведением медиаискусства. Умышленно или нет, пропаганда в этом интервью приняла гротескные формы, а умение смеяться над собой — это, знаете ли, талант.

4

Отдельно «радовал» нас в течение года и «Роскосмос». Честно признаемся: заочный поединок между госкорпорацией и Илоном Маском напоминал хрестоматийную дуэль между Эллочкой Щукиной и дочерью миллиардера Вандербильда. Коварным пиар-ударом под дых стал запуск «вандербильдихой» в открытый космос ракеты Falcon Heavy с родстером «Тесла» на борту и манекеном астронавта под бессмертную музыку Дэвида Боуи. На что пиарщики «Роскосмоса» ответили в духе цэковских методичек: запуск — это промоакция Маска, у которого убытки, зато на борту МКС прошел первый космический турнир по бадминтону.

5

Провалом года стала робкая попытка Роскомнадзора заблокировать мессенджер Telegram. Хоронили его с удалью и помпой, порвали два баяна. История, однако, имела неожиданный побочный общеобразовательный эффект: пользователи быстро научились ставить себе VPN, настраивать прокси-серверы и ознакомились с азами информационной безопасности. Наблюдая изнутри интереснейший феномен так называемой диджитал-резистанс, мы отметили, что гражданское общество в стране скорее живо. И это хорошо. А когда на интересы этого гражданского общества наступают сапогом, высокомерно пытаясь впарить никуда не годный тезис заботы о нашей с вами безопасности, о недремлющем оке ЦРУ и карающей длани АНБ, это общество восстает любым доступным для него способом. Предполагаем, что из блокировки были извлечены определенные уроки: например, не стоит пытаться ломать кого-то через колено. Может отлететь в лоб. Справедливости ради, однако, напомним, что все фигуранты и бенефициары этой истории с блокировками усидели в своих креслах, а некоторые даже вышли на свободу с чистой совестью. Telegram же неожиданно (спустя несколько месяцев) стал прекрасно запускаться и без VPN, и без прокси. А все бодрые доклады о том, что мессенджер «пессимизирован на 70%», слава богу, так и остались докладами.

6

Значимым для медиаотрасли и резонансным для всех участников процесса оказался захват журнала Forbes под руководством обаятельного немолодого Николая Феликсовича Ускова. Владелец бренда Forbes — группа ACMG Ускова сначала уволила с мотивировкой: конфликт между собственником и главредом, который длится около года. По некоторым данным, главная причина недовольства последним — самопиар за счет Forbes и пьянство на рабочем месте. В последнее время Усков злоупотреблял алкоголем, сотрудники редакции и топ-менеджмент это видели и знали. С ним некоторое время велись переговоры сначала о подобающем поведении, потом о мирном расторжении договора. Сегодняшняя новость — это результат затянувшихся переговоров Николая с администрацией медиагруппы. Наш телеграм-канал от такой мотивировочной части увольнения рассмеялся (цитируем): «Девочки, мы имеем удивительного, невероятного титана духа — Николая Феликсовича Ускова, которого исключили из медиатусовки за то, что он был открытым приверженцем двух ее столпов, уходящих корнями в базальтовые плиты древности. Это же как, девочки, надо самопиариться и как, девочки, надо бухать, чтобы довести ситуацию до такого! Снимаем перед Николаем Усковым шляпу». Но ушел Николай Феликсович недалеко. Буквально через месяц он вернулся вместе с финансами и вальяжно уселся в кресло генерального директора, оставив всех вокруг в некотором недоумении — зачем тогда был этот цирк с увольнением? Правильный ответ — для снижения стоимости актива при смене владельца.

7

Прогремело на всю Россию в этом году имя пиарщицы «Леруа Мерлен» — несравненной Галины Паниной, более известной всем как Галюся. Летом на своей странице в социальной сети Facebook Панина сообщила, что в Переделкине сожгли девушку. На вопросы об источниках информации она отвечала уклончиво, ссылаясь на своего стажера, а людей, которые не верили ей, назвала «ваткой», которую «следует вычищать». История попала в топ «Яндекса». Колонку про Панину написал даже Олег Кашин, который, как известно, обозревает только самые обсуждаемые события медиаэфира. Пользователи твиттера в разных странах завалили официальный аккаунт «Леруа Мерлен» с призывами обратить внимание на ситуацию с Галюсей. В ответ французский «Леруа Мерлен» выпустил заявление о том, что он временно отстраняет Галюсю от работы. В то же время Панина заявила, что уйдет по собственному желанию и вообще бросит пиар: делать ей в профессии нечего. Вместо этого, впрочем, она поехала в Берлин, дала там интервью о русской пропаганде и вполне счастливо живет, периодически устраивая мастер-классы по коммуникации и выступая на пиар-конференциях с докладами о том, как «защищать свою репутацию онлайн».

Пальму информационного первенства года держит, вне всяких сомнений, кейс «пенсионная реформа», который озадачил всех, а перед пиарщиками поставил невыполнимую задачу «отмыть» эту историю от негатива. Больше всего нам, конечно же, понравились аргументы в стиле «закройте рты, дармоеды» от публичных спикеров, которые совершенно точно не собираются жить на пенсию, потому что на пенсию содержать виллу в Крыму очень сложно. Практически невозможно. Что советуют эти люди? Цитируем сайт «РИА Новости», где супруга видного российского пропагандиста Дмитрия Киселева, доктор психологических наук Мария Киселева опубликовала свое мнение по вопросу: «Пенсия имеет глубокий психологический смысл: часто это право снять с себя ответственность за свою жизнь, а для некоторых — право быть обиженным, недовольным. Возникает закономерный вопрос: обиженным на что и кого? В качестве мишени традиционно выступает государство — как фигура отца, недолюбившего и недодавшего своему чаду».

8

Прошедший с огромным успехом в России чемпионат мира по футболу не оставил никого равнодушным даже за рубежами нашей родины. Оказалось, что антироссийский нарратив настолько взвинчен, что нет вещей более далеких друг от друга, чем реальность и статьи в иностранных газетах. Помним, нас поразило, как для иллюстрации провала ЧМ 2018 немецкие журналисты использовали Антона Красовского. В материале на немецком языке под заголовком «Что известный русский гомосексуалист Антон Красовский думает о чемпионате мира по футболу» красуется фото с подписью: «Антон Красовский — известный российский гомосексуалист, но он не может в открытую целоваться с мужчиной на улице. Слишком опасно!» Впрочем, были и более адекватные заметки, но их смысл чаще сводился к тому, что, оказывается, в России не только медведи с балалайками по улицам ходят, но и вполне себе живые дружелюбные граждане. А сам ЧМ был, конечно, очень крутой. И жаль, что такой праздник мы в России увидим нескоро. В том числе за национальную команду.

9

Хотя нельзя не признать, что с футболистами у нас все плохо. Помнните октябрьский скандал с Кокориным и Мамаевым? Казалось бы, рядовая пьяная драка с участием заметных фигурантов. Но три дня эта тема не исчезала из новостей. А общественное мнение единодушно требовало крови. И знаете что? Более 12 тысяч упоминаний в СМИ. Такой чести не удостаивался даже Скрипаль.

10

Нельзя обойти стороной и национальные трагедии. Первой стал пожар в ТЦ «Зимняя вишня» в Кемерове. Сколько таких трагедий было, но эта как-то очень наглядно продемонстрировала простой факт: ни один из российских чиновников категории А не умеет общаться с народом (а это важнейший навык для публичного лица), не может выйти в толпу и начать разговаривать с ней простым и понятным человеческим языком, где есть и сопереживание, и сострадание. От этого нам очень грустно. Была еще Керчь, где мы стали свидетелями беспринципности отдельных публичных деятелей, которые легко, без рефлексии, поставили публичный диагноз и назначили виновных (например, «популярнейшую компьютерную игру «Дока-2», где в школе выпускают кишки»).

А в целом мы подметили что-то общее в событиях года. Наиболее яркие из них были не про результат, а про процесс. Не про какую-то конкретную цель, а в духе троцкизма — про движение к ней. Потому что цель может поменяться, а движение — нет. Крутишь педали — получаешь деньги, почет и уважение. Не крутишь — не получаешь. Пиар — самый доходный и эфемерный продукт 2018 года: непрекращающееся мамаево кокорище, бесконечная и безрезультатная беготня в поиске виноватых. Иногда достаточно было посмотреть в зеркало. Заглянем теперь в 2019-й.