Кого мы потеряли в 2015 году

Из множества выдающихся людей, чья смерть в 2015 году осталась незамеченной,
Esquire выбрал восемь — и попросил журналистов и публицистов
почтить их память

Кого мы потеряли в 2016 году — Эдвард Олби
Далее Кого мы потеряли в 2016 году — Эдвард Олби
Кого мы потеряли в 2016 году - Пол Кантнер
Далее Кого мы потеряли в 2016 году — Пол Кантнер

Жизнь 25-летней Аруны Рамчандры Шанбаг переменилась 27 ноября 1973 года. Она переодевалась в подсобке госпиталя имени Короля Эдуарда после ночной смены, когда полотер Соханлал Барта Валмики из того же госпиталя напал на нее и изнасиловал, а потом придушил собачьей цепью. Ее нашли только через 11 часов, к тому времени из-за недостатка кислорода большая часть мозга уже погибла, и Аруна потеряла зрение. Близкие родственники навещали ее несколько лет, а затем забота об Аруне полностью легла на врачей и медсестер больницы, в которой она работала.

После трагедии главный врач попросил полицию квалифицировать дело как «попытку грабежа и убийства», чтобы сберечь честь Аруны: девушка была помолвлена и собиралась замуж. По этим статьям насильник был приговорен к двум срокам по семь лет каждый, которые ему разрешили отбывать одновременно. После смерти Шанбаг журналисты нашли Соханлала: он живет в штате Уттар-Прадеш, работает на электростанции и ездит на работу на велосипеде. Отец троих детей и дед трех внуков, он рассказал, что отрицает факт изнасилования, до сих пор раскаивается и просит прощения у Аруны и Бога.

В 1998 году правозащитница и журналистка Пинки Вирани опубликовала книгу «История Аруны», благодаря которой о деле Шанбаг узнали не только во всей Индии, но и за рубежом. В 2010 году Вирани, взяв на себя роль представителя интересов Аруны, подала прошение в Верховный суд с просьбой отключить ее от аппарата жизнеобеспечения. Специально учрежденная медицинская комиссия подтвердила, что состояние пациентки отвечает большинству критериев «перманентного вегетативного состояния». Однако прошение об эвтаназии было отклонено: в частности из-за того, что работники мумбайского госпиталя, ухаживающие за Аруной на протяжении сорока лет, отказывались пойти на такой шаг. В день, когда стало известно о решении суда, они резали торт и раздавали пациентам сладости, празднуя ее «второе рождение».

В 2015 году Канада и Колумбия разрешили эвтаназию вслед за Швейцарией, Голландией, Бельгией и Люксембургом. В США в 1997 году Верховный суд решил, что смерть не является правом, гарантированным Конституцией, поэтому вопрос, разрешать ли самоубийство с помощью врача, каждый штат должен решать самостоятельно. С тех пор пять американских штатов легализовали эвтаназию.

Движение за «право на достойную смерть» набирает обороты на фоне неумолимого старения населения развитых стран. За последние пять лет количество случаев активной и пассивной эвтаназии в Голландии удвоилось, а в Бельгии выросло на 150% (большинство из тех, кто принял решение уйти из жизни, жили с онкологией, но есть среди них и пациенты с аутизмом, анорексией, синдромом хронической усталости, глухотой и слепотой, маниакальной депрессией). Эвтаназия — осознанное решение: большинство таких пациентов, по данным американских исследований, образованные обеспеченные люди.

При этом законы об эвтаназии лоббируют вовсе не пенсионеры, как можно ожидать, а граждане активного возраста, которые хотят быть уверены, что, даже став немощными, они смогут контролировать собственный уход из жизни. Так, в штате Орегон и в Швейцарии опросы показали, что люди, которые подают прошение об эвтаназии, движимы вовсе не страхом перед физической болью, а желанием сохранить автономность и не быть обузой для родных. Атеистически настроенные европейцы считают легализацию эвтаназии торжеством человеческого разума и индивидуализма над религиозными предрассудками, а право определять продолжительность собственной жизни и отказаться от нее, если ее качество вас больше не устраивает, таким же неотъемлемым, как право определять продолжительность собственного брака.

История безвинной женщины, проведшей на больничной койке 42 года, взбудоражила Индию и запустила дискуссию о праве на достойную смерть. В конце концов Верховный суд страны принял историческое решение о легализации пассивной эвтаназии и разработал ее критерии. (В отличие от активной, в этом случае врач не вводит в организм больного летальные вещества, а лишает его питания или медицинских процедур, поддерживающих жизнь.)

В мае 2015 года Аруна Шанбаг умерла от пневмонии. Пинки Вирани написала о ней: «Моя израненная, поломанная пташка наконец улетела. И перед этим она подарила Индии закон о пассивной эвтаназии».

Кого мы потеряли в 2015 году