16 февраля Басманный суд Москвы арестовал основателя инвестиционного фонда Baring Vostok Майкла Калви по обвинению в хищении у банка «Восточный» 2,5 миллиарда рублей. По версии следствия, подконтрольная Калви компания «Первое коллекторское бюро» (ПКБ) взяла у банка «Восточный» кредит на 2,5 миллиарда рублей и Калви с сообщниками решили урегулировать долг на невыгодных для банка условиях — а именно принять в счет долга 59,9% акций люксембургской компании International Financial Technology Group. На собрании акционеров было заявлено, что стоимость активов этой фирмы составляет 3 миллиарда. По версии следствия, реальная стоимость ценных бумаг — 600 тысяч рублей.

Вместе с Калви были задержаны еще двое сотрудников Baring Vostok — Ваган Абгарян и Иван Зюзин — и партнер фонда Филипп Дельпаль, которые были членами совета директоров «Восточного» и одобряли сделку, а также советник предправления Норвик Банка Алексей Кордичев (в прошлом глава «Восточного») и гендиректор Первого коллекторского бюро Максим Владимиров.

Калви вменяют «мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере» (ч. 4 ст. 159 УК). По этой статье ему грозит до десяти лет лишения свободы со штрафом.

Суть дела

Дело в отношении Baring Vostok заведено по заявлению миноритария «Восточного» Шерзода Юсупова (владеет 4,8% акций), который стал акционером банка в 2017 году, после присоединения Юниаструм Банка Артема Аветисяна. Юсупов утверждает, что Калви и его сообщники его обманули, завысив оценочную стоимость акций IFTG. Обвинение в суде ссылалось на оценку PricewaterhouseCoopers (PwC), однако в материалах дела этой оценки не было, а сама аудиторская компания отказалась комментировать дело. Позднее выяснилось, что оценку проводила некая кипрская компания по заказу компании Finvision, принадлежащая Аветисяну (он второй после Baring Vostok крупнейший совладелец «Восточного», владеет долей 32%), сообщал The Bell.

Baring Vostok и Аветисян находятся в состоянии корпоративного конфликта из-за допэмиссии на 5 миллиардов рублей, необходимой банку для выполнения нормативов ЦБ. Baring Vostok не хочет увеличивать вложения в банк, а Аветисяну не хватает средств, чтобы выкупить эти акции (допэмиссия влияет на количество акций и число акционеров; от того, удастся ли инвестору выкупить то или иное количество акций, будет зависеть, каким куском компании он будет владеть и какие дивиденды будет приносить его доля).

Версия Baring Vostok

Калви в суде заявил, что Юсупова в заблуждение никто не вводил и он принимал участие в сделке на всех ее этапах. Он также указал на то, что чистая прибыль IFTG составляла более $100 миллионов в год, поэтому она не могла стоить 600 тысяч рублей. Издание «Открытые медиа» ознакомилось с отчетностью IFTG, заверенной аудитором KPMG. Из нее следует, что на конец 2016 года — то есть незадолго до сделки с «Восточным» — чистые активы компании достигали $37 миллионов (2,24 миллиарда рублей).

По мнению Калви, Юсупов пытается с помощью уголовного дела оказать давление на Baring Vostok. Он сообщил, что судится с Аветисяном в Лондонском арбитраже по делу о мошенничестве: по данным фонда Baring Vostok, накануне сделки по слиянию «Восточного» и Юниаструм Банка Аветисян вывел из Юниаструма значительные суммы по фиктивным сделкам. Калви считает, что от него хотят добиться отказа от требований в Лондоне. Кроме того, полагает Калви, заявители также хотят повлиять на перерасчет долей в «Восточном» в ходе допэмисии.

Кто такой Майкл Калви

Майкл Джон Калви родился 3 октября 1967 года в штате Висконсин в семье инженера, специалиста по бурильному оборудованию Гарри Джозефа Калви. Он выпускник Университета штата Оклахома (бакалавр бизнеса) и Лондонской школы экономики и политических наук (магистр финансов). До переезда в Россию Калви работал в инвестиционной компании Salomon Brothers, где отвечал за сделки в нефтегазовой отрасли, а потом в Европейском банке реконструкции и развития (ЕБРР).

С 1994 года Калви работает в России, где основал фонд Baring Vostok Private Equity — один из крупнейших частных фондов страны, который специализируется на инвестициях в российские активы: потребительские товары и услуги, телекоммуникации, природные ресурсы и так далее. На сайте компании говорится, что за 25 лет работы в России Baring Vostok вложили $2,8 миллиарда в 80 российских проектов, а общая сумма привлеченного капитала составляет $3,7 миллиарда.

Baring Vostok были одним из первых инвесторов «Яндекса»: в 2000 году фонд купил 35% акций поисковика за $5,28 миллиона и был крупнейшим акционером вплоть до IPO «Яндекса» в 2011 году. Впоследствии фонд постепенно монетизировал свои инвестиции в компанию и в 2016 году полностью вышел из капитала. По данным The Bell, на продаже своего пакета Baring Vostok заработал больше $1 миллиарда.

Инвестфонд в разное время также вкладывался в Тинькофф Банк, «Вымпелком», СТС Media, Avito, интернет-магазин Ozon, сеть магазинов «ВкусВилл», девелопера Etalon Group, сервис такси Gett, оператора «ЭР-Телеком», сеть пиццерий Papa John's и несколько десятков других проектов.

О том, какой человек Калви, говорят характеристики от высокопоставленных чиновников и предпринимателей, вступившихся за него. Так, глава Сбербанка Герман Греф заявил, что давно знает Калви «как порядочного и честного человека, много сделавшего для привлечения инвестиций в страну», а руководитель РФПИ Кирилл Дмитриев и бизнес-омбудсмен Борис Титов даже выразили готовность дать за него личное поручительство. Основатель «Яндекса» Аркадий Волож заявил, что не может представить, чтобы Калви или кто-то из Baring Vostok делал что-то неприличное или незаконное. Волож отметил, что «они всегда были стандартом приличности и законности для рынка», а будучи ключевым инвестором «Яндекса», Baring Vostok действовал «умно и деликатно» и не добивался контроля над компанией.

Кто еще высказался по делу Baring Vostok:

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России: "Власти России знают Калви как очень последовательного и крупного инвестора в экономику РФ <…> Он всегда отстаивал тезис об инвестиционной привлекательности российского рынка. Президент неоднократно встречался с Калви в связи с тем, что он по мере становления российского рынка находился здесь, активно участвовал во всевозможных встречах с инвесторами, в экономических форумах, он участвовал во встречах Путина с инвесторами".

Борис Титов, уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей: "Там вообще чистейшей воды корпоративный спор. И принятие судом меры пресечения для Калви, связанной с лишением свободы, — явно незаконное. <…> Если бы действительно был спор в оценке стоимости актива, стороны должны были бы обратиться прежде всего в арбитраж, так обычно и происходит. Вместо этого — заявление в следственный орган и очень быстро последовавшая реакция с их стороны. <…> Baring Vostok работал в России много лет и все эти годы завоевывал свою репутацию честного инвестора. Такая реакция со стороны правоохранительных органов, конечно, является очень сильным сигналом для иностранных инвесторов, и сигнал будет считываться моментально" (из колонки Титова в «Ведомостях»).

Олег Тиньков, основатель «Тинькофф банка»: "Я знаком с Майклом Калви свыше 20 лет. Я не встретил более профессионального и честного инвестора в Россию. Baring — это самая успешная и высокопрофессиональная команда на рынке private equity у нас. Майкл искренне любит Россию и всегда ее защищает за пределами, борясь с мифами и стереотипами о моей стране. Мне крайне жаль, что такое случилось. Мне трудно комментировать это по существу, я не в теме, но я верю Майклу" (комментарий «Ведомостям»).