Иван Сурвилло, 19 лет

19-летний Иван в этом году стал одним из героев проекта Esquire «12 апостолов» — ежегодной инициативы, в рамках которой редакция журнала выбирает самых интересных и многообещающих деятелей из разных сфер — от науки и кино до кулинарии.

В российский медиамир теперь уже бывший студент медиакома Высшей школы экономики стремительно ворвался еще в прошлом году. Он взял несколько десятков интервью у известных журналистов и медиаменеджеров об их жизни и запустил очень личную рассылку о себе: раз в пару недель он отправляет своим подписчикам свежий текст, рассказывает о прочитанных книгах и посещенных выставках и даже обращается к читателю на «ты» — в том числе и за советами.

«Афиша» успела назвать молодого человека интервьюером, который сможет потеснить Юрия Дудя, а старшие коллеги в фейсбуке и твиттере стали активно обсуждать, заслуженно ли ставят молодого блогера в ряд с признанными журналистами и уделяют ему столько внимания: якобы далеко не десятки тысяч людей подписаны на его письма, а в текстах и интервью нет ничего особенного. Тем временем Сурвилло продолжает искать себя в журналистике, в основном пишет для издания The Village в качестве специального корреспондента. Самый заметный его репортаж — о том, как он неделю ходил в маске, скрывающей от камер видеонаблюдения, по Москве. Потом журналист повторил тот же эксперимент, но в маске Владимира Путина.

------------

Спускаться в метро было страшновато: не хотелось объяснять про журналистский эксперимент в отделении. Поймал себя на парадоксе: ношу маску самого могущественного человека в России — и боюсь. Подождал наплыва людей и прошмыгнул через турникеты, оплатив проезд кольцом «Тройка». На эскалаторе ко мне внезапно обернулся молодой человек и спросил: «Извините, вы Библию читали?» Не дожидаясь ответа, скривил лицо и отвернулся обратно. На платформе двое школьников фотографировали меня на телефон, толкая друг друга: «Вить, смотри, Путин». В вагоне парень уступил мне место.

Ирина Кравцова, 24 года, «Медуза»

Ровно год назад выпускница журфака МГУ почти сразу после выхода на работу в «Медузу» поехала в Кемерово, где во время пожара в торговом центре «Зимняя вишня» погибли 64 человека, в том числе 41 ребенок, и привезла оттуда невероятно тяжелый и для чтения, и для написания репортаж «Наши дети горели, а мы просто наблюдали». Материал был собран в то время, когда в соцсетях и СМИ распространялись сведения о сотнях погибших и противоречащие друг другу версии случившегося. В работе над такой острой и чувствительной темой Кравцовой удалось не поддаться эмоциям и в максимально сжатые сроки собрать емкий репортаж. Он вышел 26 марта, на следующий день после того, как стало известно о пожаре, и в бесконечном потоке новостей и дезинформации стал первым серьезным текстом, исчерпывающе обрисовавшим масштабы трагедии. Следом журналистка выпустила еще несколько текстов о Кемерово — в том числе репортаж с митинга, на котором кемеровский вице-губернатор Сергей Цивилев заявил потерявшему всю семью Сергею Вострикову «Вы пиаритесь на трагедии», сумев передать в нем атмосферу гнева, боли и растерянности (многие не верили, что реальное количество жертв соответствует объявленному властями).

С тех пор Кравцова специализируется в основном на социальных темах: за прошлый год она рассказала, например, о жизни детей, которые стали опекунами своих родителей, о сексуальном желании у парализованных, о работе «Ночлежки» — первой в России организации, которая помогает бездомным, потерявшим жилье. Еще одна заметная работа Кравцовой — история 12-летней Таси Перчиковой, которая написала письмо Владимиру Путину и стала жертвой травли. Материал вызвал большой резонанс, вплоть до проверки Следственного комитета, которая не выявила никаких угроз (хотя девочка с мамой продолжают утверждать обратное). Коллеги говорят, что у Кравцовой особый талант — все ее герои в какой-то момент хотят буквально ей исповедаться.

------------

В спортзал вошла социальная работница в красной куртке. «У чьего ребенка на шее был крестик на красной веревочке?» — громко спросила она. Женщина, казалось задремавшая на коленях у мужа неподалеку от входа, оживилась.

— Вы уверены, что тесемочка именно красная? Возможно, скорее оранжевая? — спросила она со слезами на глазах.

— Мне жаль. Но веревочка красная, то есть именно алая, — ответила соцработница.

Артем Распопов, 20 лет, «Новая газета»

Самого молодого репортера одной из последних уважаемых газет в России в первую очередь хочется отметить за литературный талант: ему одинаково хорошо удаются как небольшие, но симпатичные репортажи по мотивам новостных сюжетов — например, про мытищинских бобров, лишившихся домов из-за работ по благоустройству (получился даже мини-очерк), так и серьезные темы — например, материал с траурного митинга в честь 16-й годовщины трагедии на Дубровке.

Репортажная школа «Новой» в каком-то смысле дает журналисту необходимый простор — здесь не возбраняется писать от первого лица и включать в тексты пережитый опыт и собственные впечатления. И Распопов совершенного этого не боится, а напротив, делает это лейтмотивом своих текстов, как в вышеупомянутом тексте про «Норд-Ост», ставшем для него способом отрефлексировать трагедию, которая случилось, когда ему было всего 4 года. За последний год Распопов также описал, чем живут школьники и студенты, участвующие в бессрочных протестах в Москве, и как выглядят редеющие ряды участников «Русского марша» в Марьино.

Также журналист, как и Ирина Кравцова из «Медузы», пишет на социальные темы — например, за последний год у него вышел большой репортаж о пенсионерке из Долгопрудного, которая обратилась в редакцию «Новой» за помощью после пожара в квартире, и история 15-летнего Максима, играющего в команде детей с ДЦП на базе московского «Спартака». Не боится Распопов и высказывать свое мнение по резонансным темам, широко освещавшимся в прессе, — так, он попытался разобраться в истории карельской семьи Киселевых, у которых забрали шестерых детей.

------------

К баннеру почти сразу подходят все прибывающие к театру люди: сначала они недолго стоят у трех рядов зажженных свечей в блестящих икеевских фонарях. Фонари расставлены прямо на ступенях театра, по числу погибших во время штурма. Я замечаю пожилую женщину, которая аккуратно достает из пластикового пакета портрет молодой девушки и скромно ставит его между фонарями. Когда мероприятие заканчивается, она протирает портрет рукой и убирает его обратно в пакет.

Я составляю в голове по обрывкам рассказов все приходящих людей историю трагедии.

Я их просто спрашиваю: что я должен знать о «Норд-Осте»? И они отвечают.

Александр Головин 24 года, sports.ru

Пока Юрий Дудь отказывался разговаривать со спортсменами, свободную нишу занял тезка самого дорогого российского футболиста. Александр Головин в 24 года стал, наверное, главным автором sports.ru среди тех, кто не пишет технико-тактические разборы матчей, и после работы классическим спортивным журналистом в редакции Eurosport раскрылся как интервьюер.

Он разговаривает с людьми из мира спорта о том, что со спортом напрямую не связано, — в основном о политике. Головин уже раскрутил комментатора Дмитрия Губерниева, экс-фигуристку и депутата Ирину Роднину и бывшую спортивную гимнастку, депутата Госдумы Светлану Хоркину на неожиданные ответы, которые цитировали и обсуждали не одну неделю.

Как и его бывший начальник (Дудь перестал быть главредом sports.ru с сентября прошлого года, перейдя на должность заместителя гендиректора), Головин не стесняется задавать прямолинейные вопросы о деньгах, но политика ему дается явно лучше: в недавнем интервью со знатоком игры «Что? Где? Когда?» Ровшаном Аскеровым журналист довольно изящно вывел дискуссию о телеведущем Дмитрии Киселеве на разговор о моральных принципах самого Аскерова, который сейчас работает в журнале Лейлы Алиевой, дочери президента Азербайджана Ильхама Алиева.

Сейчас в своем блоге «Всему Головин» журналист публикует репортажи с суда над Кокориным и Мамаевым и рассказывает о молодых футболистах с необычной историей — например, о 15-летнем Филиппе Богданове, который вырос в Америке, но не потерял связи с родиной и недавно был вызван в юношескую сборную России. Но читатели за пределами постоянной аудитории sports.ru продолжают ждать громких интервью со спортивными звездами.

------------

— В программе «Единой России» были и другие обещания. В целом она не выполнена. Признаете это?

— Вы постоянно ставите вопрос так, что я вижу, что вы ненавидите сегодняшнее руководство нашей страны и в целом работу государственной власти. У вас все плохо, вы не хотите видеть те улучшения, которые видны даже невооруженным глазом. Вы немного похожи на оппозиционера. В каком-нибудь митинге участвовали?

Маша Константиниди, 21 год, фрилансер

Студентка Высшей школы экономики пробует себя во всех возможных направлениях в медиа: за время учебы Константиниди успела постажироваться и поработать в L’Officiel, «Большом городе», Проекте 1917 Михаила Зыгаря и издании Russiangate, а сейчас в основном пишет для корпоративного издания «Л'Этуаль», которое в прошлом году перезапустила медиаартель «Мамихлапинатана», — теперь это полноценное бьюти-издание вместо каталога со скидками на косметику. Константиниди не стесняется писать о личном опыте: действительно ли отказ от молока сделает вашу кожу лучше и как пережить алопецию (заболевание, при котором выпадают волосы).

Но косметика и красота — лишь часть интересов журналистки. Константиниди, кажется, не хочет всю жизнь выполнять «задания редакции» и метит в продюсеры, поэтому в прошлом году превратила учебный подкаст «Это разве секс?» в собственное маленькое медиа. Вместо одного разговора, нужного для сдачи зачета, вышло больше десяти, а потом подкаст дополнил блог в «Яндекс.Дзене». Теперь для того, чтобы делать медиа, больше не нужен сайт и инвестиции, достаточно темы, которая всех интересует, и правильного и искреннего подхода к ней — проект Константиниди это доказывает.

Проект не похож на раздел «секс и отношения» в классическом женском глянцевом журнале, тут нет советов по соблазнению и тестов на сексуальную совместимость по китайскому календарю. «Это разве секс?» — это смешной и очень доверительный разговор (иногда и грустный, но честный) про про сексизм в быту и в публичном поле и нашу с вами сексуальность, о которой в 2019 году, кажется, все еще стесняются открыто разговаривать — тем более впечатляющим выглядит это небольшое медиа.

------------

Я часто меняла образы, потому что срок службы натурального блондинистого парика — три-четыре месяца: за почти три года я была и с каре, и с длинными волнами, и с волосами средней длины. Когда у тебя нет волос, а парики приходится менять довольно часто, у тебя смазывается восприятие себя и становится очень тяжело видеть себя красивой.

Еще тяжелее пришлось, когда у меня выпали и брови: они всегда были моей гордостью, и я с трудом склеила образ себя после этого. Если раньше я только подкрашивала и укладывала их цветным гелем, то теперь мне приходилось рисовать их с нуля каждый день. Я каждый час посматривала в зеркало: не стерлись ли брови и не съехал ли парик.

  1. Soundcloud
  2. Telegram
  3. iTunes
  4. Яндекс. Музыка

Лиза Фохт, 24 года, Русская служба Би-би-си

Несмотря на довольно юный возраст, до Русской службы Би-би-си Фохт успела поработать в РБК при Елизавете Осетинской и Романе Баданине, где начинала редактором новостей, а затем перешла за Баданиным на сайт телеканала «Дождь». По‑настоящему журналистский талант Лизы раскрылся именно в Би-би-си, где она стала плотно заниматься внутренней политикой во всех ее смыслах и подробно писала о прошлогодней избирательной кампании — например, рассказала про электоральный сюрприз от Приморской области, где ставленник Кремля в сентябре не смог выиграть выборы. Также Фохт была одним из немногих корреспондентов, кто освещал протесты Ингушетии против новой границы с Чечней.

Круг тем, о которых пишет журналистка, широк и не ограничивается политикой per se. В прошлом году она также ездила в Кемерово и писала о трагедии в «Зимней вишне», в текущем — взяла хорошее интервью у Тины Канделаки и выпустила расследование о вспышке дизентерии в московских детских садах, описав связи компании Евгения Пригожина, которого в СМИ называют «поваром Путина», с поставками детского питания, не упустив человеческую сторону истории.

------------

Маша, четырехлетняя дочка Александра Половникова, ходит в один детский сад с Гришей. Она 20 декабря чувствовала себя нормально — ничего необычного воспитатели не заметили. Вечером отец забрал ее домой: «Мы поднялись домой, она присела у двери на тумбочку — снять ботинки. И тут я вижу, что она сползает и глаза закатывать начинает». Оказалось, у девочки температура 40. Скорую в тот день родители Маши вызывать не стали — испугались, что ее отвезут в инфекционную больницу, где ребенок заразится чем-нибудь еще.

Анастасия Стогней, 26 лет, The Bell

Издание The Bell, запущенное как рассылка про самые важные новости, постепенно приросло заметными журналистами, в основном выходцами из РБК. Кроме Антона Баева, специализирующегося на военной тематике, для стартапа Елизаветы Осетинской теперь пишет Анастасия Стогней. Корреспондентка, в соавторстве с коллегами, раскручивает как популярные, так и неожиданные темы и пишет в любом жанре: от интервью до разборов. Высокая цитируемость в других медиа — главный признак качества работы Стогней.

В прошлом году она одной из первых разобралась в структуре крупнейшего частного вуза России «Синергия», который тратит миллионы долларов на собственную рекламу с помощью суперзвезд, от Майка Тайсона до Тони Роббинса. Также благодаря Стогней мы узнали, сколько IC3PEAK заработали после запретов концертов и кто стал самым богатым рэпером прошлого года. Самые скандальные герои серии текстов Анастасии — Алекс Лесли и Настя Рыбка. Журналистка начала заниматься этой историей сразу после их ареста в Таиланде, и вскоре после освобождения ей удалось взять у них интервью — The Bell утверждает, что оно было бесплатным, а с остальных журналистов и блогеров Лесли и Рыбка требовали денег. Так мы узнали о том, как секс-инструктору и его ученице заказывали компромат на Алексея Навального и откуда взялись конфиденциальные данные о Дональде Трампе. В том числе благодаря эксклюзивам Анастасии Стогней The Bell с конца прошлого года ежемесячно превосходит отметку в один миллион уникальных посетителей и входит в топ-10 самых цитируемых интернет-ресурсов.

------------

— А вы сами за Навального, за Путина?

Лесли: У меня самого нет политических взглядов. Ощущения есть, но явно выраженных взглядов нет. Мне это интересно ровно постольку, поскольку в политике есть красивые женщины. Вот Ксения Собчак мне поэтому интересна, именно из-за этого я пойду к ней на передачу — а она, наверное, хочет меня по поводу политики допросить.

Юлия Лукьянова, 21 год, «Проект»

Журналистка издания «Проект», запущенного Романом Баданиным после начала учебы в Стэнфорде, Юлия Лукьянова дебютировала в расследовательском стартапе с историей про СССР: биография бизнесмена эстонского происхождения Йоханнеса Хинта — готовый сценарий для голливудского блокбастера о конфликте гения-изобретателя с беспощадной системой, в этом случае — советской.

После этого Юлия вместе со старшими коллегами выпустила огромное расследование об одном из самых одиозных политических долгожителей — лидере ЛДПР Владимире Жириновском и о том, как живет возглавляемая им партия, к которой не принято относиться всерьез. Расследование, в котором утверждалось, что Жириновский владеет недвижимостью почти на 10 миллиардов рублей, а ЛДПР продает мандаты в Госдуму, процитировали все крупные СМИ. По словам главреда «Проекта» Баданина, главный автор текста — именно Лукьянова, которая потратила месяц на изучение выписок из реестров и поговорила для текста с «сотней источников».

Также за последний год Юлия успела выпустить большое расследование о том, как устроен университет «Синергия», а также поучаствовать в репортаже с Байкала, где в последние годы усиливаются антикитайские настроения.

------------

Вся обнаруженная «Проектом» недвижимость семьи Жириновского стоит огромных денег — 9,2 млрд рублей или $142 млн — это цена 51 объекта недвижимости с учетом здания испанского отеля. Жириновский и Лебедев никогда бы не могли заработать эти деньги, исходя из зарплат в парламенте. Зато часть заработанного они могли взять из денег российских налогоплательщиков, в том числе тех, кто никогда за эту партию не голосовал.

Дима Козаченко, 20 лет, основатель квир-зина «Открытые»

В октябре 2018-го Дима Козаченко ушел с должности редактора новостей «Афиши Daily» — как выяснилось, чтобы запустить зин о квир-культуре «Открытые». Заявленная создателями цель проекта — рассказывать о российском ЛГБТ-сообществе в канве жизни и творчества, а не преследований и нарушений прав. Впрочем, обойти негативную повестку не всегда удается: «Открытые» пишут о работе художницы Полины Заславской на тему преступлений против ЛГБТ в России, а блогерка и художница Ника Водвуд рисует для проекта комикс «Откуда ЛГБТ в Чечне?». В зине публикуются знаковые для квир-культуры авторы и важные тексты о принятии себя и своей сексуальности. Например, текст «Счастливый пидорас» можно назвать программным, а разборы вроде «10 мифов о бисексуальности» важны как для представителей сообщества, так и для аудитории за его пределами. Спустя менее чем полгода после запуска идея Козаченко сделать первый в России лайфстайл-журнал для ЛГБТ+ кажется верной и успешно реализованной.

------------

В классе 7−8-м я танцевал на школьной дискотеке. Танцевал как хотел и как получалось. У стены все это время стояла группа старшеклассников и внимательно наблюдала за мной.

— Ты чего так танцуешь? — спросил один из них.

— А в чем дело? — я сразу внутренне насторожился.

— Ты пидорас, что ли? — этим вопросом меня словно плетью хлестнули.

Павел Красовицкий, 25 лет, История будущего

Вообще если говорить про медиа не только как про газеты, журналы и телеканалы, а как про продукт отбора информации и посредничества при ее передаче, то, пожалуй, самое интересное в этой области делает команда «Истории будущего», основанная Михаилом Зыгарем и Кареном Шаиняном. Они настаивают: содержание больше не имеет смысла без формы, поисками которой и занимается студия. Проект 1917, Карта истории, Музей становления демократии, Проект 1968, Мобильный художественный театр — это все их рук дело.

На первом этапе каждого проекта в студии принято составлять «подробную базу всего»: за гигабайты таблиц и тысячи часов в библиотеках в студии отвечает выпускник истфака МГУ Павел Красовицкий, главный ресерчер 1968. digital и архивный редактор книги «Империя должна умереть». Сам молодой человек в свободное от работы время преподает английский и скромно утверждает, что не отыскивает в книгах, письмах и документах ничего особенного. Возможно, это действительно технический навык — но применять его невозможно, не испытывая интереса и страсти к своей работе, а эти эмоции Красовицкому точно знакомы. Посмотрим, куда они приведут его дальше, может быть, в полнометражное документальное кино или даже в полноценную расследовательскую журналистику.