Вечером 5 мая в аэропорту Шереметьево потерпел крушение самолет «Аэрофлота» Sukhoi Superjet 100 с 78 пассажирами на борту. В результате трагедии погиб 41 человек, в том числе двое детей. Самолет совершил жесткую посадку и трижды ударился о поверхность взлетно-посадочной полосы — предположительно, в результате удара топливо из баков разлилось и вспыхнуло, охватив заднюю часть фюзеляжа. Основные версии жесткой посадки — недостаточная квалификация пилотов и диспетчеров, а также техническая неисправность и неблагоприятные погодные условия. Пассажиры покидали лайнер по надувным трапам. Во время эвакуации погиб бортпроводник «Аэрофлота» Максим Моисеев. По данным осведомленных источников ТАСС, он до последнего не выходил из самолета, пытаясь открыть дверь в горящем хвосте лайнера для спасения пассажиров.

Вскоре после катастрофы в Шереметьево одной из главных обсуждаемых тем стала безопасность Sukhoi Superjet 100. Не в последнюю очередь этому способствовали многочисленные сообщения о неисправностях «Суперджета», нехватке и долгой поставке запчастей при поломках, из-за которых самолеты простаивают, а также недовольство авиакомпаний-эксплуатантов дорогим обслуживанием и высокой себестоимостью перевозок. В Госдуме уже заявили, что будут добиваться снятия самолетов Sukhoi Superjet с полетов, в то время как в Минтрансе заявляют, что оснований для приостановки полетов SSJ-100 нет.

Nadezhda Polomoshnova / REUTERS

Мы собрали все, что известно о российском лайнере, и попытались разобраться, на чем базируется критика.

  • Sukhoi Superjet 100 — российский магистральный 100-местный самолет, сконструированный компанией «Гражданские самолеты Сухого» при участии ряда иностранных компаний, в частности американской Boeing, итальянской Alenia, французской Snecma и других. Это первый пассажирский лайнер, разработанный в России после распада Советского Союза. Первым и крупнейшим эксплуатантом SSJ стала российская компания «Аэрофлот». Первый полет «Суперджета» состоялся в мае 2008 года, а в 2011 году был введен в серийную эксплуатацию первый серийный самолет.

Средний налет «Суперджетов» в России в 2017 году составил 3,3 часа в сутки. Это очень мало, для сравнения: налет бразильского Embraer E170, основного конкурента Superjet, составил около шести 6 часов в сутки, у Boeing и Airbus — около 10 часов в сутки. Эксперты объясняли это прежде всего нехваткой запчастей.

В истории эксплуатации Sukhoi Superjet 100 было две катастрофы с человеческими жертвами, включая Шереметьево. Первая трагедия произошла во время демонстрационного полета в Индонезии 9 мая 2012 года — тогда лайнер через 25 минут после вылета из Джакарты в условиях облачности врезался в гору Салак; погибли все находившиеся на его борту 45 человек: 37 пассажиров и 8 членов экипажа. В итоговом докладе власти Индонезии назвали причиной катастрофы ошибки пилотов и проблемы с техникой диспетчеров в аэропорту Джакарты.

Всего с «Суперджетами» связано не меньше семи инцидентов, включая катастрофы в Индонезии и в Шереметьево, однако они не были связаны с серьезными техническими проблемами. В крупнейшей онлайн-базе по авиабезопасности Aviation Safety Network (ASN) пользователи сообщают о еще 15 инцидентах.

Последний инцидент с потерей самолета (не считая Джакарты и Шереметьево) произошел в октябре 2018 года, когда Superjet при посадке в Якутске выкатился за пределы взлетной полосы. В результате инцидента самолет получил значительные повреждения фюзеляжа, стоек шасси и двигателей и был списан. В «Гражданских самолетах Сухого» тогда заявили, что причиной аварии стали «внешние факторы», а именно ненадлежащее состояние взлетно-посадочной полосы. Диспетчеры не были поставлены в известность об обледенении и передали экипажу стандартные значения коэффициентов сцепления.

В 2016 году от «Суперджетов» отказалась российская Red Wings — из-за высокой себестоимости перевозки в расчете на одно кресло. В 2018 году о возможности отказа от эксплуатации заявили в авиакомпании «Якутия». Директор по флоту перевозчика Иван Винокуров заявлял «Коммерсанту», что «накопилась критическая масса» проблем. В частности, он указывал на проблему с двигателем SaM146 франко-российского производителя PowerJet. По его словам, при гарантированном ресурсе 9000 часов двигатели были сняты при наработке 1500−3000 циклов, не достигнув 7000 циклов, указанных в сертификате воздушного судна. А технический директор «Якутии» Александр Зинков заявлял о «системном» конструктивном дефекте — по его словам, выявлено 33 случая выхода из строя двигателей из-за конструкторских недостатков камеры сгорания.

О проблемах с двигателями «Суперджета» в ноябре 2018 года сообщали «Ведомости» со ссылкой на топ-менеджеров четырех авиакомпаний, эксплуатирующих эти лайнеры, и трех человек, близких к лизинговым компаниям, покупающим такие суда.

SSJ-100 комплектуется двумя двигателями SaM146, созданными специально под этот проект. Как писали «Ведомости», их производит совместное предприятие российской «ОДК-Сатурн» (входит в Объединенную двигателестроительную корпорацию) и французской Safran — Powerjet. Больше ни на какие типы судов SaM146 не устанавливаются.

По данным «Ведомостей», проблемы возникают в так называемой горячей части двигателя, где сжигается топливо. Собеседники издания утверждают, что уже после 2000−4000 часов полета (т. е. уже на втором году эксплуатации самолета) в камерах сгорания или маслосборниках могут появляться трещины, хотя производитель (Safran) обещает, что до капремонта двигатель должен работать 7500−8000 часов.

В настоящее время самолеты SSJ-100 находятся в эксплуатации у «Аэрофлота», «Ямала», «Якутии», «Азимута», «Газпром авиа», «ИрАэро», «РусДжет», а также МЧС России (данные открытых источников).

Единственный европейский покупатель SSJ-100, ирландский Cityjet, отказался от эксплуатации самолетов из-за низкого налета. Все семь «Суперджетов» летали по маршрутной сети Brussels Airlines, причем четыре самолета — в ливрее (с фирменными знаками авиакомпании) последней.

Фото: МЧС по Московской области

В апреле 2018 года Русская служба Би-би-си опубликовала внутренний документ «Аэрофлота» под названием «Состояние безопасности полетов в феврале 2018 года» (его подлинность подтвердили два источника, близких к авиакомпании). Из него следует, что компания считает SSJ-100 наименее безопасным из своих самолетов (в парке компании по состоянию на 1 апреля 2019 года находится 255 самолетов, в том числе 50 «Сухих») — на всех самолетах «уровень безопасности полетов» соответствует показателю «высокий», тогда как на SSJ-100 он считается «средним». При этом от эксплуатации бортов «Аэрофлот» не отказался.

«Sukhoi Superjet 100 не хуже «Эйрбасов» и «Боингов», просто опыт его эксплуатации значительно меньше, чем у Airbus 321 и Boeing 737, которые чаще используются нашими авиакомпаниями. Да, он уступает в экономичности [обслуживания и эксплуатации], но нельзя сказать, что он на порядок хуже. Многие инструкторы и командиры, которые летают на «Боингах» и «Эйрбасах», очень хвалили самолет: у него хорошая эргономика, он удобный в управлении. Он достаточно надежный: они взяли все хорошее из Airbus и Boeing, соединили это, и, в принципе, получился достаточно неплохой самолет», — комментирует Esquire пилот Сергей Афанасьев (1800 часов налета, 900 часов — на «Суперджете»).

По словам Афанасьева, «Аэрофлоту», как первому эксплуатанту «Суперджетов», пришлось принять на себя многие так называемые «детские болезни» лайнера. «Если по какой-то причине самолет ломался — а это происходит со всеми, — приходилось очень долго ждать запчастей, иногда по несколько месяцев. Это очень сильно влияет на возможность эксплуатации, и «Аэрофлоту», разумеется, не нравилась ситуация, когда половина самолетов простаивает», — заявил Афанасьев, комментируя приведенный выше доклад «Аэрофлота».

Афанасьев отмечает, что у всех современных лайнеров, в том числе у «Суперджета», достаточно надежная электрическая система, и неблагоприятные погодные условия не должны приводить к серьезным нарушениям в работе. «Конкретно у «Суперджета» два генератора, четыре аккумулятора, а также так называемый «ветряк» (аварийный ветрогенератор. — Esquire), как у Airbus. В случае отказа он вываливается, начинает раскручиваться от набегающего потока и давать энергию самолету», — комментирует Афанасьев, подчеркнув, что в причинах катастрофы и жесткой посадки должно разбираться следствие.

Напомним, что наличие технических проблем у лайнеров Sukhoi Superjet 100 — лишь одна из возможных причин, приведших к трагедии. В числе других причин рассматривают ошибки пилотов и организации процесса эксплуатации, что возложит большую часть ответственности на «Аэрофлот», попадание молнии в самолет, нерасторопное поведение служб аэропорта Шереметьево, которые долго не пускали гражданских пожарных на взлетно-посадочную полосу. Кроме того, к трагедии могла привести совокупность этих факторов. Два из четырех черных ящиков лайнера нашли, но официальная причина аварии пока не названа, ведется расследование.