Истории|Кино

10 самых взрослых моментов «Красавицы и Чудовища»

Esquire разобрался, что на самом деле могло напугать депутатов Госдумы, набросившихся на фильм еще до его выхода.

Сказка, известная во Франции как «Красавица и Чудовище» (а в России — как «Аленький цветочек»), безусловно, содержит немалый эротический потенциал, сполна использованный крупным французским режиссером Валерианом Боровчиком в квази-порнографической версии 1976 года «Зверь». Да и вполне невинные версии Жана Кокто (1946 года) и Кристофа Ганса (2014 года) не назовешь чисто детскими фильмами — это серьезные истории о любви, подчас сопровождающейся травмирующим опытом.

По иронии судьбы рейтинг 16+ в России достался новому проекту компании Walt Disney Pictures — самой легкой и безобидной экранизации, почти мюзиклу, основанному к тому же на мультфильме 1991 года. Все потому, что режиссер Билл Кондон (автор «Богов и монстров», заключительной части «Сумерек» «Рассвет» и провокационного байопика «Доктор Кинси») в одном из интервью опрометчиво назвал подручного главного злодея Гастона — эксцентрика ЛеФу (то есть, в переводе с французского — дурачка) — геем.

Его услышали самые озабоченные депутаты Госдумы, подняли шум, в результате которого Минкульт и выдал детскому фильму взрослую прокатку. Если бы не разъяснения режиссера, об ориентации ЛеФу вряд ли кто-нибудь всерьез задумался — гейства в этом персонаже не больше, чем в каком-нибудь Йагупопе из «Королевства кривых зеркал» (вообще, стоит только присмотреться к советской детской киноклассике — еще и не такое увидишь). Отыскать в новой «Красавице и Чудовище» эпизоды для взрослых оказалось нелегкой задачей. Но мы постарались выделить то, что депутаты и чиновники Минкульта могут счесть недопустимой для детей «пропагандой греха».

1. В руках крестьян, поющих (кто — с завистью, кто — с восхищением) о необычной девушке Белль, мелькает настоящий Бюш-де-Шевр — козий сыр в корочке из плесени. Скорой отмены санкций не предвидится, так что незачем травить душу подрастающего поколения картинами запрещенных в России деликатесов.

2. Угрюмый директор деревенской школы запрещает Белль учить девочек грамоте, хватит, мол, и тебя одной, слишком умной, а народу нововведения не нужны, он их в штыки принимает. Зачем детям смотреть на такое и думать о разных реформах?

3. «Мне так хочется узнать, кем сама могу я стать, слишком рано свадьбу мне играть». Не исключено, что на этой свободолюбивой песне Белль цензорам пригрезились феминистки. От таких желаний недалеко и до акций протеста.

4. Заколдованный замок Чудовища населен живыми предметами. Во время танца галантный канделябр Люмьер (его, кстати, играет Юэн МакГрегор) сливается в объятиях с Плюметт — белоснежной щеткой для чистки пыли, больше похожей на горлицу. Да еще и поет «Само твое присутствие меня воспламеняет»! Не слишком ли это чувственно для нашей страны?

5. Злодей Гастон выходит из состояния гнева, только вспомнив о полях кровопролитных сражений. Пародия на воинскую доблесть и честь, не иначе.

6. «Нет на свете красивей людей, чем Гастон! Никто не укусит вас так, как Гастон!», — поет дурачок ЛеФу, охотно демонстрируя следы зубов сюзерена на толстом брюхе. Эпизод можно принять за абсурдную шутку. Но депутаты Госдумы лучше знают, какие обстоятельства оставляют на теле такие следы.

7. Под влиянием ловкого манипулятора Гастона толпа суеверных крестьян отправляется на штурм замка. Нет ли здесь ненужных ассоциаций с революционным движением масс? И не важно, что авторы фильма выступают на стороне Чудовища и его аристократических слуг — лучше не касаться взрывоопасной темы никак. Особенно в год столетия Великой Октябрьской Социалистической революции.

8. Гастон избавляется от отца Белль, отправляя старика в психушку. Прямая ассоциация с процветавшей в СССР карательной психиатрией.

9. Под песню «Солнечный свет, тебя больше нет в моей жизни» Белль оказывается у смертного одра матери — и это единственный, без шуток, недетский эпизод фильма.

10. В «Красавице» звучит сомнительный зонг «Пусть к ночи придет все то, чего мы ждем» — как это объяснить подросткам, которые только одного к ночи и ждут?


ТекстВадим Рутковский