Истории|Материалы

Расскажите про покупки

В ноябре 1989-го после падения Берлинской стены каждый житель Восточной Герма­нии, приезжавший в гости в западную часть страны, получал в качестве приветствия 100 марок. Некоторые из них до сих пор хранят приобретенные на эти деньги вещи.

Кафель для кухни

Кристель Гютшов, 60 лет, Варнемюнде

«Вся эта история с деньгами — просто народ дурили. Мы так долго жили взаперти и теперь глазели на все эти яркие витрины. Меня не удивляет, что многие эти деньги просто пропили. Но я и моя семья расстались с этими деньгами не сразу. Это произошло, когда мы были в гостях у дяди моего мужа в Билефельде, мы туда поехали на своем пикапе „вартбург турист“. Дядюшка никак не понимал, почему я на эти деньги хотела купить именно плитку. Я ему объяснила, как трудно было во времена ГДР достать кафель: нужно было либо иметь блат, либо с четырех утра стоять в очереди у хозяйственного магазина. Потому я и захотела эту красивую мозаичную плитку! И я ее получила, хотя все были против».

Игрушечная железная дорога

Райнер Фогт, 56 лет, Карлсбург

«Я поехал на Запад сразу, 9 ноября. Сразу после полуночи я сел в берлинский поезд, который был забит так, что контролер не мог протиснуться. Утром в четыре-половину пятого я был на вокзале Zoo. Утро было чертовски холодным, и сначала я зашел в маленькую подвальную забегаловку. Когда к восьми я закончил выпивать, люди стояли уже по трое-четверо у банков. Тогда я тоже сразу получил деньги. Неподалеку от Кудамма я увидел магазин с моделями поездов. К тому времени я уже несколько лет интересовался игрушечными железными дорогами, но в ГДР их было трудно достать. В магазине мне тут же попался паровоз, который делали на Востоке, но у нас таких было не найти. Такой красивый длинный паровоз. До сих пор помню, сколько я заплатил: 70 марок, Еще я купил разные мелочи, которых у нас не было, и вечером приехал назад. Тогда все это была великая радость, сейчас уже не такая. Мне 56, и я работаю за копейки. Нормальной работы у меня нет».

Игрушечный автомобиль с дистанционным управлением

Роланд Файке, 65 лет, Кляйн-Куссевиц

«Я не из тех, кто всегда первый в очереди. И биться за эти деньги у меня не было никакого желания. Сразу после падения стены люди по 10 часов добирались из Ростока в Любек, а я думал, что все это глупости. Поэтому мы туда поехали только перед Рождес­твом. На рождест-венском базаре один банк выставил контейнер, там мы и получили наши деньги. Потом ходили по базару и по магазинам. Первое сильное переживание было у хлебного прилавка: там так вкусно пахло, что мы купили самые обыкновенные булочки. Я откусил и сразу заметил: э, да там же сплошной воздух. Сын, которому тогда 10 лет было, увидел в одной из витрин игрушечный грузовик с дистанционным управлением. Сразу было понятно, что мы его возьмем. Сейчас такой можно купить евро за тридцать, а тогда он стоил ровно 99 марок 90 пфеннигов. Из-за того, что он был такой дорогой и что с ним связаны такие воспоминания, мы его берегли. И на улицу выносили только в хорошую погоду».

СD-плеер

Инго Третбар, 37 лет, Берлин

«Самое смешное, что 9 ноября я даже был в Берлине. Но я ничего не знал о падении стены. У меня тогда был Walkman, и я постоянно слушал такую западную радиостанцию RIAS 2, но именно 9 ноября мой Walkman сломался. Так что падение стены я пропустил и вечером поехал в Эберсвальде, где я тогда учился. В понедельник, 13 ноября, я наконец собрался посмотреть Западный Берлин. До сих пор помню, как я вышел из метро на вокзале Zoo. Сначала я глубоко вдохнул и подумал: ага, вот так пахнет Запад. Это было потрясающе. В одном из банков неподалеку от Zoo я получил свои подарочные деньги. Но потратил я их не сразу — лучше сэкономить, а потом купить что-то побольше. Через три недели в магазине „Карштадт“ в районе Штеглиц за 400 марок я купил CD-плеер. Родственники с Запада иногда присылали нам деньги, и я кое-что скопил, и мне не хватало всего 100 марок — как раз деньги, которые я получил как приветствие. CD-плеер до сих пор стоит у меня в ванной. Правда, теперь его надо слегка потрясти, чтобы диск заиграл».

Алюминиевая стремянка

Урсула Вольф, 60 лет, Потсдам

«Деньги мы забрали в середине ноября. Мой муж и я гуляли по мосту Глинике, сразу за ним, в замке Глинике, был устроен филиал банка. Отлично, теперь, у нас 200 западногерманских марок, — радовались мы. Мы были в эйфории, но была и неуверенность, никто не знал, что будет дальше с ГДР. Деньги мы для начала припрятали. Мы хотели купить что-то действительно необходимое, чего не было в ГДР. Дело было как раз осенью, и мы собирались, как и каждый год, чистить водосточные желоба на крыше. Для этого мы всегда одалживали у соседей деревянную лестницу. Длины в ней было 10 метров и тяжести — соответственно. Алюминиевая стремянка решила бы наши проблемы, — подумали мы. Мы долго ходили по хозяйственным магазинам, присматривались, и в конце концов купили стремянку в Западном Берлине. Наших 200 марок как раз хватило. Стремянка стала на нашей улице местным аттракционом, мы одалживали ее всем соседям. На Востоке ведь так было принято — все друг другу помогали».

Газовый обогреватель

Маргарете Грастайт, 88 лет, Дабиц

«Сначала я вообще не хотела ехать на Запад за деньгами. Но сыновья меня уговорили. Мой муж уже тогда болел, и ему все время было холодно — у нас ведь была только печка. Поэтому я сказала: на мои первые западные деньги я куплю мужу газовый обогреватель, чтобы он больше не мерз. 23 декабря я поехала с сыновьями в их „трабане“ в Любек. В банке мы получили деньги и во время той же поездки, к счастью, нашли магазин, в котором продавались обогреватели. Муж был очень рад. Он еще успел немного погреться. В 1990 году он умер».