Истории|Материалы

Взамен валют

Экономический обозреватель The New Yorker Джеймс Суровецки объясняет, почему биткойн — самая популярная валюта, которая существует помимо банков и государства, — должен лопнуть, чтобы победить обычные деньги.

В 2009 году, когда виртуальная валюта биткойн только появилась, она казалась интересным инструментом, который позволит людям безопасно и дешево торговать друг с другом. Сеть Bitcoin, которую создал неизвестный программист под псевдонимом Сатоcи Накамото, использовала пиринговуюКомпьютерная сеть, основанная на равноправии участников. В ней нет выделенных серверов, и она сохраняет работоспособность сети при любом количестве и любом сочетании доступных узлов. систему, чтобы подтверждать транзакции, то есть люди могли обмениваться товарами и услугами электронно и анонимно, не прибегая к помощи третьей стороны вроде банка или каких-либо других кредитных учреждений. Средством обращения служил биткойн — искусственная валюта, которую можно было «майнить»На биткойн-жаргоне — «получить», буквально — «нарыть»., предоставив вычислительные мощности вашего компьютера для нужд сети Bitcoin. Заработанные таким образом биткойны можно было покупать и продавать за реальную валюту в онлайн-обменниках. Сеть казалась весьма полезным дополнением к существующим денежным системам: она позволяла людям избегать банковских сборов и производить транзакции не только анонимно, но и безопасно.

Однако за последние полтора года для многих людей Bitcoin стал чем-то гораздо большим. Вместо того чтобы быть дополнением к долларовой экономике, он был провозглашен ее конкурентом, и его сторонники стали всерьез рассуждать о рынках будущего, на которых биткойны являются главным средством обмена. Реальность более приземленна. Каждый день в мире продаются десятки тысяч биткойнов (одни — в обмен на товары и услуги, другие — в обмен на реальные валюты). Несколько сотен компанийВ основном в цифровом мире — в частности, биткойнами можно сделать пожертвование для WikiLeaks. принимают биткойны в качестве платежного средства. Для новой денежной системы результат неплохой, но это трудно назвать взрывным ростом. Впрочем, шумиха вокруг биткойнов вполне предсказуема. Дело даже не в том, что это очень крутоБиткойны, кажется, сошли к нам со страниц культового для любого киберпанка романа Нила Стивенсона «Лавина»., а в том, что электронная пиринговая валюта, неподконтрольная центральным банкам или политикам, является идеальным воплощением мечтаний и надежд людей, которые напуганы инфляцией и обесцениванием денег, обеспокоены засильем полицейского государства и восхищаются бесконечными возможностями распределенных, децентрализованных систем.

Биткойны, конечно, не смогут полностью вытеснить государственные валюты. Но, хотя достоинства этой системы вроде анонимности и отсутствия банковских сборов мало что значат для большинства потребителей, можно себе представить, что они будут очень востребованы на нишевых рынкахКак легальных, так и нелегальных, вроде рынка наркотиков.. Там, где ценится анонимность, где найти надежную третью сторону для сделки трудно, где постоянно высокая инфляция является серьезной проблемой, биткойны вполне могли бы процветать в качестве альтернативной валюты.

Впрочем, прежде чем они станут такой альтернативой, системе придется решить серьезную и довольно неожиданную проблему: люди воспринимают ее в первую очередь как средство зарабатывания денег. Другими словами, вместо того чтобы использовать биткойны как валюту, чаще всего их воспринимают (и торгуют ими) как объект для инвестиций. На то есть свои причины: по мере того как люди узнавали о Bitcoin, стоимость самих биткойнов в долларовом выражении стремительно росла. В июле 2010 года, когда сайт Slashdot написал о криптовалюте и она стала известна широкой публикеИли по крайней мере публике, заинтересованной в новых технологиях., стоимость биткойнов выросла в десять раз за пять дней. В следующие восемь месяцев она снова удесятерилась. Резонанс был колоссальным. Но главное, люди решили, что покупать и держать биткойны — отличный способ срубить бабла. В результате многие — вероятно, даже большинство — пользователей Bitcoin приобретают валюту не для покупки товаров и услуг, а для спекуляции. Это не очень дальновидное инвестиционное решение, которое к тому же плохо сказывается на перспективах Bitcoin.

Правоверные сторонники Bitcoin отрицают, что рост системы связан со спекуляциями. Но факты говорят об обратном. На протяжении последнего года цена биткойнов скакала то вверх, то вниз. Один биткойн мог стоить несколько центов, а мог — $33, и после того как летом он вроде бы зафиксировался на $14, в августе он рухнул почти на 50% буквально за несколько дней. Чрезмерное влияние на стоимость биткойнов (но не на количество совершенных транзакций) имеет освещение в прессе и социальных сетях. В мае Рик Фальквинге, основатель Пиратской партии ШвецииПолитическая партия, которая выступает за ограничения авторского и патентного права, пропагандирует свободный обмен информацией в некоммерческих целях. В 2009 году получила два места в Европарламенте., заявил в своем блоге, что собирается перевести все свои сбережения в биткойны. Хотя раньше он относился к системе довольно скептически и написал несколько постов о нежизнеспособности Bitcoin, весной в качестве главной причины своего шага он назвал тот факт, что за 14 месяцев цена биткойнов по отношению к доллару выросла тысячекратно. Классический пример спекулятивного мышления.

Биткойн-экономика оказалась во власти спекулянтов, потому что она стимулирует людей накапливать валюту, а не тратить ее. Чтобы биткойны стали успешным платежным средством, должно происходить ровно обратное. Успешная валюта используется в ежедневных сделках и служит смазкой для товарооборота. Но если вы покупаете биткойны в надежде на то, что их цена взлетит до небес (как делают все биткойн-инвесторы), вы не будете заинтересованы в том, чтобы обменивать их на товары — вы проиграете, когда валюта вырастет в цене. Вместо этого вы будете держаться за свои биткойны и ждать удобного момента, чтобы выйти в кэш.

Склонность пользователей к накопительству заложена в самих принципах действия системы Bitcoin. В отличие от современных, «фиатных»Фиатные — деньги, номинальную стоимость которых устанавливает, обеспечивает и гарантирует государство. Сами по себе они не имеют реальной стоимости, и их нельзя гарантированно обменять по фиксированному курсу на другую вещь (например, золото). валют, запасы которых контролируют центральные банки, запасы биткойнов строго ограничены: в мире не может обращаться больше чем 21 млн биткойнов. (Это количество установлено в правилах системы, которые определяют, сколько биткойнов и как часто могут «майнить» пользователи.) Ограниченный запас биткойнов — это то, что привлекает к ним людей: такая валюта не может обесцениться, в отличие от денег, которые в любой момент может допечатать какой-нибудь центробанк. Но тут есть и оборотная сторона: если спрос на биткойны по каким-либо причинам начнет расти, их цена будет расти вместе с ним. Так что если вы считаете, что биткойны будут становиться все более и более популярными, с вашей стороны, опять же, будет довольно глупо тратить их сегодня. Самое разумное — копить их, чтобы в подходящий момент продать новым пользователям. Это означает, что биткойнов будет все меньше в обороте (но больше — в виртуальных кошельках) и они станут бесполезны в качестве средства обмена.

Надо сказать, что даже традиционные валюты становятся жертвами подобного цикла, который экономисты называют дефляционной спиралью. Только в случае общепринятых валют этот цикл возникает, когда цены падают и люди начинают копить наличные в ожидании их дальнейшего паденияА это, в свою очередь, сокращает спрос и заставляет цены идти вниз.. Хрестоматийный пример из недавнего прошлого — японский пузырь недвижимости, который лопнул в 1990-е.

Впрочем, движение традиционных валют по дефляционной спирали не может быть бесконечным: в конце концов, людям придется есть, оплачивать счета и тому подобное, а на это нужно тратить деньги. В случае биткойнов никаких ограничений нет: вы можете преспокойно сидеть на своих биткойнах, и нет никаких причин, которые вынудили бы вас перестать их копить и начать тратить. Довольно легко представить ситуацию, в которой подавляющее большинство биткойнов находится в руках людей, которые надеются продать их другим людям.

Возможно, такая ситуация сложится довольно скоро: несмотря на весь шум вокруг Bitcoin, количество биткойн-транзакций и стоимость сделок сокращается. По данным bitcoinwatch.com, лучшего источника данных по Bitcoin, на 13 июня в системе торговалось биткойнов больше чем на миллион долларов. К началу августа в транзакциях было задействовано биткойнов меньше чем полмиллиона; даже стоимость валюты сократилась вдвое. Успешные сетевые технологии редко выходят на платоТо есть перестают демонстрировать рост., а уж тем более демонстрируют спад, на столь раннем этапе своей истории. И отсутствие роста транзакций — совсем не то, чего ждешь от технологии, которая, по словам Фальквинге, становится частью «нормальной ежедневной торговли». Справедливости ради, есть не так много товаров и услуг, которые можно купить на биткойны. Но в некотором роде это и есть главная проблема: чем меньше система используется для платежей, тем меньше бизнес заинтересован в том, чтобы принимать биткойны, а обычные потребители — в том, чтобы их тратить.

В данный конкретный момент биткойн-бум, произошедший в последний год, выглядит не как рождение новой валюты, а скорее как классический пузырь. И тут возникает парадокс, с которым поклонникам Bitcoin придется что-то делать. Самое главное, чтобы люди начали воспринимать биткойны не как объект инвестиций, а как полноценную валюту. Для этого нужно, чтобы пузырь лопнул, что, возможно, происходит уже сейчас. Но если пузырь лопнет, вполне вероятно, что интерес к Bitcoin развеетсяСтали бы вы брать биткойны за свою работу или продукцию, если бы знали, что они упали в цене на 50% за несколько дней?. Вопрос в том, сможет ли Bitcoin, который взлетел на пик популярности благодаря общемировому циклу хайпа, сделать так, чтобы этот цикл его не сожрал. Только тогда можно будет спокойно сказать: «До свидания, имущество! Здравствуй, валюта!».