Истории|Материалы

Рождение наци

Московский областной суд начинает процесс над одной из самых жестоких националистических группировок России. Esquire восстанавливает ключевые моменты ее истории по выдержкам из уголовного дела. Текст Григория Туманова («Коммерсантъ»). Орфография и пунктуация оригинала сохранены. Тексты печатаются с сокращением.

Боевая организация русских националистов (БОРН) действовала с середины 2008 года. На счету банды несколько громких убийств — в том числе, адвоката Станислава Маркелова, журналистки Анастасии Бабуровой и судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова. В мае 2014 года Московский областной суд начинает рассмотрение дела организации. Основатели группировки, студенты-историки Никита Тихонов и Илья Горячев, познакомились в 2002 году. К тому времени Тихонов успел вступить в группировку скинхедов ОБ-88, поучаствовать в нападениях на «неславян» и антифашистов. Горячев не имел связей среди скинхедов и футбольных фанатов и не участвовал в драках.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ НИКИТЫ ТИХОНОВА: «Мы общались на националистические темы, издавали журнал „Русский образ“. Горячев всегда знал о моих связях среди скинхедов, критически отзываясь об их акциях, считая, что образцом для подражания должны быть структуры типа ИРА и ЭТА (ирландская и баскская радикальные национально-освободительные организации. — Esquire). При этом он всячески подчеркивал, что силовые акции не могут привести к росту влияния политического движения, если у него нет легальной националистической организации. Легалы и подполье по его мыслям должны были действовать сообща: первые выдвигают политические требования и занимаются пропагандой, вторые — устраняют конкурентов в борьбе за власть и иных людей, а при необходимости и возможности — оказывают силовое давление на органы власти. Вокруг этих тем постоянно строились наши с Горячевым беседы, основными политическими врагами националистов он называл лево-либералов в том числе антифа на улице. Именно с ними он предлагал бороться за властные полномочия. В связи с этим уличное противостояние националистов и антифа всегда было в поле его зрения».

В апреле 2006 года Тихонов принимает участие в нападении на антифашистов, во время которого его приятель по ОБ-88 Александр Паринов убивает ножом активиста Александра Рюхина. После этого Тихонову приходится скрыться на Украине. В это время он заочно знакомится с Евгенией Хасис — своей будущей гражданской женой и соучастницей в убийстве Маркелова и Бабуровой.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ЕВГЕНИИ ХАСИС: «Нелегальное крыло совершает некие преступления насильственного характера вплоть до ликвидации тех или иных личностей или персон с целью привлечения общественного внимания. Была создана идея такого информационного буфера в виде заявлений от лица некоей устойчивой организации одной и той же, которая там год от года, от преступления к преступлению будет заявлять о себе с выдвижением конкретных требований к власти и обществу».

В 2007 году Тихонов возвращается в Россию и начинает готовиться к новым убийствам. У знакомых своего приятеля, журналиста «Комсомольской правды» Дмитрия Стешина, он приобретает пистолет-пулемет Suomi и обрез винтовки Мосина. Первой жертвой БОРН, к которой присоединился бывший офицер ФСБ Алексей Коршунов, знакомый с Тихоновым с 2004 года, должен стать известный православный священник.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ТИХОНОВА: «Горячев рассказывал мне о группах влияния в Московском патриархате РПЦ. С его слов, там есть влиятельные „партии“ гомосексуалистов и священников еврейского происхождения. Именно они не позволяют РПЦ МП стать защитницей интересов русского народа, не дают выдвинуться иереям, близким по взглядам к русским националистам. С его слов, одним из лидеров „еврейской партии“ — был протоиерей Чаплин. Под влиянием этих слов у нас с Коршуновым, которому я пересказывал некоторые беседы с Горячевым, возник преступный умысел. Установив через базу данных адрес Чаплина, мы организовали слежку за домом Чаплина с целью его убийства. Однако [при] лучшем знакомстве с инициативами иерея у меня появились сомнения о его работе в интересах „еврейской партии“. Видя мою пассивность, Коршунов, также изначально не проявлявший энтузиазма, согласился отказаться от преступного умысла. Горячев на убийстве кого бы то ни было из религиозных деятелей не настаивал и прямо этого никогда не предлагал. Его больше интересовала политическая борьба».

В 2008 году к группировке присоединились новые активисты, так называемые «Северные» — Вячеслав Исаев, Максим Баклагин, Юрий Тихомиров и Михаил Волков. Их боевым крещением стало убийство 10 октября 2008 года антифашиста Федора Филатова.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ХАСИС: «Адрес (Филатова. — Esquire) был предоставлен Ильей Горячевым, который в свою очередь получил от каких-то своих знакомых, связанных с правоохранительными органами из баз так называемых экстремистов. Ну, поясню, что у сотрудников правоохранительных органов, занимающимися борьбой с экстремизмом на территории Российской Федерации существует некая база людей, фамилии, имена, отчества, места их проживания, чем они занимаются, их деятельность на предмет проведения профилактики экстремистской деятельность на территории Российской Федерации. то есть это необязательно люди, которые даже привлекались к уголовной ответственности, а просто которые подозреваются в потенциальной возможности что они могут какие-то подобные действия совершать».

ИЗ ПОКАЗАНИЙ МИХАИЛА ВОЛКОВА: «В утреннее время (10 октября. — Esquire) я приехал на станцию метро „Измайловская“, где меня ждал Тихонов Никита. Там во время встречи Никита передал мне нож и сказал о том, что Филатов также может быть вооружен. Далее мы вместе с Тихоновым пошли к месту последующего убийства Филатова во дворе жилого дома, где проживал Филатов. В какой-то момент увидев, что Тихонов уже напал на мужчину в месте, где мы ожидали Филатова, я также присоединился к Тихонову и напал на того мужчину, поняв, что именно он является объектом нашего нападения. Тихонов уже наносил Филатову удары руками, а Филатов пытался защищаться. В момент нанесения мной ударов ножом Филатов находился в вертикальном положении. Потом я и Тихонов убежали, а Филатов остался на месте нападения в полусидячем положении. Филатов ругался и кричал, но что конкретно я не помню. Нож, которым я наносил удары Филатову, был кухонным, длина клинка примерно 15 см, рукоятка ножа была черного цвета, изготовлена из пластмассы».

Спустя два месяца националисты узнали о задержании в Можайском районе Подмосковье таджикского дворника, подозреваемого в изнасиловании и убийстве школьницы Анны Бешновой. В качестве назидания чиновникам районной управы, принимающей на работу мигрантов, Александр Паринов и Алексей Коршунов убили и обезглавили не имеющего никакого отношения к преступлению гастарбайтера Салохитдина Азизова. Голову подбросили к зданию управы. Это было первое убийство, совершенное от имени БОРН. Ключевую роль в этом преступлении взял на себя Коршунов.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ МАКСИМА БАКЛАГИНА: «Алексей был примером самоотверженности. Его роль можно разделить на два временных периода... В первом этапе его роль заключалась в руководстве и помощи нам в подготовке, организации и совершении преступлений, а также в личном участии в убийствах. При этом Коршунов, обладая профессиональными навыками, советовал как и каким образом совершить то или иное убийство. Как выбрать место убийства, пути отхода и подхода к предполагаемому месту убийства. Именно от Коршунова я впервые услышал о необходимости в целях конспирации при слежке и убийствах использования женских париков, очков, головных уборов и одежды больших размеров, а также о применении раций с гарнитурами для связи друг с другом».

19 января 2009 года Никита Тихонов убивает на Пречистенке адвоката Станислава Маркелова, известного по процессам, на которых он защищал антифашистов, и журналистку Анастасию Бабурову. Предполагалось, что Горячев сможет использовать это убийство для роста политического веса «Русского образа» с помощью своего знакомого Леонида Симунина. Он считал главу люберецкой организации движения «Местные» сотрудником администрации президента.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ХАСИС: «Илья Горячев должен был по результатам этого преступления выдвинуть определенные требования для Леонида Симунина и Администрации президента в его лице. Требования о, скажем так, возможностях дальнейшего расширения организации. То есть сделать какие-то следующие шаги на пути создания политической партии так как, по задумке, убийство Станислава Маркелова должно было действительно быть очень громким, и удалось бы поднять достаточно весомые политические лозунги, с учетом того резонанса, который должен был создаться. Фактически (Горячев. — Esquire, мог бы иметь возможность шантажировать его (Симунина. — Esquire), что, если он не предоставит ему определенные какие-то административные ресурсы, финансовые возможности, то такое может повториться, условно говоря».

Следующей акцией БОРН стало убийство антифашиста Ильи Джапаридзе 27 июня 2010 года.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ БАКЛАГИНА: «Роли участников этого убийства были следующие. Так, в конце 2008 года в Москве Тихонов предложил мне убить Джапаридзе и передал адрес и место его жительства с несколькими фотографиями. Тихонов сказал, что убить Джапаридхе нужно потому, что тот вместе с Кобой Авалишвили напал на сестру Скачевского (осужденный за убийства националист. — Esquire). Так вот. С предложением Тихонова я, Исаев и Тихомиров согласились».

Коршунов не раз предлагал убивать федеральных судей, которые выносят суровые приговоры националистам, Также жертвой покушения мог стать адвокат Вадим Клювгант, но позже от этой идеи отказались. 3 ноября 2009 года ФСБ задержала Тихонова и Хасис, а спустя две недели БОРН совершила новое убийство антифашиста.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ВЯЧЕСЛОВА ИСАЕВА: «Коршунов и Тихонов утверждали, что уже наблюдают за рядом судей и общественных деятелей, которых планируется убить в рамках деятельности нашей организации „БОРН“. В качестве возможных жертв упоминали судей Московского городского суда Усова, Штундера и Олихвер, а также адвоката по делу „ЮКОС“ Клювганта. Последнего нужно было убить за то, что он являлся крайне весомой и неординарной фигурой, защищал распиаренного Ходорковского и других политических деятелей еврейской национальности.

Алексей рассказал нам о своем опыте, то есть он пытался проследить за судьей Штундером, но у него это не получилось. Так как он передвигался на машине, а Алексей только на общественном транспорте. И невозможно уследить куда направляется судья. А в базе данных, которую можно приобрести на любом радиорынке Москвы, не всегда бывает такая информация, то есть он ее не нашел. В общем он предложил нам задуматься об этом. В общем-то все приняли к сведению, но пока на данный момент эта мысль была отложена в сторону потому, что в уже в планах созрела месть Ивану Хуторскому по кличке „Костолом“, за его скажем злодеяния, которые он устраивал со своими друзьями против русских националистов. В частности, резал их ножами».

Одного из лидеров антифашистского движения Хуторского отправились убивать вчетвером. Баклагин, Исаев и Тихомиров следили за подъездом, а Коршунов вошел внутрь вслед за жертвой.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ИСАЕВА: «Доехали на маршрутке до Сокольников. В общем по пути он (Коршунов. — Esquire) сказал, что все получилось и в общем-то он просил меня так как он очень далеко живет остаться у меня ночевать. Мы через Сокольники, до ВДНХ на троллейбусе добрались до Дмитровского шоссе и уже до Дмитрова добрались вместе. По дороге он рассказал, как зашел в подъезд, стал спускаться по лесенке ему (Хуторскому. — Esquire) навстречу. Он жил на втором этаже, поднимался по лесенкам. Стал спускаться, че-то раз смотрит, нет его. А он стоял возле почтовых ящиков, газеты видимо вытаскивал. То есть он даже его не видел, не слышал. Алексей подошел к нему сзади, выстрелил в затылок. Он сразу упал. Хуторской сразу упал. Подошел и еще один контрольный выстрел сделал и все. Вышел из подъезда, никто в подъезде не видел. Никого в этот момент не было вообще».

12 апреля 2010 года Коршунов все-таки исполнил давно задуманное убийство судьи — его жертвой стал Эдуард Чувашов, осудивший банду националистов Рыно-Скачевского.

ИЗ ПРОТОКОЛА ОСМОТРА ТРУПА ЧУВАШОВА: «При судебно-медицинском исследовании трупа Чувашова Э.В. у него были выявлены 2 огнестрельных пулевых ранения в области головы: 1.1. Сквозное огнестрельное пулевое ранение головы с локализацией входной раны в височной области, выходной — в правой височной области с повреждением по ходу раневого канала костных оболочек, вещества и артерий головного мозга. Данное повреждение образовалось в результате одного выстрела, произведенного из огнестрельного оружия в левую височную область головы Чувашова Э.В., в момент выстрела Чувашов Э.В. был обращен левой височной областью к дульному срезу огнестрельного оружия».

15 сентября Исаев и Баклагин застрелили таксиста Сосо Хачикяна, избившего беременную сотрудницу «Евросети». Вскоре «Северные» почувствовали за собой слежку и решили податься в бега. Месяц спустя Баклагин подъехал к своему дому и по силуэтам за окном понял, что у него обыск. Тогда он вместе с Исаевым выбросил на дно Иваньковского водохранилища пакеты с оружием, из которого убивали Хуторского и Чувашова. Позже водолазы СКР достали эти пакеты и помимо боеприпасов нашли желтый контейнер из-под киндер-сюрприза с запиской.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ БАКЛАГИНА: «При ознакомлении с назначением экспертизы я сообщил, что в обнаруженной записке указана информация об адвокате Клювганте, борце-азербайджанце Джалиле Мамердзоеве, а также информация о месте жительства убитого нами Сосо Хачикяна. В дальнейшем, при ознакомлении с результатами судебной экспертизы я увидел, что в яйце была другая записка. В действительности в записке моей рукой было указано: „Краснов Игорь Викторович — следователь по делу Ивана Миронова“, а также была указана фамилия „Еременко“. Про последнюю фамилию я ничего не могу сказать, так как не помню, кто это такой, видимо, следователь какой-то. В заключении эксперта была неправильно записана фамилия Краснова. Поскольку это хранилось у Исаева, то я забыл, какую из записок вложил в этот контейнер. Потому что одну из записок я сжег. Получается, что я сжег записку, в которой были указаны фамилия Клювганта, Мамердзоева и Хачикяна. А другая записка попала в пластиковый контейнер и пакет, который мы выбросили в водохранилище с оружием».

Игорь Краснов — старший следователь по особо важным делам при руководителе СКР — и вел дело БОРН. Тихомирова задержали в декабре 2010 года, он отбывает десятилетний срок за убийство Джапаридзе. Исаева и Баклагина арестовали два года спустя. К тому времени Коршунов, сбежавший на Украину, подорвался на собственной гранате во время пробежки.

ИЗ ПСИХОЛОГО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ БАКЛАГИНА: «30.06.2012 г., находясь в камере, подэкспертный нанес себе лезвием от безопасной бритвы разового пользования множественные порезы в области левого предплечья и шеи слева. Отвечая на вопросы по поводу нанесения сампорезов в следственном изоляторе, указывает, что данные действия были направлены не на лишения себя жизни, а на возможность получения определенной „передышки“ от интенсивных допросов, что и было в конечном счете достигнуто».

В мае 2013 года на Украине был задержан Михаил Волков. Илью Горячева, объявленного в международный розыск задержала в Сербии местная контрразведка. Через несколько месяцев его экстрадировали в Москву. Так закончилась история группировки БОРН. Во многом этому способствовали показания Тихонова, который был приговорен к пожизненному заключению, и Хасис, которую осудили на 18 лет лишения свободы. Последняя утверждает, что в тюрьме успела разочароваться в избранной националистами тактике.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ХАСИС: «С одной стороны, я люблю Никиту Тихонова, это большое количество эмоций, с другой стороны, происходит большое количество преступлений вокруг, с которыми я не могу ничего поделать. С одной стороны, может быть, если бы я рассказала правоохранительным органам обо всем этом, когда находилась в этой банде, возможно это как-то препятствовало совершению этих преступлений. А, возможно, просто был бы еще один труп в лице меня. Сейчас же, находясь со стороны, анализируя всю эту ситуацию со стороны и анализируя поступки Горячева Ильи, анализируя те разговоры, которые велись с ним в рамках их вот этого проекта, я прихожу к выводу о том, что на самом деле была запущена машина, направленная на достижение каких-то собственных целей и амбиций за счет жизни людей. Были совершены чудовищные преступления, но мало того, что они уже совершены, и с этим ничего нельзя поделать, нельзя воскресить погибших людей, они могут быть совершены и в дальнейшем. Потому что часть людей находится на свободе и они не менее одержимы, чем Алексей Коршунов, ныне погибший, и они также могут продолжить совершать какие-то преступления в рамках вот этой идеологии. Я не хочу, чтобы это происходило, во всяком случае, я не хочу, чтобы в этом была какая-то моя роль. Я посчитала, что единственное, что я сейчас могу сделать, это просто рассказать правду, возможно она возымеет какое-то действие и последствия не будут такими ужасными, которые могут быть, если эта правда никогда не будет услышана».

Загрузка…