Истории|Как быть хорошим отцом

Легко заводятся

Экономист Брайан Каплан приводит биологические, социопсихологические и экономические аргументы в пользу того, что стоит заводить больше детей, чем планируешь, а также не слишком переживать по поводу их воспитания. Записала Светлана Рейтер. Фотограф Кэти Шапиро (Katie Shapiro, images from the project «35 years»).

Современные люди не хотят заводить детей. Женщины боятся, что младенец разрушит их успешную карьеру или вовсе не даст возможности эту карьеру начать, мужчины не хотят обременять себя дополнительной ответственностью. И те, и другие считают, что ребенок потребует от них массу затрат — материальных, временных, эмоциональных, моральных. В последние десятилетия количество новорожденных в мире — главным образом в развитых странах — неуклонно снижается*. Изначально считая родительские обязанности многолетней чередой изнурительных актов самопожертвования, ни мужчины, ни женщины не задумываются о том, что их, скажем так, инвестиции в ребенка далеко не бессмысленны. При этом подавляющее большинство родительских страхов, как мне кажется, не вполне обоснованны.

Начнем с самого банального из них: на мой взгляд, современные родители слишком тревожатся о безопасности своего ребенка. Они боятся, что его украдут, собьют на тротуаре или он случайно наглотается таблеток. Но, если перестать лицемерить и взглянуть на вещи трезво, в тихие 1950-е годы детям жилось гораздо хуже и их подстерегало гораздо больше опасностей. Автомобили ездили хуже, подушек (а то и ремней) безопасности в них не было, да и крышки от пузырьков с таблетками отскакивали сами собой.

Свою серию «Порознь/вместе» о двух мирах, в которых обитали ее родители, фотограф Кэти Шапиро начала снимать, когда они отпраздновали 35-ю годовщину свадьбы. Спустя пять лет они развелись.

Еще один распространенный страх касается того, что вред детям нанесет не враждебная окружающая среда, а сами родители, которые не смогут его должным образом воспитать. Но не стоит считать ребенка куском пластилина, которому обязательно нужно придать определенную форму. Мне же кажется, что дети скорее похожи на кусок поролона: вы можете крутить и мять их сколько угодно, но стоит вам выпустить их из рук, как они моментально принимают изначальную форму. Давите вы на него или не давите, он все равно вырастет — и при этом будет похож на своих родителей. Гены делают свою часть воспитательной работы вне всякой зависимости от наших желаний и устремлений, поэтому теперь вы можете просто получать удовольствие и не держать ребенка в ежовых рукавицах.

Для подтверждения этого факта достаточно взять работу Роберта Пломина, Дэвида Фолкера, Робина Корли и Джона Дефриса «Природа, воспитание и когнитивное развитие от 1 до 16 лет». На протяжении двадцати лет, с 1975 года, авторы наблюдали за 245 приемными детьми, их семьями и родителями. Если приемные родители были более образованны и богаты, чем биологические, в раннем детстве коэффициент интеллектуального развития ребенка больше соответствовал их уровню, но к подростковому возрасту IQ все равно падал и возвращался к «биологически заданным» показателям. То есть в длительной борьбе природа все же берет верх над воспитанием, эффект которого заметен лишь в первые несколько лет жизни ребенка.

В попытке повлиять на обучение и дальнейшее развитие детей родители используют массу тактических хитростей. Некоторые из них вполне симпатичны: чтение, помощь с уроками, освобождение от тяжелой работы. Другие менее симпатичные: постоянные нравоучения, менторство, непотизм, семейные традиции и обязательства. Однако, согласно проведенным исследованиям, все эти хитрости на поверку оказываются бессмысленными. Экономист Брюс Сакердот изучил около 1200 семей, усыновивших корейских детей из бедных семей. Доход в приемных семьях варьировался от среднего до заоблачного, поскольку для усыновления ребенка требуется одно: чтобы средний семейный бюджет был бы на 25% выше минимального. Тем не менее количество денег в приемной семье, равно как общий уровень жизни в том районе, где рос ребенок, оказывали нулевой эффект на его способности к учебе и впоследствии к работе§. Сходные результаты были получены в исследованиях, проведенных с участием приемных детей в Швеции, Австралии и США.

Многим поведенческая генетика кажется депрессивной наукой, однако благодаря ей у нас есть хорошие новости для родителей. Если вы думаете, что будущее вашего ребенка зависит целиком от вас, то вы очень ошибаетесь — мало того, такое убеждение приведет вас к массе болезненных затрат. Но стоит понять, что будущее ребенка зависит только от него самого, и гора свалится с плеч. Если вам нравится читать детям на ночь, это замечательно. Но если же вы пропустите чтение разок-другой, не стоит рвать на себе волосы. Ваши дети не станут от этого глупее. То же самое касается и прочих дилемм, доставляющих родителям немало моральных хлопот: давать ли смотреть телевизор, заставлять ли заниматься спортом, кормить ли овощами, переезжать ли в правильный район. Чтобы вы ни выбрали, особого влияния на ребенка ваш выбор все равно не окажет, так что расслабьтесь и получайте удовольствие.

Социологические исследования показывают, что те из нас, у кого есть дети, чуть менее счастливы, чем те, у кого детей нет. Но многие ученые, которые прибегают к этому аргументу, проповедуя ограничение рождаемости, не до конца представляют себе, насколько ничтожна разница в «количестве» счастья между парами с детьми и без. Возьмите канонические данные Национального центра исследования общественного мнения при Чикагском университете и сравните две группы людей одинакового возраста, семейного положения и религиозных убеждений**. Каждый следующий ребенок заставляет своих родителей чувствовать себя чуть менее счастливыми, снижая коэффициент счастья в среднем на 1,3 процентных пункта. Но если изучить данные внимательно, оказывается, что основной удар по счастью наносит первый ребенок. Семейные пары с одним ребенком чувствуют себя на 5,6 процентных пункта менее счастливыми, чем идентичные бездетные пары. Ущерб, наносимый счастью каждым последующим ребенком, в сущности, ничтожен — меньше 1 процентного пункта. При этом коэффициент счастья молодоженов увеличивается на 18 процентных пунктов. Таким образом, чисто арифметически среднему человеку, живущему в браке, нужно завести по крайней мере полтора десятка детей, чтобы он стал менее счастлив, чем был до того, как в этот брак вступил ††.

Мне кажется удивительным тот факт, что родители затрачивают массу бесполезных усилий на своих детей. Так, за последние сорок лет увеличилось число женщин, взявших практически бессрочный отпуск по уходу за детьми. И делается это якобы для блага ребенка, который, конечно же, «рушит карьеру». Послушайте, в наше время есть ясли, детские сады, есть няни, которые ничего дурного ребенку не сделают. Но нет, мамы и папы продолжают приносить бессмысленные жертвы. Их даже не настораживает статистика, согласно которой родители чувствуют себя «чуть менее счастливыми», чем холостяки. Пора задуматься над этим фактом и перестать портить жизнь себе и ребенку — например, перестать его насильно заталкивать в кровать. Я думаю, многие дети выросли несчастными по той причине, что добрые мама с папой захлопывали дверь его комнаты с криком «Спать!» И не обращали никакого внимания на детский плач. Мы с женой никогда не запирали плачущих детей в комнате, с тем, чтобы они поскорее уснули. Ни наших близнецов Идена с Кристианом, ни их брата Саймона, которому на днях исполнится полгода‡‡.

С экономической точки зрения ребенка можно рассматривать либо как краткосрочный, либо как долгосрочный инвестиционный проект. Смотрите: многие родители заводят детей, надеясь на то, что им будет на кого опереться в старости. Справедливости ради стоит отметить, что с точки зрения исторических стандартов современные родители заключают крайне выгодную сделку. Экономист Тед Бергстром показал на обширном материале, что в традиционно устроенном обществе дети не платят. Даже если речь шла о примитивных обществах охотников и собирателей, все строилось по одному принципу: дети потребляют больше калорий, чем производят, в то время как их дедушки и бабушки производят больше калорий, чем потребляют, причем вплоть до самой смерти. То же самое касается и более развитых сельскохозяйственных обществ. Только в последние несколько десятилетий, когда продолжительность жизни заметно увеличилась, люди стали дотягивать до «пенсии», которой их обеспечивают собственные чада. И хоть дети крайне редко переводят на счета своих родителей крупные денежные суммы, старшее поколение может насладиться примерно двадцатью годами беззаботной жизни и поддержки дете駧.

Но есть и другой «долгосрочный» подход к детям, основанный на том, что этот ребенок даст жизнь другому ребенку. И этот подход — самый правильный. Я никогда не видел бабушек и дедушек, которые были бы недовольны своими внуками и жаловались на то, что их у них слишком много. Когда вашим детям два и четыре года, добавлять к этой компании новорожденного младенца кажется тяжким бременем. Да так оно в общем-то и есть. Но подумайте о временах спокойной старости. Сколько вам понадобится детей, чтобы получить столько визитов по выходным, звонков и внуков, сколько вам хотелось бы? Старая пословица гласит: «Один родитель может заботиться о пятерых детях, но пятеро детей не могут заботиться об одном родителе». Базовая микроэкономика рекомендует в такой ситуации следующую стратегию: заводите такое количество детей, которое будет адекватно вашим средним жизненным ожиданиям. В 30 лет вам может казаться, что двое детей — вполне достаточно. Но когда вам исполнится 60, вам будет казаться, что нужно десять детей, которые всегда могли бы составить вам компанию и бесперебойно поставлять внуков. Абсолютно эгоистичный и дальновидный экономический агент постарается соблюсти баланс между двумя этими состояниями — например, заведет четверых детей.

С точки зрения краткосрочных инвестиций из ребенка можно извлечь как эмоциональную, так и практическую пользу. Да, первые несколько месяцев вам будет тяжело, но положительные эмоции можно начать получать, когда вашему ребенку исполнится восемь месяцев — он начнет меняться, за ним станет очень интересно наблюдать. Практическую пользу — в три-четыре года, когда ребенок может принести книгу из соседней комнаты, дать корм собаке, помочь вам развесить белье на сушилке.

Экономика также дает вполне альтруистические основания для того, чтобы заводить много детей, повышая тем самым вероятность возникновения общественных благ. Чем больше людей появляется на свет, тем лучше перспектива развития нашего мира. В истории человечества бывшие новорожденные многого добились — открыли ДНК, построили небоскреб, изобрели iPad, наконец. Чем больше народу, тем больше идей. Поэтому рожайте больше***.

К 2040 году нам обещают, что население планеты увеличится вдвое. Я был бы рад, если бы это произошло, но шансов на это немного. Теория о том, что мир перенаселен, кажется мне не совсем верной. Все вокруг уверены, что основные проблемы африканских стран идут от большого количества детей. Это не так: глупо думать, что чем больше детей, тем меньше на всех хватит пирога. Дело в том, что пирог нарезан неравномерно, и те, кто богаче, всегда отхватывают самый большой кусок. Проблема Африки кроется в коррумпированности большинства правительств этих стран, нежелающих заботиться обо всех своих гражданах без исключения. Если население стран третьего мира будет расти, я лично не вижу в этом ничего плохого. Может, тогда общественность призовет коррумпированных политиков к ответу и заставит их делиться со всем膆†

Пока, чтобы увеличить количество детей, я призываю всех своих читателей завести еще одного ребенка. Если у вас всего один, заведите второго, двое — третьего, и так далее. У вас хватит сил, поверьте. В особенности, если вы перестанете приносить бессмысленные жертвы и начнете получать удовольствие от воспитания. Конечно, чтобы моя теория выглядела убедительнее, моей жене просто необходимо родить еще одного ребенка. Проблема в том, что она согласна с моей теорией множественности детей и счастья родителей, скажем так, наполовину: она считает, что я идеалист и многое преувеличиваю. Экономист по образованию, она думает, что троих сыновей для счастья вполне достаточно. Но я веду с ней планомерную работу и надеюсь достичь успеха. Сами понимаете, по мне, чем больше детей, тем лучше.

Примечания

    • *К тому же мы зачастую забываем о том, что дети тогда умирали еще по одной причине — от инфекций и болезней вроде менингита, энцефалита, полиомиелита и гепатита. Один из тридцати детей, рожденных в то «золотое» время в США, не доживал до школьного возраста. От всех перечисленных болезней в наше время существуют эффективные прививки.
    • **Другой пример — исследование, проведенное в 1970-80-е годы в Университете Миннесоты, в рамках которого на протяжении 14 лет ученые сравнивали развитие 114 пар однояйцевых близнецов, воспитывавшихся в родной семье, с 71 парой разлученных приемных близнецов. Несмотря на все усилия приемных родителей, дети не становились частью новой семьи. Обста­новка и правила, заведенные в приемной семье, на них практически не влияли.
    • ***Другие особенности семейного уклада также не слишком влияли на усыновленного: так, каждый год высшего образования матери добавлял всего лишь два процентных пункта к вероятности поступления ее усыновленного ребенка в университет, при этом на размер его последующей зарплаты это вообще никак не влияло.
    • К тому же мы зачастую забываем о том, что дети тогда умирали еще по одной причине — от инфекций и болезней вроде менингита, энцефалита, полиомиелита и гепатита. Один из тридцати детей, рожденных в то «золотое» время в США, не доживал до школьного возраста. От всех перечисленных болезней в наше время существуют эффективные прививки.
    • Другой пример — исследование, проведенное в 1970-80-е годы в Университете Миннесоты, в рамках которого на протяжении 14 лет ученые сравнивали развитие 114 пар однояйцевых близнецов, воспитывавшихся в родной семье, с 71 парой разлученных приемных близнецов. Несмотря на все усилия приемных родителей, дети не становились частью новой семьи. Обста­новка и правила, заведенные в приемной семье, на них практически не влияли.
    • §Другие особенности семейного уклада также не слишком влияли на усыновленного: так, каждый год высшего образования матери добавлял всего лишь два процентных пункта к вероятности поступления ее усыновленного ребенка в университет, при этом на размер его последующей зарплаты это вообще никак не влияло.
    • ††К тому же исследователи счастья зачастую забывают про один крайне важный фактор — потребительское удовлетворение. Если вы хотите понять, считает ли потребитель сделку удачной, стоит спросить его, пойдет ли он на эту сделку еще раз, или отыграет обратно. Единственное подобное исследование провела в 1976 году Research Analysis Corp., и его результаты весьма красноречивы: на вопрос: «Если бы у вас была возможность вернуться в прошлое, завели бы вы ребенка или нет?» — 91% из 1400 опрошенных родителей ответили положительно.
    • ‡‡И я, кстати, сидел с плачущими детьми ночью, давая жене возможность отдохнуть. Половина ночных дежурств — на мне.
    • §§Впрочем, специально рассчитывать на это тоже не стоит. Такая долгосрочная история все же не приносит прибыли: детей, которые с возрастом воспринимали бы себя не как самостоятельную личность, а как устойчивую подпорку для родителей, не существует. Кому приятно расти с ощущением «до 30 лет я живу, как считаю правильным, а потом начну отдавать долги родителям»? Современными антропологами были проведены исследования, наглядно доказывающие, что дети никогда не готовы обеспечить своим родителям поддержку именно в том объеме, на который их родители рассчитывают. Если вы хотите обеспечить себе безбедную и спокойную старость, лучше купите землю, это надежнее. Инвести­ровать в людей — ненадежное и нервное занятие.
    • †††Посмотрите на Индию, одной из главных проблем которой давно считается перенаселенность. Благодаря Бангалору у этой страны есть все шансы добиться серьезных экономических успехов. При этом все бангалорские программисты и специалисты по информационным технологиям тоже когда-то и где-то родились.