Истории|Кино

Дэнни Бойл: «Мы вложили в «Т2 Трейнспоттинг» очень много личного»

Режиссер рассказал о продолжении «На игле» в интервью Esquire.

В 1996 году «На игле» показал нам шотландских героиновых наркоманов в их лихорадочной гонке по дороге в ад. В фокусе же безумно запоздалого сиквела «Т2 Трейнспоттинг» — чистилище для средневозрастных. Дэнни Бойл и сценарист первого «Трейнспоттинга» Джон Ходж снова у руля и в этот раз рассказывают о том, что случилось спустя 20 лет после побега Марка Рентона (Юэн МакГрегор) от прежней жизни вместе с 16 тысячами фунтов, украденными у друзей после небольшой героиновой сделки. Вместе с МакГрегором возвращаются все остальные: Кайфолом (Джонни Ли Миллер), жестокий социопат Бегби (Роберт Карлайл) и Кочерыжка (Юэн Бремнер). У каждого помимо собственных демонов есть личные счеты с Рентоном.

Героиновый шик, рейв-культура, СПИД, закат инди-движения в кино — все это было в фильме 1996 года. Прекрасно понимая, что второй «На игле» им не снять, Бойл и Ходж транслируют через «Т2 Трейнспоттинг» собственную ностальгию и говорят о бесславном старении и вечной силе детской дружбы, какой бы разрушительной она не была.

Бойл не такой уж поклонник романа «Порно» Ирвина Уэлша, который лег в основу сиквела.

Какое-то время мы с Джоном Ходжем заигрывали с идеей сиквела, но это было не сразу после выхода первого фильма. По большей части мы просто иногда говорили об этом журналистам в интервью. Потом у Ирвина Уэлша вышел «Порно», который стал литературным продолжением «Трейнспоттинга» и не имел ничего общего с фильмом. Мы подумали, что могли бы его адаптировать — ты никогда не узнаешь, пока не попробуешь. Я не большой поклонник «Порно», если сравнивать его с оригиналом. От «Трейнспоттинга» я по-прежнему в восторге — это заметно по новому фильму, по тому, как мы обращаемся к оригинальной книге.

Я уверен, что наша адаптация «Порно» в итоге вышла неплохой, но ощущение, что она недостаточно хороша, оставалось. Я даже не стал отправлять сценарий актерам, и вскоре мы бросили эту затею. Потом впереди замаячило 20-летие первого фильма, и мы организовали встречу в Эдинбурге: я, Джон, Ирвин и несколько продюсеров. Когда мы сели все вместе, кажется, каждый из нас подумал: сиквела не будет.

Но то, что получилось в итоге, — это нечто личное для меня и Джона. Когда он прислал мне первый вариант сценария (он еще даже не был закончен), я сразу же отправил его актерам и сказал: «Вы должны прочитать и сказать, что вы думаете, потому что мы будем делать этот фильм».

В личности героев «Т2 Трейнспоттинга» есть немного самого Бойла.

В фильме очень много личных эмоций и мыслей о потере и искуплении. Все это казалось мне достаточной причиной, чтобы сделать его, — и было уже не важно, будет это сиквел «На игле» или нет. «Т2» получился цельным сам по себе. Сначала мы специально дали ему другое название и отказывались соотносить с «На игле», хотя, конечно, понимали, что этого не избежать. Мы просто хотели, чтобы у картины была собственная сущность.

Мы сначала назвали ее The Least Unfamiliar. Мы знали, что это ужасный вариант, и все говорили нам: «Вы сошли с ума?» Но по мере того как шла работа над фильмом, в нас росла уверенность, и мы смирились с тем, что все-таки снимаем сиквел. Естественно, появилась необходимость построить отношения с оригинальным фильмом. Мы сняли несколько сцен в старых локациях, так что желающие поностальгировать получат толику воспоминаний. Из оригинального фильма мы взяли только те сюжеты, которые имело смысл развивать, не поддаваясь слепому желанию снять второй «На игле».

Если бы Бойл провалил сиквел, фанаты бы его растерзали.

Конечно, мы осознавали наши обязательства перед фанатами. Если ты собираешься трогать святое, нужно делать это аккуратно. Иначе фанаты скажут: «Да как ты посмел!» Потому что фильм принадлежит им. Ты можешь снять кучу картин, успешных или не очень, но большую часть из них забудут. В истории останутся только те, что дороги. И если ты неправильно отнесешься к памяти и чувствам фанатов, они тебя уничтожат. И это правильно! У них есть для этого социальные сети.

Мы это прекрасно понимали, когда начали снимать. Но мы также понимали, что не можем делать фильм, постоянно осторожничая и оглядываясь через плечо. Поэтому мы вложили в «Т2 Трейнспоттинг» очень много личного, и это придало нам уверенности. Даже если зрителям не понравится, мы сможем отстоять фильм, потому что делали его по личным причинам.

«На игле» — не про наркотики.

По поводу первого фильма было много разговоров, что он про наркотики, хотя на самом деле это не так. Да, он наполнен безрассудством, когда тебя вообще ничего не парит, и последствиями этого безрассудства. Мы все проходим через это в определенном возрасте. Но в первую очередь это фильм о взрослении, в какой-то степени это даже бравирование молодостью, но никак не социальная картина о наркотиках.

В новом «Трейнспоттинге» «наркотик дня» — это виагра, но на самом деле это взгляд на поведение мужчины с течением времени. Он на самом деле о маскулинности, об отношениях отцов и детей. Наркотики проходят между делом, это лишь способ притупить эмоциональную боль.

Помимо Рика Смита из Underworld в саундтреке «Т2 Трейнспоттинг» появляются Blondie, Queen и Young Fathers.

Мы не хотели переделывать оригинальный саундтрек, только потому что он был очень популярным. Prodigy сделали ремикс на Lust for Life для нас, а Рик Смит исполнил очень нежную версию Perfect Day после смерти Лу Рида. Это вещи, без которых нельзя было обойтись. Затем мы попытались собрать саундтрек «настоящего». Нам повезло, что мы нашли замечательную группу Young Fathers — они стали для меня настоящим открытием.

Бойл не признался, кто его любимый персонаж, но мы ставим на Кочерыжку.

Кочерыжка — самый безнадежный из всех персонажей, за него переживаешь больше всего. Мы оставили ему немного денег в конце первого фильма, и вы увидите, что это было ужасным решением. Я думаю, если бы у других героев не было желания отомстить, они могли бы объединиться вокруг Кочерыжки, и в этом смысле это особенный персонаж. Я бы не назвал его своим любимым героем — я должен быть осторожным в этом вопросе. Все они интересные и равноценные. И это фильм обо всех четверых, об их дружбе, а не об их индивидуальности.

Оригиал статьи опубликован в американском Esquire.

ФотографияGetty Images
editor-zhanel