Истории|Материалы

Требуется перепост

Анархисты, которые уже больше года скрываются от полиции, рассказывают, как они взрывали пост ДПС на московской кольцевой дороге. Записал Егор Сковорода. Фотограф Клэй Липски (Clay Lipsky).

Первый антимилицейский поджог в Москве был совершен в ночь с 19 на 20 февраля 2009 года. На следующий день в сети от имени боевой группы «Народное возмездие» был опубликован ролик, на котором видно, как неизвестные кидают бутылки с зажигательной смесью в милицейские машины. «Народное возмездие» заявило об уничтожении двух автомобилей и призвало «каждого уважающего себя человека... встать на борьбу с произволом и деспотизмом полиции, спецслужб и бюрократии». С тех пор по всей России было совершено больше сотни поджогов отделений и автомобилей полиции, военкоматов, дорогих машин и строительной техники, которая использовалась для вырубки леса или уплотнительной застройки. После выборов в Госдуму прошла волна атак на отделения «Единой России». Одной из самых заметных акций стал взрыв возле поста ДПС на 22-м километре МКАД ранним утром 7 июня 2011 года. Ни один человек не пострадал. Мощность взрывного устройства составила 150 граммов в тротиловом эквиваленте. Следственное управление при УВД Южного округа возбудило уголовное дело по статье 213 УК РФ («Хулиганство»). Год назад, в конце сентября 2011-го, полиция объявила, что по делу задержаны четверо участников экстремистской группы «13 негритят», но уже через несколько суток их освободили без предъявления обвинений. Следователи и сейчас уверены, что тогда им удалось задержать настоящих подрывников, просто не было собрано достаточных доказательств их вины. Но как только новость о задержании попала в СМИ, в «Черном блоге», который освещает деятельность «повстанческих анархистов», появилось опровержение. Модераторы блога брали на себя ответственность за подрыв поста: «Почему ДПС, спросите вы? Ведь, казалось бы, они не пытают и не избивают задержанных, не вламываются в жилища и не обвиняют невиновных, так? Но кто, как не сотрудники ДПС, избили водителя, отвозившего в больницу беременную жену? Кто, как не они, покрывают мигалковых, барковых и прочих привластных?» Спустя год после акции Егор Сковорода связался с модераторами «Черного блога» по почтовому адресу, указанному на их сайте, и они рассказали ему, как готовили и осуществляли взрыв. Редакция отмечает, что не может солидаризироваться с взглядами и методами участников корреспонденции.

КИРИЛЛ: Приближалось лето 2011 года. Перерыв после атаки на военкоматы начал затягиваться. Искали подходящую цель — доступную, с нормальными путями отхода, не в жилом здании. Просматривая карту, вспомнили про давнюю идею атаковать один из постов ДПС на МКАД. Как метод сперва рассматривался обычный поджог. К сожалению, подходили немногие посты — какие-то располагались в районах, где некуда уходить, другие, хоть и находились у леса, были окружены забором. К тому же до леса оставалось большое открытое пространство, а рисковать напрасно и бегать под пулями нам не хотелось (посты ДПС отличаются от ОВД тем, что почти круглые сутки вокруг них ходят вооруженные сотрудники). В итоге и был найден пост на 22-м километре. По карте все выглядело замечательно: здание на расстоянии броска от леса, небольшой дикий парк рядом и еще один, чуть побольше, также неподалеку.

ФЕДОР: Встретились в кафе, чтобы обсудить предложения. Кирилл рассказал про пост, показал на карте. Место показалось заманчивым. Решили послать нескольких людей осмотреть его, чтобы затем сообщить остальным впечатления. Карта показывала, что к интересующему нас месту имело смысл заходить с тыла, пройдя сквозь лесополосу. Мы опасались заблудиться в первый раз, поэтому решили идти по краю леска, пока не выйдем к кольцевой дороге, а оттуда уже вдоль самой трассы подойти к объекту. На месте все оказалось проще — дорога, по которой мы шли, сама заворачивала к МКАД, шла практически к посту и лишь метрах в пятидесяти от него переходила в тропинку.

Тут нас ждало первое разочарование. Здание было окружено забором сзади и справа (если стоять лицом к дороге за зданием). На задней стене окон не было, только пара забранных решетками бойниц. В левой же стене была только дверь — но слишком близко к трассе. Еще на территории находилась небольшая будка, как мы подумали — трансформаторная, обеспечивающая пост электричеством.

Мы уже стали разочарованно уходить, когда я вдруг вспомнил испытание бомбы из газового баллона, которое мы как-то раз проводили. Тогда взрыв получился не впечатляющим — вспышка и облако высотой метра полтора. Но тут мы могли испытать этот метод повторно, в боевых условиях и в большем размере. Большим плюсом было также то, что рядом не было никаких жилых домов, так что мы не рисковали тем, что под удар попадут непричастные люди.

БОРИС: Когда вспомнили про баллон, мысль резко рванула вперед. Тут же присмотрели место для операторов на противоположной стороне дороги. Под крышей поста висело несколько камер, мы перерисовали их сектор обзора. В качестве же целей были выбраны два варианта, которые мы собирались представить остальным на обсуждение. Первым вариантом было разместить бомбу у стены самого поста — желательно у двери. Второй вариант — за задней стенкой трансформаторной будки, чтобы разрушить ее и обесточить пост.

КИРИЛЛ: Опять встретились в кафе. Обсуждение шло бурно. Алексей высказал опасение, что взрывы могут напугать обычных людей, которые могут почувствовать угрозу себе и своим жизням. Люди будут запуганы сообщениями СМИ об ужасных террористах, взрывающих всех подряд, и могут счесть нас негодяями априори и не станут воспринимать наши идеи. Дискуссия затянулась. В итоге пришли к компромиссному мнению. Во-первых, не экспериментируя с подобными методами, мы никогда не узнаем (и не сможем изменить) отношения людей к подобным акциям. Во-вторых, чтобы всех успокоить, надо будет специально подчеркнуть в нашем сообщении, что мы выбрали место так, чтобы не навредить никому из обычных людей.

Дальнейшее обсуждение касалось уже самого исполнения акции. В первую очередь мы определились с тем, что атаковать надо все же трансформаторную будку. Дело в том, что бомба, расположенная слева от поста, могла при взрыве навредить проезжающим машинам. К тому же высок риск быть замеченным сотрудниками поста или же водителями, которые могли предупредить полицейских, и те успели бы затушить бомбу до взрыва (хотя, как показали последующие события, наша бомба успешно выдержала проверку огнетушителем). Отходить решили по пешеходному мосту через МКАД к операторам, а дальше в сторону области по лесу. Задержку взрыва решили сделать на 10 минут плюс время горения. Распределили, кому что покупать, кто что будет делать, и договорились встретиться в леске за постом ночью 7 июня. День, кстати, выбирали исходя из того, что это должен быть будний — чтобы на следующий день новость максимально быстро попала в СМИ и распространилась по сети.

АЛЕКСЕЙ: На место приехали несколькими группами. Для начала подошли к посту — на территории стояла машина, и нам показалось, что в ней кто-то есть. Пару раз прошлись, посмотрели с разных ракурсов — вроде нет никого. Подготовили емкости с бензином, засыпали в тазик уголь и потренировались поднимать баллон. Оставалось прикрепить фитиль. Вскоре все было готово.

Операторы отправились на свои позиции, с ними пошел один человек из действующей группы, чтобы точно знать, где они расположатся. Ушел и пропал. Выждав еще минут десять, мы отправились за ним следом. Оказалось, они решили изменить место съемки и долго его выбирали.

Вернулись обратно и начали действовать. Там, перед забором, проходит небольшая бетонированная канава для стока воды. Она добавляла дополнительных трудностей, так как места, где можно было бы стоять у забора, не было — сразу начинался склон. Приходилось одной рукой держаться за забор, а другой все перекидывать.

Сперва перенесли тазик с углем. Затем — баллон. Только мы собрались обильно полить это все бензином, как наш сторожевой сообщил о какой-то активности на территории поста. Мы затаились. На огороженную территорию заехала машина. Из нее вышел человек, походил вокруг, после чего сел в машину и уехал. Выждав еще пару минут, залили бензин.

Тут один из нас предложил не использовать фитиль, а сразу поджечь. Несмотря на обстановку, состоялась мини-дискуссия. В итоге мы решили действовать по плану. Подожгли фитиль, подождали — вроде горит. И отправились на другую сторону дороги, к нашим товарищам. Те уже начали снимать видео. Мы застыли, ожидая взрыва. Минуты мучительно тянулись, но ничего не происходило. Выждав 25 минут, мы поняли: что-то пошло не так. Скорее всего, проблема с фитилем. Надо было выбирать — все бросать и уходить или же вернуться и попытаться зажечь напрямую, без фитиля.

Мы решились вернуться.

КИРИЛЛ: В этот раз я остался снимать, а поджигать ушел один из операторов. Время стало тянуться еще медленнее. Было непонятно, как быстро произойдет взрыв после прямого поджога, поэтому снимать начали сразу же, как ушла группа. Камера успела снять максимальную длину ролика и остановиться — ничего не происходило. Я начал снимать заново.

И тут мы заметили, как по МКАД в крайнем правом ряду мимо нас очень медленно едет полицейская машина. Товарищи еще не вернулись — да и резкое вставание и уход могли только привлечь лишнее внимание. Машина проехала мимо. Сильно нервировало нас то, что на ментов наткнутся наши товарищи, когда будут возвращаться. С места съемки мост не просматривался. Федор поднялся и пошел вдоль дороги к мосту, чтобы проследить за ментами, и, если что, предупредить.

ФЕДОР: Я медленно двинулся по склону. Когда зашел за деревья, пошел быстрее. Еще издалека увидел мост и полицейских, которые, казалось, притормаживали перед ним. Машина остановилась у моста. Время замедлилось, сердце бухало в тишине. Из машины никто не выходил. Тут она снова начала двигаться и уехала прочь. И вовремя. Менты были еще на горизонте, когда я увидел товарищей, подходящих к мосту с другой стороны.

ДЕНИС: Спускаемся с перехода над МКАД. Уже практически светло. Вот уже и какой-то пенсионер выгуливает собаку. Надо сказать, по нашему опыту ночных вылазок, эта категория граждан одна из самых первых появляется утром на улицах города. Говорят, в старости люди спят совсем мало. Хоть лица у нас закрыты, все-таки испытываю беспокойство — как-никак свидетель, может что-то запомнить. Конечно, это полное безумие — возвращаться к несработавшей бомбе да и еще при свете, на виду у всей округи. Но столько усилий затрачено — невозможно уйти ни с чем.

Подходим к посту. Все так же, как мы оставили: тазик с углем и баллоном стоит между оградой и будкой. Алексей подходит к краю бетонированной канавы, зажигает фосфорную спичку и бросает в таз. Ничего не происходит. Неужели выгорел бензин? Обескураженные, медленно идем обратно к мосту. «Слушай, а ты точно видел, как спичка падает в тазик?» — спрашиваю Алексея. «Да, вроде так». — «Но точно сказать не можешь?» — «Нет, не уверен».

Последняя попытка. Возвращаемся, я перелезаю через канаву, вплотную подхожу к ограде, зажигаю спичку, бросаю прямо в тазик и... голубоватое пламя растекается по углю. Получилось! Теперь уже бежим, сердце екает — вдруг взрыв застанет нас на видном месте? Но радость от успеха заглушает тревогу.

БОРИС: Начинало светать. Я обратил внимание на непонятное движение за будкой. Присмотрелся, понял, что это отблески огня на деревьях. Горит!

Но вдруг на парковку быстро въехала машина, осветив фарами будку. Из машины выбежал гаишник, достал огнетушитель и начал гасить пламя. Безуспешно. Наоборот, казалось, что оно разгорается все сильнее. Гаишник забежал в пост и вышел с новым, большим огнетушителем. Снова неудача. Он зашел справа — но пламя полыхало все сильнее. Видимо, решив не рисковать, гаишник вернулся на пост. Пламя тем временем поднялось выше будки — но взрыва все не было. Запись успела кончиться во второй раз, я снова включил ее. К посту начали съезжаться полицейские машины.

И тут прогремел взрыв.

Все озарила вспышка, ярко-оранжевое пламя взметнулось метров на пятнадцать. Мы продолжали снимать. От поста ДПС начали отъезжать машины, и тут как раз вернулись наши товарищи с разведчиком. Алексей нервно крикнул: «Вы что сидите, они же за нами едут!» Мы быстро собрались и бегом двинулись к лесу (до него было метров триста). По пути озирались, ожидая увидеть едущую по следам машину. Но, видимо, они нас все-таки не заметили или не успели догнать. Мы спокойно зашли в лес.

КИРИЛЛ: По лесу стали отходить на запад. Шли быстро, хотя уже и не бежали. Было очень тревожно — звук собачьего лая за спиной не давал расслабиться. Решили выходить из леса на юг и двигаться дальше в сторону от МКАД, чтобы там уже разделиться. Лесные тропинки, в сторону ничего не видно уже за 20 метров, но и ты скрыт от постороннего взгляда. Вышли к краю какого-то поселка, но решили идти не по асфальтированному проезду, а параллельно, по тропинкам. И не зря, как оказалось.

По проезду медленно, почти неслышно катит легковушка. Сквозь листву я замечаю что-то над крышей. Блядь, мигалки! Ну точно, и бело-синяя раскраска. Стоим, не шелохнемся. Они-то, конечно, нас не видят, но что делать дальше? Что это — просто случайная ментовская тачка? А почему так рано — было не больше пяти утра — и в таком глухом месте? Решаем отойти недалеко и затаиться, подождать. Пока все равно предпринять ничего нельзя, просматриваем видео. Снимали на несколько камер, с нескольких ракурсов. Когда видишь съемку взрыва, снова переживаешь всю гамму необычных чувств. Настроение поднимается. Вокруг все тихо. Решаем расходиться, разделившись на группы. Первым, взяв с собой флешки, ушел тот, кому досталось задание смонтировать и вывесить видео в сеть.

ФЕДОР: Я вышел из леса. Возник вопрос, на чем добираться. Махнув рукой, остановил проезжавшее мимо такси. Ехать было далеко, но это показалось мне более надежным вариантом, чем общественный транспорт. Добравшись до дома, принял душ и сразу сел за видео. Тут ждал облом. Одна из флешек была девственно пуста, хотя в лесу с нее видео мы смотрели замечательно. К счастью, вторая не подкачала. Залил на сайт предварительно заготовленный отчет и видео, плюс дополнительный пост про изготовление бомбы. И завалился спать.

БОРИС: События в медиапространстве разворачивались стремительно. Сперва везде появилась новость про взрыв. Дальше СМИ увидели наше заявление и начали цитировать его и давать ссылки на видео. Даже «Первый канал» и «Россия» не смогли пройти мимо этой новости. Полиция вскоре сделала громкие заявления о том, что они вышли на след организаторов взрыва. Однако кроме задержаний — причем аж в сентябре — заведомо непричастных людей они так ничего и не смогли сделать.

Буквально через три дня произошло нападение на охраняемую стоянку с дорогими машинами, которое было также подхвачено СМИ и ошибочно приписано нам. Некоторое время спустя мы обсуждали итоги акции. Высказывались мнения, что, как мы и боялись, взрывы были восприняты обществом гораздо менее благосклонно, чем просто поджоги. Но с другой стороны, даже скептики не могли не признать, что информация разошлась очень широко, гораздо шире, чем обычно. В итоге было решено, что в будущем применение этого метода надо каждый раз хорошо продумывать, чтобы не было никакого риска для людей, и каждый раз тщательно оценивать их последствия, в том числе с точки зрения восприятия этих событий обществом.

P.S. Мы стремимся пропагандировать прямое действие. Наш пример может подсказать, как реагировать на хамство чиновников, на избиения сотрудниками полиции, на рабство под названием «призывная армия». Да, можно, например, начать убивать ментов, грабить банки и раздавать деньги бедным. Можно устроить охоту на чиновников, убрать верхушку власти и самим малой группой занять ее место. Но какое это все имеет отношение к построению анархического общества? Да никакого. Нельзя захватить власть и навязать людям анархию сверху. Нельзя сделать за них революцию и заставить их жить в новом обществе. Анархические идеалы победят, только когда люди осознают свою силу, ответственность за свои и чужие жизни. Поэтому главное — это вернуть людям веру в свои силы.

a.kuptsova