Истории|Материалы

Следователь, но я существую

Лариса II, Гоша (он же Вася, он же Фрунзик, он же Машка) и другие неподкупные, дисциплинированные и действующие строго в рамках закона сотрудники правоохранительных органов Москвы и области — манекены для следственных экспериментов. Фотограф Алексей Киселев.

Манекен резиновый надувной

АЛЕКСЕЙ МОТЫЛЕВ, начальник управления криминалистики СК РФ по Московской области: «Мы можем его уронить, пнуть, наступить на него — механические воздействия на нем не отражаются. Бросить его в водоем — поплывет, он непромокаемый. Он очень редко применяется, поэтому мои сотрудники даже собрали его неправильно. Было дело об убийстве: злодей погрузил труп в багажник, а потом выбросил с моста. В ходе эксперимента в багажник мы укладывали шарнирного, а в воду бросали этого, резинового. Положа руку на сердце, мы их не любим — они неудобные».

Манекен шарнирный с самодельной головой

КИРИЛЛ КОПАЧКОВ, старший следователь Кузьминского межрайонного следственного отдела: «Между собой мы его называем то Гошей, то Васей, иногда — Фрунзиком. Несколько месяцев назад у него от интенсивного использования отвалилась голова, и мы пришили новую: два куска ткани сшили, а девушки помогли нарисовать глазки и губки. Поэтому теперь называем его Машкой. Когда он здесь появился, уже никто не упомнит, он — как старый верный пес. Но раза три-четыре в месяц его кто-то бьет, режет бумажкой или палочкой. Последний случай разбирали: калмык бил в подъезде украинскую девушку. И вот на следственном эксперименте он клал куклу на лестницу, вставал ей на грудь, ставил ногу на голову, переворачивал и бил. Калмыка осудили, а кукла теперь грязная».

«Папа» (манекен шарнирный большой)

АЛЕКСАНДР ОЛЕНЕВ, следователь отдела по расследованию особо важных дел СУ по ВАО ГСУ СК РФ по Москве: «Не знаю, в каком году он в отдел поступил, но точно работает дольше каждого из нас. Выезжает для проверки показаний по каждому второму убий­ству. Из последних громких дел этого года — убийство с расчленением. На месте происшествия убийца показал, как душил потерпевшего, как наносил ножевые удары. После этого он отнес труп в ванную комнату, однако обнаружилось, что манекен мужчины не помещается непосредственно в ванну. Зато манекен женщины туда удачно поместился, и на нем обвиняемый показал, как он расчленил тело. Так что, видите, хорошо на такие случаи иметь пару манекенов. Хотя некоторые отделы обходятся и милиционером в роли жертвы».

«Мама» (манекен шарнирный малый)

АЛЕКСАНДР ОЛЕНЕВ: «Между собой мы называем ее Мама — в основном, за размеры покомпактнее и меньший вес. Пару лет назад был случай с изнасилованием. Проверка показаний на месте происходила в квартире заброшенного пятиэтажного здания за несколько дней до сноса — обвиняемые показывали, как именно насиловали потерпевшую, потом взяли тряпку, обмотали ею шею манекена и стали тянуть в разные стороны, демонстрируя, как ее душили; после этого — как выкинули в окно пятого этажа, кто держал ее за руки, кто за ноги... Как видите, манекен используется интенсивно, отсюда — производственные травмы и несколько побитый внешний вид. По правде говоря, следователю картина и так сразу ясна. А демонстрации — для присяжных: они любят, когда красочно».

«Дочка» (манекен шарнирный детский)

АЛЕКСАНДР ОЛЕНЕВ: «Прошлым летом в Гольяново был случай — действия сексуального характера по отношению к девятилетней девочке. В ходе следствен­ного эксперимента на этом мини-манекене обвиняемый демонстрировал свои развратные действия: как завел в подъезд, как раздевал и какие части тела трогал. Но, как видите, манекен довольно чистый — используется, слава богу, крайне редко, не чаще раза в год».

Лариса ll

ЕВГЕНИЙ БАЗЫКИН, старший прокурор-криминалист управления криминалистики СК РФ по Московской области: «Лариса II — наследница Ларисы I. Та была сшита на заказ в мастерских Большого театра еще в советское время, но так истрепалась, что ее нужно было срочно менять. Примерно в 1996 году я нашел магазин-склад торговых манекенов, но в наличии их не было; пришлось заказывать и ждать, пока Лариса прибыла к нам в красивом ящике из Италии. Этот манекен — учебный: на занятиях с молодыми следователями она имитирует труп. Причем действительно важно, чтобы манекен имитировал человека, а не просто напоминал издали человеческую фигуру, как обычные куклы. Поэтому с помощью завхоза мы Ларису приодели, а жена одного из сотрудников, художник-оформитель, раскрасила ей голову. У нее есть даже колечко; были бусы, но они рассыпались в ходе какой-то демонстрации. С тех пор мы стараемся ее не раздевать: сопротивляемость поверхности настолько велика, что натягивать на нее джинсы — задача не из легких. Внутри у нее основа, которая позволяет менять в каком-то диапазоне положение рук и ног, снаружи — силикон. Теперь, конечно, с руками уже не очень хорошо — следствие многократных переездов. И потом, не успеешь отвернуться, как кто-то уже сложил из пальцев фигу или другие характерные жесты. В настоящих следственных экспериментах, на моей памяти, она участвовала три раза. Несколько лет назад в Шатурском районе компания молодых людей в подвале изнасиловала и убила девушку. Труп оставляют там, присыпают мусором. Это наблюдает новый в компании человек; его запугивают, у него начинаются душевные муки. В ходе расследования компания уверенно стоит на своем, но следователь чутьем понимает, что информация есть у того парня. Тогда он берет Ларису, сажает в дальний угол большой комнаты и вызывает его на допрос. Парень и так в тяжелом психологическом состоянии — он принимает Ларису за живую девушку и раскалывается».

Манекен старого образца

АЛЕКСЕЙ МОТЫЛЕВ: «Это самый первый наш манекен, бюджетный и очень примитивный. Его достаточно активно использовали — так, что даже голова отлетела. В Люберецком и Раменском районах Московской области действовали два маньяка. По этому делу только доказанных было 33 эпизода — по нашей практике нужно умножить это число на пять, чтобы получить реальные цифры. И все свои действия обвиняемые показывали на этом манекене. Мы говорили руководству, что нас не совсем устраивает его, скажем так, лицо. Понимаете, со злодеем надо установить психологический контакт, ведь задача — вынуть из него то, что он не хочет рассказывать, поэтому важно его не отпугнуть. Если хотите, это некое уважение к преступнику. И в суде присяжных урода показывать — тоже неуважение к суду».

Манекен мужчины

АЛЕКСЕЙ МОТЫЛЕВ: «Это типовой манекен, их закупают централизованно и распределяют по всем следственным комитетам. Шарнирному манекену, в отличие от надувного, можно придать любую позу — наклонить голову, погрузить в багажник. Часто же говорят, что все куплено, но когда вот так все детально демонстрируется, с нюансами, которых мы знать никак не можем, — все становится понятно и убедительно в механизме происшедшего. Все это сравнивается с объективными данными судмедэкспертизы. Если совпадет, значит, правду рассказывает преступник, и, может, уже встал на пусть исправления, а если нет — значит, выгораживает кого-то. Тут уже наши ребята с полиграфом за дело возьмутся».