Истории|Колонка Филиппа Бахтина

Шумеры предосторожности

ДМИТРИЙ ГОЛУБОВСКИЙ:
Фото ИТАР-ТАСС

Согласно Википедии, первым в истории борцом с коррупцией был шумерский царь Урукагина, возглавлявший во второй половине XXIV века до нашей эры город-государство Лагаш. Много веков люди боролись с этим злом, пока в IV веке до нашей эры один из индийских чиновников в трактате «Артхашастра» не признал: «имущество царя не может быть, хотя бы в малости, не присвоено ведающими этим имуществом». Опустим бесславную возню с коррупционерами в последние два тысячелетия и перенесемся в блистательный август 2010 года, когда карающий меч справедливости в руках премьер-министра Путина, наконец, снес голову тысячелетней гидре. Оказывается (слава шумерским богам!), от коррупции нас избавят мониторы.

На встрече с пострадавшими от пожара жителями деревни Моховое Луховицкого района Московской области источник всего разумного в очередной раз разверзся и сообщил следующее: «Один из самых действенных видов контроля — это организация круглосуточного, в круглосуточном режиме, наблюдения за тем, что происходит на строительных площадках. Поэтому сегодня дам соответствующие указания нашим ведомствам: на каждой — хочу это подчеркнуть: на каждой — значимой площадке установить камеры видеонаблюдения, которые будут работать круглосуточно и будут выведены три монитора (один — в Дом правительства, второй — ко мне домой, а третий монитор — в интернет, на сайт Председателя Правительства)».

Не буду в стопятнадцатый раз обличать «вертикаль власти», для антиконституционного «укрепления» которой пришлось обесценить местное самоуправление, отменить выборность губернаторов, назидательно унизить судебную систему делом Ходорковского и, для принятия гибких решений, набрать в Думу гимнасток. Но уж если вы нарочно построили государство, в котором власть сосредоточена в одной точке и ничего не воруется только в момент непосредственного, физического присутствия В. Путина на месте кражи, то, пожалуйста, не смешите публику контрмерами.

Взять, например, торговлю помидорами. Сколько нужно камер, чтобы ларек с помидорами не участвовал в коррупции? Одну камеру нужно направить на кассу — чтобы убедиться, что торговля идет с применением кассового аппарата. Вторую — нацелить на входную дверь в ларек, чтобы внутрь не вошел собирающий дань милиционер. Третью — на окошко ларька, куда милиционер может просунуть руку. Четвертую установить на таможне, через которую ввозятся помидоры. Пятую — в грузовик с помидорами, чтобы отвадить гаишников. Шестую — в налоговую инспекцию, где продавец помидоров платит налоги. Седьмую — в санэпидемстанцию. Восьмую — пожарным. Девятую еще куда-то — извините, если кого позабыл. Потом умножаем это на число ларьков с помидорами в городе. Получившееся число умножаем на количество городов (1099 городов у нас в стране, а деревни считать не будем — сами себе помидоры вырастят). Потом умножаем получившееся число на коэффициент Х, где Х — это количество камер, которые будут украдены в процессе реализации нацпроекта «Каждому помидору — по камере». И вот тогда, единовременно просматривая изображения со всех этих камер на расположенных в трех разных местах мониторах, премьер-министр России сможет эффективно решать проблему коррупции в сфере розничной торговли помидорами.

Хочу это подчеркнуть: чудовищная чушь.

Филипп Бахтин главный редактор Esquire
DanielTrabun