Истории|Колонка Филиппа Бахтина

Болевой прием

ФИЛИПП БАХТИН: «

Фоторедактор Esquire Катя Фурцева на спор выбрала удачную (с точки зрения редакции) иллюстрацию до того, как ей стали известны тема и содержание текста.

29 мая 2010 года представители творческой интеллигенции встретились в Санкт-Петербурге с Владимиром Путиным. Премьер-министру было задано немало острейших вопросов: не передохнут ли в ближайшее время все уссурийские тигры, не слишком ли уязвлены в своих правах домашние животные и можно ли артистке Арбениной кормить своих детей грудью? Премьер-министру были сообщены ошеломляющие факты: оказывается (кто бы мог подумать!), проект газпромовского небоскреба составлен с нарушением законов и не учитывает мнение общественности!

Премьер-министру была передана розовая папочка, содержащая список всероссийских преступлений и злоупотреблений (наконец-то у него откроются глаза!). И даже была предложена смелая и оригинальная мысль: а что если не побояться и все-таки провести реформу школьного образования!

На все вопросы премьер-министр ответил подробно и благожелательно, во всем проявил большую компетентность, грудью кормить разрешил и даже доверительно сообщил собравшимся свой вес — 76 килограммов.

Получилось как у Евгения Шварца, только куда задушевнее и теплее: «Мы очкарики-интеллигенты ненавидим дракона, и поэтому спрашиваем у него: можно мы придем 31 числа на митинг против дракона?» «Нет», — отвечает дракон. «Тогда давайте выпьем», — говорят очкарики-интеллигенты.

Что еще можно было бы спросить на такой встрече, если иметь в виду, что за последние годы исполнительная власть погубила в разы больше людей, чем уссурийских тигров, и что небоскреб Газпрома — это просто крошечный памятник гигантским успехам путинской политики «приватизации доходов — национализации расходов»? Открываю первый попавшийся, сегодняшний номер «Новой газеты» и формулирую, например, так: «Как получилось, что 726 миллиардов 844 миллиона 703,7 тысячи рублей, потраченных в 2010 году на национальную безопасность, все-таки не позволили офицерам Бикинского гарнизона в Хабаровском крае получать достойную зарплату, в результате чего ими были убиты, а затем, видимо, проданы в Китай на органы семь солдат срочной службы?» Понятно, что на такой вопрос не получишь ответ, а скорее получишь в глаз, но тогда уж, на мой вкус, лучше помолчать, чем блеять про тигров.

Хочу написать отдельной строкой: я никого не осуждаю.

Я понимаю, что на этой встрече делала Чулпан Хаматова, — она помогала детям. Детям нужно помочь быстро, максимально и любым способом — и если для этого нужно будет поговорить с задницей крокодила, она пойдет и поговорит с задницей крокодила. И я понимаю желание остальных добавить в общую кучу небольшую частицу своей правды и не ставлю под сомнение проявленную при этом смелость и неравнодушие, но только не понимаю, почему эту частицу правды нужно возлагать именно сюда — к огромной каменной горе вранья.

Пять лет назад, 2 сентября 2005 года у Путина состоялась другая, куда менее задушевная встреча с матерями погибших в Беслане детей. Матери спросили: Почему нет виноватых, почему никто не наказан за бездарную спецоперацию, почему никто не ответил за смерть детей, почему Дзасохов получил повышение, а Зязиков — награду? Путин ответил: У Зязикова был день рождения.

Лично у меня к этому человеку больше вопросов нет.

Филипп Бахтин главный редактор Esquire